Калининградский рыболовный клуб


Рыбинка в опасности!


В октябре 2013 года между принадлежащей олигарху Алексею Мордашову группой «Свеза» и правительством Вологодской области было подписано соглашение о строительстве в регионе завода по выпуску беленой сульфатной целлюлозы. Расположение будущего завода держится в секрете, но существует реальная опасность, что его хотят строить на Рыбинском водохранилище.

Особый статус

Проектная мощность завода — миллион тонн целлюлозы ежегодно. Строительство займет не менее четырех лет и будет стоить два миллиарда долларов.

Проект активно поддерживает губернатор области Олег Кувшинников. Еще в марте 2013 года на встрече с лесопромышленниками Кувшинников объявил: «Сегодня я озвучил идею создания на Вологодчине объединения, консорциума инвесторов (иностранных в том числе), для строительства целлюлозно-бумажного комбината. Возведение ЦБК позволит создать на Вологодчине замкнутый лесопромышленный кластер!» По словам Кувшинникова, которые приводит pronedra. ru, проект строительства завода по производству целлюлозы уже получил поддержку руководства страны и находится на стадии подписания соответствующих соглашений. Его поддержали Министерство промышленности и торговли, Рослесхоз и помощник полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе.

Строить предприятие будут на условиях государственно-частного партнерства. «Наша основная задача сегодня, — сказал Кувшинников, — присвоение площадке строительства статуса особой экономической зоны. Я буду лично этот проект контролировать. Со стороны правительства уже назначен руководитель проекта, организован офис, предоставлено необходимое оборудование и персонал».

Кому это надо

Очевидно, что в строительстве заинтересован прежде всего сам Мордашов, а вместе с ним и губернатор Кувшинников. Последний, судя по его многочисленным высказываниям, вообще видит будущее региона именно в эксплуатации лесов как источника древесины.

Но помимо экономической выгоды для владельцев, новый ЦБК принесет пользу и жителям региона. По крайней мере, в этом уверен губернатор Кувшинников: «На этапе строительства завода будет трудоустроено около пяти тысяч человек. После выхода на проектную мощность предприятие обеспечит около четырехсот постоянных рабочих мест. И это без учета тех 7–8 тысяч дополнительных рабочих мест, которые будут созданы в радиусе 250–300 километров от строящегося завода в смежных и сервисных отраслях. Речь идет о лесозаготовке, транспорте и других деревоперерабатывающих производствах на территории Вологодской области».

Кроме того, губернатор обещает, что комбинат будет приносить в казну 2,5 млрд рублей налогов, из которых 1,5 млрд будут оседать в региональном бюджете.

Цена вопроса

Не секрет, что производство беленой целлюлозы оказывает сильнейшее негативное воздействие на окружающую среду. Достаточно сказать, что на разных этапах производственного цикла используется огромное количество воды, которая затем возвращается в природу. По данным ЮНЕСКО, на производство одного листа белой бумаги идет 10 л воды.

Производство основано на так называемом сульфатном, или крафт-процессе. Это термохимический процесс, в ходе которого древесная щепа обрабатывается водным раствором, содержащим гидроксид и сульфид натрия. Сточные воды, прошедшие через цеха такого комбината, несут целый букет различных химических веществ. Это диорганил- и органилсульфаты, хлориды и хлораты калия и хлора, фенолы, жирные кислоты, диоксины, тяжелые металлы и много чего еще.

Помимо загрязнения, воды отравляется и атмосфера. В воздух выбрасываются зола (сульфат и карбонат натрия), соли натрия и кальция, диоксид серы, сероводород, метилмеркаптан, диметилсульфид, диметилдисульфид, оксид углерода, хлор, диоксид хлора.

Считается, что переход на замкнутый цикл производства, когда сточные воды вообще не выводятся во внешнюю среду, может заметно снизить вредное воздействи ЦБК на природу. Однако для замкнутого водооборота при производстве беленой целлюлозы необходимо полностью отказаться от использования хлора. Принципиально это возможно: существуют схемы отбелки, в которых вместо хлора используются озон и перекись водорода. Но полностью замкнутый цикл водопотребления пока не был реализован ни на одном предприятии в мире, ни с хлорной, ни с бесхлорной отбелкой. С другой стороны, наиболее «чистые» ЦБК, в частности в Швеции, работают не по замкнутому циклу (то есть сбрасывают сточные воды в окружающую среду), но они выпускают не сульфатную, а сульфитную целлюлозу — используют принципиально иную технологию, чем планируется на ЦБК Мордашова. Да и сам Мордашов говорил в своих интервью, что на заводе будет установлена самая современная система очистки сточных вод, из чего следует, что замкнутый цикл не предполагается.

