Калининградский рыболовный клуб


Вобла – фестиваль памяти


Воблу в Астраханском крае считают своей «национальной рыбой». Да и в разговорах жителей нашей страны «Астрахань» и «вобла» — слова-синонимы. Местные рыбаки считают, что вобла для них как самовар для жителя Тулы.

«Абырвалг»

Поводом для командировки в Астрахань послужил ежегодный Фестиваль воблы. Стоило коллегам узнать, что мне предстоит командировка в Астрахань, так тут же неоднократно прозвучали просьбы: «Воблы-то привези!» Но сначала вместо Рыбного рынка я отправился узнать у компетентных лиц сегодняшнее состояние дел в рыболовстве Астраханского края. В Каспийском научно-исследовательском институте рыбного хозяйства меня познакомили с неутешительной статистикой двух последних десятилетий. Оказывается, что промысловые уловы и запасы биоресурсов сокращаются в геометрической прогрессии. Вылов в последние годы опустился до уровня 45 тыс. тонн, правда, без учета кильки и раков. Что уж тут говорить об осетровых. Уловы их с 1993 г. снизились в 276 раз. А с 2005 г. вылов осетра осуществляется только для воспроизводства и научно-исследовательских целей. Учесть браконьерский промысел невозможно, но говорят, что Волга на территории Калмыкии попросту перегораживается сетями.

Сократилась и численность проходной сельди — некогда известного «каспийского залома». Ее вылов снизился с 4 тыс. т до 31 тонны. А белорыбица так вообще занесена в Красную книгу Астраханской области как исчезающий вид.

О каспийской килечке, пожалуй, можно только вспоминать. Анчоусной кильки, которую ловили на свет и высасывали специальными насосами, в прошлом году поймали только 3 тонны — полная катастрофа. А совсем недавно ее добывали в среднем по 140 тыс. тонн. Каспийская килька когда-то была социальным товаром, «мясом» для бедных. Как хороша она была с картошечкой! Поголовье кильки резко снизилось после массовой гибели в 1999–2000 годах. О причинах такого мора ученые говорят расплывчато. То ли вследствие «моретрясения», одного из множества мелких подводных землетрясений, произошел выброс сероводорода. То ли нефтяники активной сейсморазведкой погубили ценную рыбу. Факт остается фактом — любимой анчоусной кильки сегодня попросту нет.

С воблой тоже не все ладно. За последние 20 лет ее уловы сократились в 8 раз. В прошлом году рыбаки подняли в своих неводах чуть меньше 2,5 тыс. тонн. И некогда рыбный край добывает лишь 1% от общего вылова рыбы в стране. Доловились!

Теперь промышленный лов вынужден переориентироваться на остатки былой роскоши: это крупный частик (щука, сазан, сом и судак) и мелкий (вобла, лещ и др.).

Из досье «АН»: бешеная селедка

До конца XIX века, когда на рыбных промыслах ловили главным образом осетровых, вобла, забивавшая неводы, просто выкидывалась в реку или прямо на берег и гибла в бесчисленном множестве. Вот что отмечает писатель Александр Литвинов: «В конце прошлого века эту рыбу называли „бешенкой“, бешеной селедкой. И было за что. Шла она на нерест из Каспия в Волгу и ее притоки бешеными косяками, невзирая ни на что и не останавливаясь ни перед чем. На бешеной селедке делались бешеные деньги. За месяц путины астраханские заводчики (астраханцев в России называли чилимщиками за пристрастие к водяному ореху — чилиму) делали на вобле огромные обороты и давали работу тысячам людей: собственно рыбакам, сбивавшимся в артели, вязальщицам и чинильщицам сетей, бондарям соляных бочек, солеварам ближних соляных озер Эльтон и Баскунчак, швецам мешковин, перевозчикам, кашеварам и разному прочему обслуживающему люду».

Особенно для промысловиков стала интересна щука. Ее икра по своим характеристикам очень близка к некогда любимой и доступной черной. Видимо, щуку в перспективе ждет судьба осетров. Если, конечно, ничего не изменится к лучшему. Рыба ведь не терпит шариковского отношения к себе. Ее и так почти задушили.

