Калининградский охотничий клуб


Не будем пускаться в затейливость


В этом году в первом номере нашего журнала была опубликована статья А. Данилкина «Трофейная охота: проблемы и перспективы».

Алексей Алексеевич Данилкин — доктор биологических наук, профессор, автор более 200 публикаций, в том числе 7 фундаментальных монографий о диких копытных животных в охотничьем хозяйстве нашей страны, один из ведущих ученых в области биологических основ охотничьего хозяйства.

В названной выше статье им дан глубокий и всесторонний анализ состояния трофейной охоты, научно обоснованы перспективы ее развития. С его выводами и предложениями мы готовы согласиться, за исключением, пожалуй, одного.

«Всех охотников, способных восхищаться красотой и гармонией природы» А. Данилкин призывает начать жить по правилам «гуманной трофейной охоты», отказаться от убийства трофейного животного. Результатом такой охоты является повешенная на стену «своя фотография с уникальным трофеем», а временно обездвиженный владелец реального трофея, очухавшись, удаляется восвояси.

Что тут сказать? Охотники никогда не станут последователями такой «гуманной трофейной охоты», они никогда не откажутся и не смогут отказаться от добычи зверей и птиц, так как тогда они перестанут быть охотниками. Они и стали охотниками именно потому, что любят животных, природу и восхищаются ее красотой.

И второе! Если «охотник» идет на «охоту» только для того, чтобы сфотографироваться на фоне трофея на обездвиженной голове обездвиженного животного, так не лучше ли ему обзавестись хорошим телевиком и добывать свои «трофеи» с помощью фотовыстрела по живому зверю?

Другой уважаемый ученый, биолог-охотовед Сергей Александрович Корытин, тоже доктор и профессор, удостоенный в нашем журнале места в рубрике «Выдающиеся отечественные охотоведы», также ратует за «охоту» без убийства.

«Теперь нужно изобрести ружье, — пишет он, — выстрел которого сшибает, а не убивает птицу. Роль дроби будет выполнять низковолновый или какой-то другой импульс, вызывающий мгновенное расстройство вестибулярного аппарата или двигательных центров у животного. Птица падает, но вскоре приходит в себя и улетает... С изобретением такого ружья проблема гуманизации охоты почти решена» (С. Корытин, «Звери и люди», Вятка, 2002).

Предложение сшибать птицу не убивая ее — очень странное и загадочное недоразумение. Представим себе быстро летящую над лесом птицу, которая, будучи «сшибленной», падает, ломая шею и крылья о ветви и стволы деревьев, а при отсутствии таких помех со всего разгона врезается в земную твердь. Такая стрельба по живым мишеням, стрельба ради стрельбы, представляется чем-то кощунственным, отталкивающе-противоестественным, никакого отношения к охоте не имеющим. Такую «охоту» ненавистники охотников и охоты будут иметь полное право назвать злой и жестокой потехой, праздной и бессмысленной забавой.

До последнего времени против убийства животных на охоте выступали маргинальные секты зеленых, отстаивающие «естественные права» «всех видов живых существ» на Земле: право на счастье, право на достоинство, право на справедливую долю благ, право на свободу животных от ответственности перед человеком и т.д. и т.п. Отвечая этим «борцам» за права животных, С. Ковалев пишет: «То, что эти критики охоты вспоминают о правах животных — либо ханжество, либо глупость. Никаких прав у животных нет и быть не может, потому что главная характеристика права — равноправие. А ведь и вошь — животное, и глисты, которых мы гоним, и комары, которых бьем, и теленок, которого едим. Так что не будем трепаться о правах». (Правозащитник Сергей Ковалев, «Прав у животных нет и быть не может». «Неделя», 8 сентября 2006 г. («Известия»).

Нужно говорить не о правах животных, а об ответственности человека за судьбу биосферы, за сохранение биологического разнообразия, за воспроизводство и рациональное использование природных, в том числе охотничье-промысловых ресурсов, за истинно гуманное отношение к животным...

Есть хорошие люди, которые искренне стремятся следовать заповеди «Не убий!». Они думают, что если они вегетарианцы, если они «никого не едят», то в нашей земной жизни они могут обойтись без убийства животных.

Лев Николаевич Толстой в молодости был горячим охотником, ему приходилось вступать в рукопашную даже с медведем. С возрастом, в пожилые годы, когда ему свое «тело надоело» и когда он «без отвращения не мог смотреть на мясное блюдо на столе», он стал вегетарианцем — не ел мяса, а затем и веганом — не ел мяса и яиц и не пил молока. И свято верил, что соблюдает заповедь «Не убий!» Но как-то, гуляя в окрестностях Ясной Поляны, он вдруг увидел и осознал, что каждая его прогулка по лесу приводит к гибели множества живых существ: муравьев, гусениц, жуков, улиток... и тогда он понял, что заповедь «Не убий!» — утопия: «Когда ходишь, нельзя обойтись не топча муравьев» (Л. Толстой).

А задумывался ли кто-нибудь еще из «никого не едящих», какое множество животных уничтожается на полях при возделывании почвы для выращивания их вегетарианской пищи, сколько земляных червей и других живых существ, обитающих в траве, на почве и в почве, гибнет и калечится под их лопатами и граблями, когда они ухаживают за садом и огородом?

Бог сотворил человека разумным, но, увы, люди пустились в большую затейливость — так, или почти так, сказано в Библии.

Нужно трезво оценивать реалии жизни, не идеализировать ее, не мечтать о том, чего никогда не будет, не пытаться изменить то, что в обозримом будущем изменить невозможно.

Внедрение в жизнь предложений наших маститых ученых привело бы к исчезновению как самой охоты, так и охотничьего хозяйства. Охотничье хозяйство — одна из сфер материального производства, сфера воспроизводства природных ресурсов, а охота — последнее, завершающее звено охотхозяйственного производства. Можно сказать и так: охота — это сбор урожая. Необходимость ежегодного сбора урожая в охотничьем хозяйстве ни у кого не вызывает сомнения: численность популяции должна приводиться в соответствие с кормовой емкостью угодий. Без добычи охотничье-промысловых животных нет и не может быть ни охоты, ни охотничьего хозяйства, так же как без сбора урожая нет и не может быть сельского хозяйства.

Друг нашего журнала, хороший писатель и прекрасный человек, борец за доброе имя охотника Олег Васильевич Волков сказал предельно кратко и точно: «Все наше питание — сплошное убийство».

Я скажу так: чтобы никого не убивать — надо не жить.

Предлагаем вниманию читателей статью Е. Берестовского «Охотничий и рыболовный туризм: две стороны одной медали», в которой обсуждаемая проблема рассматривается более широко, так как подобные коллизии стали присущи и спортивному рыболовству, и рыболовному туризму.

О. Гусев, главный редактор журнала "ОиОХ"

"Охота и охотничье хозяйство № 7 - 2007 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100