Но ни замкнутый цикл, ни какие-либо другие новейшие технологии неспособны полностью решить еще одну проблему ЦБК. Это хранение и утилизация отходов, прежде всего лигнина и шламов. Наиболее радикальный и дешевый метод — сжигание, но он сопряжен с сильнейшим загрязнением атмосферы. Именно накопившиеся за многие годы отходы стали самой тяжелой проблемой при закрытии злосчастного Байкальского ЦБК.

Конечно, все — и губернатор Кувшинников, и Мордашов, и руководство «Свезы» — все в один голос твердят, что комбинат будет построен по самому последнему слову техники и в соответствии с самыми строгими экологическими стандартами. Беда в том, что и самые строгие стандарты, даже если они неукоснительно соблюдаются, допускают определенную степень вредного воздействия на окружающую среду. Предприятие-загрязнитель просто будет этот ущерб природе «компенсировать». Например, посредством зарыбления загрязняемого водоема или через так называемые компенсационные выплаты.

Где?

Точное место строительства завода держится в секрете. По словам Кувшинникова, пока рассматриваются три варианта: Тотьма, Великий Устюг и Шекснинский район. Окончательное место строительства якобы выберут после проведения общественных слушаний и оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

Между тем есть все основания думать, что решение уже принято и завод будут строить в непосредственной близости от Рыбинского моря. Наиболее вероятное место — окрестности Шексны или Череповца. Например, Шекснинский индустриальный парк, расположенный в 35 км от Череповца на реке Шексне.

В пользу именно шекснинского или череповецкого вариантов говорит ряд фактов. Во-первых, еще в 2007 году компания «Свеза» прорабатывала проект строительства ЦБК совместно с финской «УПМ-Кюммене», и строительство тогда планировалось именно в Шекснинском районе. Помешал кризис 2008 года, и в 2009 году стороны объявили о временной приостановке реализации проекта.

Интересно также, что в ноябре 2013 года губернатор Кувшинников встречался с руководителем Федерального агентства лесного хозяйства Владимиром Лебедевым и обсуждал с ним, в частности, вопросы лесовосстановления в тех местах, где пойдет активная заготовка древесины для нужд будущего ЦБК группы «Свеза». Губернатор попросил тогда руководителя Рослесхоза рассмотреть возможность дополнительного финансирования в 2014 году лесоустроительных и кадастровых работ в Бабаевском и Череповецком районах, где, по словам Кувшинникова, зарезервирована лесосырьевая база для целлюлозного комбината. Логично предположить, что комбинат будут строить вблизи от районов лесозаготовки, что опять же говорит в пользу Шексны или Череповца.

Наконец, совсем недавно, ОАО «Северсталь» распространило официальное заявление о том, что с 1 февраля закрываются принадлежащая компании база отдыха «Рощино» и расположенный на ее территории детский оздоровительный лагерь «Орленок». В компании это решение объясняют невостребованностью услуг базы, но в Череповце ходят упорные слухи, что истинная причина совсем другая: на базе будут размещать рабочих, которые приедут на строительство ЦБК, а может быть, там будут строить и сам ЦБК.

Рощино располагается прямо на берегу Рыбинского водохранилища в месте впадения в него реки Пачи. Место не так удобно с точки зрения логистики и инфраструктуры, как тот же Шекснинский промпарк, но зато большая вода рядом, да и до железной дороги (станция Суды) всего километров сорок. К этому надо добавить, что ссылки «Северстали» на якобы невостребованность базы в Рощино выглядят совершенно неубедительно, если учесть, что местные жители, например, уже собрали больше полутора тысяч подписей под петицией против закрытия базы и детского лагеря.

Так или иначе, но вероятность того, что ЦБК хотят строить либо прямо на Рыбинском море, либо в непосредственной близости от него на Шексне, очень высока. Оба варианта неизбежно скажутся на судьбе Рыбинского водохранилища.

Череповец и без ЦБК принадлежит к числу самых грязных в экологическом отношении городов России, а вода в Рыбинском водохранилище ниже города из года в год оценивалась как «очень загрязненная», а в 2009 году стала и вовсе «грязной». Основными источниками загрязнения являются ОАО «Северсталь», предприятия по производству удобрений ОАО «Череповецкий «Азот» и ОАО «Аммофос», а также МУП «Водоканал». Неужели к этому списку добавится еще и целлюлозный комбинат?

Рыбинское море — это не просто водохранилище, «водный объект рыбохозяйственного значения». Его история связана с трагедией тысяч людей, которых лишили родной земли, когда под воду ушли сотни деревень и даже город Молога. Для людей, которые сегодня живут на его берегах, оно главный источник и необходимое условие жизни. Наконец, это водоем, которому обязан своим существованием уникальный биосферный Дарвинский заповедник. И еще, Рыбинское море — это по-настоящему культовый водоем для тысяч и тысяч рыбаков всей Центральной России.