Ихтиологи уверены — начать надо с равномерного сброса воды с плотин, так, чтобы половодье, столь необходимое для нереста рыб, было не скоротечным, а растянуто по времени на 65–70 дней. Именно такой срок нужен для правильного икрометания и выращивания мальков в полоях (заливных лугах с хорошей кормовой базой) и ериках (небольших реках и каналах). И конечно, углубление и чистка русел рек и речушек: рыбе для воспроизводства нужны хорошие нерестилища. Этим сегодня почти не занимаются. Для естественного воспроизводства необходимо пятьсот миллионов рублей ежегодно в течение трех лет. Потом финансирование можно будет сокращать до 100 млн. рублей. Говорить, что этой проблемой не озадачены, будет неверно. По линии Росрыболовства выделяется около 150 млн. руб., но они не всегда доходят до адресата.

С рыбой по-любительски

Рыбаки-любители та еще саранча. Ежегодно от двух до трех миллионов приезжих (москалей, как называют их местные жители) опустошают кладовые Волги. И по приблизительным подсчетам, ловят почти половину от промышленного улова. Говорить о том, что оставляют после себя гости, не стоит: мусорные кучи по берегам великой реки тянутся на десятки километров. И только иногда сильное половодье убирает следы «цивилизованных» дикарей.

«Сонник» о вобле

Увидеть во сне воблу — предвестие того, что ваши надежды на материальное благополучие не исполнятся. Если во сне вы пьете пиво с воблой, то одержите верх над своими недоброжелателями. Увидеть во сне тухлую воблу — к болезни. Покупать во сне воблу предвещает шумное застолье с близкими друзьями.

И еще один момент, касающийся любительской рыбалки. Распределяются участки реки здесь только через аукцион. Естественно, не обходится без казусов. Пример один из многих — не повезло жителям волжского поселка Янатаевка. Не достался им родной берег. И теперь они должны ехать на территорию соседнего Харабалинского района, чтобы получить разрешение на рыбалку около дома. Их участок реки отдали Харабалинской турбазе. Да и с оплатой ловли никак не разберутся. Все на усмотрение коммерсантов турбазы.

Однако пора возвращаться к Фестивалю воблы. В этом году официально в состязаниях приняли участие 370 рыболовов-спортсменов. Рыбаки из Калмыкии, Дагестана, Астраханской, Волгоградской, Ростовской областей, Ставропольского края и других российских регионов соревновались за право называться лучшими. Отдельный сектор, как всегда, был выделен для юных рыбаков. Именно они и были самыми эмоциональными. Итоги подводились по количеству пойманной рыбы. Главный приз — лодка с мотором «Ямаха».

Справка «АН»: вобла

Вобла — рыба Каспийского моря семейства карповых — составляет важный объект промысла на Нижней Волге, является подвидом плотвы. От речной плотвы отличается большой величиной. За жизнь вобла размножается в среднем 5–6 раз. Икрометание происходит единовременно в апреле-мае. Самка мечет до 33 тыс. икринок. Икра откладывается на глубину не более 50 см.

Дождь, который преследовал рыбаков, никак не сказался на азарте участников. Как говорят местные старожилы, «когда идет вобла, рыбаки разве что друг у друга на голове не стоят». Перепутанные снасти, сорвавшаяся таранька не омрачали атмосферу рыбацкого единения. Ведь вобла же идет! Но у ветеранов рыбалки лица угрюмые: «То ли было раньше!»

Борьба за главный приз завязалась между волгоградской рыбачкой Татьяной Вязигиной и астраханцем Евгением Поповым. Причем ловили они практически одинаково, «ноздря в ноздрю». И только на последних минутах удача улыбнулась местному рыбаку. Наверное, родные берега помогали. Так что главный приз — резиновая лодка с мотором — достается астраханцу. А Татьяна увезла в Волгоград эхолот. Конечно, не лодка, но тоже вещь нужная.

А я пошел искать вяленую воблу. Отсчитывая на Рыбном базаре по сто рублей за «хвост» для редакционных гурманов, я думал о том, что трудно поверить в исторический факт — когда-то воблой топили печки-буржуйки и даже «кормили» паровозные топки.

В. Речменский

"argumenti.ru" 24.04.11 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100