Я обращаюсь ко всем, кто так или иначе имеет касательство к проблемам Рыбинского моря. К руководителю Росрыболовства и к руководству Ярославской и Тверской областей. К ученым Института внутренних вод в Борке. К природоохранным организациям, в первую очередь к Фонду дикой природы и Гринпис. И самое главное, я обращаюсь ко всем рыбакам и просто гражданам, даже если рыбалка для них ничего не значит. Нельзя допустить строительство целлюлозного производства ни на Шексне, ни тем более на Рыбинском водохранилище.

Больше полувека Байкальский целлюлозный комбинат отравлял своими ядовитыми стоками Байкал. Каких усилий и каких денег стоило его закрыть! Мы все должны предпринять все возможные меры для того, чтобы эта история не повторилась и на Рыбинском море.

Про налоги

Динамика выплат налога на прибыль организаций, входящих в холдинг «Северсталь», заставляет с большой осторожностью воспринимать обещания губернатора Кувшинникова относительно налоговых поступлений от нового ЦБК.

Динамика эта такая. 2008 год — 11,1 млрд рублей, 2009 г. — 0,571 млрд, 2010 г. — 4,35 млрд, 2011 г. — 4,90 млрд, 2012 г. — 0,7 млрд, 2013 г. — 0,1 млрд, в 2014–2016 года — ноль. Эти цифры были приведены в докладе начальника департамента финансов на публичных слушаниях по прогнозу социально-экономического развития Вологодской области и проекту областного бюджета на 2014 год, которые состоялись в Законодательном собрании области 12 ноября 2013 года. По данным департамента финансов, рентабельность продаж в 2008 году у «Северстали» была 30%, а в первом полугодии 2013 года — 5%, то есть упала в шесть раз, а налог на прибыль сократился в 110 раз. Цифры эти приведены на сайте КПРФ, на их основании первый секретарь вологодского обкома КПРФ Николай Жаравин потребовал от губернатора поставить вопрос о национализации предприятий Мордашова.

Как в Норвегии

Компания «Свеза» ранее ЦБК не строила и не эксплуатировала. Тем не менее гендиректор компании Андрей Кашубский уверен, что завод будет работать по самым современным мировым экологически чистым технологиям, на нем будет использована самая совершенная в мире система водоочистки. «Такие заводы, —заявил он, — стоят в Норвегии на водоемах, из которых берут питьевую воду».

В свете этих оптимистических заявлений настораживает стиль работы некоторых действующих предприятий «Свезы».

Таких, например, как Усть-Ижорский фанерный комбинат (УИФК) в Санкт- Петербурге.

Как следует из материалов гражданского дела по иску природоохранного прокурора Санкт-Петербурга к этой компании, ее работники устроили в прибрежной защитной полосе реки Большая Ижора свалку, где складировали «грунт, загрязненный древесными отходами, отходы щепы, фанеры, арматуры; бой бетона, кирпича; бытовые отходы».

Колпинский районный суд Санкт- Петербурга иск удовлетворил и обязал Усть- Ижорский комбинат в 60-дневный срок произвести работы по очистке прибрежной защитной полосы Большой Ижоры.

Может быть, Усть-Ижорский комбинат исключение? К сожалению, похоже, что нет.

Прокуратурой города Костромы проведена проверка соблюдения законодательства об охране окружающей среды еще одной «дочкой» «Свезы», компанией «Фанплит». Проверкой установлено, что на промплощадках ОАО «Фанплит» имеется 102 источника выбросов загрязняющих веществ, общий выброс вредных веществ в атмосферный воздух составляет более 3189 тонн. ОАО «Фанплит» не выполняет требования по производственному контролю за соблюдением нормативов предельно допустимых выбросов загрязняющих веществ, что создает угрозу экологической безопасности жителей города Костромы. Кроме того, организацией не соблюдаются требования законодательства в части хранения твердых промотходов различных классов опасности.

Еще одно предприятие группы «Свеза» — компания «Фанком», Свердловская область, прозводит фанеру. Летом 2013 года иск к этому предприятию подал департамент Росприроднадзора по УрФО.

По версии надзорного ведомства, «ЗАО „Фанком“ допустило несанкционированное размещение производственных отходов, самовольное перекрытие и химическое загрязнение почв», чем причинило ущерб окружающей среде на сумму более 314 млн рублей. Поскольку нарушения были устранены, суд счел, что оснований для взыскания денег с «Фанком» не имеется.

Алексей Цессарский, Председатель МОО "Союз рыболовов

"rybak-rybaka.ru" 05.02.14 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100