Калининградский рыболовный клуб


Станет ли полностью платной рыбалка в Мурманской области?


В субботу на Кольском полуострове открылся сезон семужьей рыбалки. А накануне в пресс-центре «КП» представители рыбинспекции, областной администрации и рыбацкой общественности обсудили проблемы этого вида досуга.

В «круглом столе» участвовали:

Виктория Свитина — начальник отдела организации рыболовства (во внутренних водоемах) государственного контроля и надзора за воспроизводством водных биоресурсов и сохранением среды их обитания Баренцево-Беломорского территориального управления Росрыболовства (ББТУ).

Олег Заболотский — и. о. председателя комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области.

Иван Зотов — начальник отдела сохранения водных биоресурсов, среды их обитания и организации рыболовства ФГУ «Мурманрыбвод».

Евгений Берестовский — зам. заведующего лабораторией ихтиологии ММБИ, кандидат биологических наук.

Александр Зинин — председатель Мурманского нахлыстового клуба.

Иван Матрехин — зам. председателя общественной организации «Союз саамов Мурманской области».

Что такое РПУ?

«КП»: — Слух о том, что рыбалка станет платной, всколыхнул всю Россию. В Мурманске реакция была более вялая. Наши рыбаки давно привыкли, что путевка на семгу стоит денег. Но все же, какие изменения нас ждут?

Виктория Свитина: — Объясню, как складывается ситуация в Мурманской области. У нас спортивно-любительское рыболовство основывается, в первую очередь, на вылове атлантического лосося (семги). Это ценный вид водных биоресурсов, добыча которого регулируется не только российскими правилами, но и международными нормами.

Согласно правилам рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна, добыча лосося для собственного потребления осуществляется только по лицензии на рыбопромысловых участках (РПУ), организованных на заполярных реках. Возмущение наших рыболовов преждевременно, ведь лов семги на РПУ и так платный по закону. Но в перечне водных объектов у нас есть реки и озера, которые не являются местом обитания атлантического лосося. На таких водоемах граждане могут ловить рыбу свободно и бесплатно.

Александр Зинин: — Простите, неужели у нас на всех озерах можно ловить бесплатно?

Свитина: — Нет, все-таки не на всех. У нас 35-38 РПУ на озерах. Но если учесть, что на Кольском полуострове более 100 тысяч озер, получается, что на 99 % из них рыбалка бесплатная, они являются водоемами общего пользования.

Олег Заболотский: — Надо четко отличать: у нас есть рыбалка бесплатная и есть услуги. Мы сегодня говорим об организации спортивного и любительского рыболовства — специализированного вида услуг. Вы знаете, что представители компаний, которые занимаются организацией рыболовства, даже при выдаче путевки указывают, что деньги берутся за вылов. На это природоохранная прокуратура указывала, что деньги берутся за сопутствующие услуги, а не за рыбалку. Есть водоем, есть РПУ, есть сопутствующие услуги: аренда удочек, спиннингов, палаток. За все это пользователь РПУ вправе выставить счет. Если вам эти услуги не нужны, вы вправе поехать дикарем, берете свою лодку, снаряжение, ловите так, как вам удобно. Но есть еще семга. В основном вокруг этого объекта вопрос и стоит. Лосось, согласно правилам рыболовства, должен ловиться по путевке. Собственно, даже в советское время семга бесплатной не была, были какие-то формы общественных организаций со взносами.

Если лосось не нужен...

«КП»: — Представим ситуацию: рыбак не собирается ловить семгу, но пришел на семужью реку за окушком или горбушей? Ему нужна путевка?

Заболотский: — А давайте у одного из пользователей спросим, у «Мурманрыбвода». Как они поступают?

Иван Зотов: — Ему просто надо выйти за пределы рыбопромыслового участка и ловить там. Тогда никаких вопросов не возникнет. У нас, например, Кола разделена на три участка, между ними есть довольно длительные промежутки, свободные от рыбопромысловых территорий. Карты-схемы у всех рыбаков есть.

Заболотский: — Добавлю, что в правилах есть такие вещи, как разрешение ловить на РПУ орудием, исключающем добычу семги. Если вы пришли на семужью реку со спиннингом и соответствующей блесной ловить окуня, то инспектор вам не поверит.

«КП»: — Хорошо, но что в таком случае является орудием, исключающем вылов семги? В правилах примера нет. Зимние удочки, что ли?

Заболотский: — Конечно, почему нет. Обычная удочка тоже подойдет.

Зинин: — Обычная по сравнению с чем?

Свитина: — Она должна быть с крючком, а не с блесной.

Зинин: — Мы знаем, что у нас в проходных водоемах, куда заходит семга, запрещено использование живой насадки: червя, мотыля и т.д. Возникает вопрос, чем оснастить эту удочку, чтобы не войти в противоречие с правилами?

Берестовский: — Да ничем и никогда вы не сможете ее оснастить, потому что семужья молодь на что угодно может клюнуть.

Зотов: — Надо просто выловленную рыбу отпускать, а не брать себе, тогда претензий у инспекторов не будет, даже если они на видео вашу рыбалку зафиксировали.

«КП»: — Т.е. если случайно поймали семгу, а лицензии нет, лучше отпустить?

Зотов: — Да, вы обязаны это сделать!

Заболотский: — Евгений Генрихович, а как вы, опытнейший рыбак, поступаете в таких случаях?

Берестовский: — Если я вижу, что поймал малоразмерную семгу или, не дай бог, молодь, я ее даже из воды не поднимаю, тут же отпускаю.

Заболотский: — Т.е. по принципу «поймал-отпустил»?

Берестовский: — Нет, я подчиняюсь правилам рыболовства, статье 79. Кстати, в правилах рыболовства для северного бассейна четко прописано, что путевка дается на вылов, а не на услуги.

Заболотский: — Противоречия в законодательстве, конечно, существуют. Поэтому вопрос этот сейчас обсуждается на всей территории РФ.

Берестовский: — Коль вы затронули принцип «поймал-отпустил», то позволю себе процитировать статью 74.11: запрещено выбрасывать пойманную рыбу, за исключением случаев ловли по принципу «поймал-отпустил». Так что виноват в любом случае будешь.

Заболотский: — Но все равно, если, увидев на крючке семгу, вы ее отпускаете, тогда у инспекторов к вам претензий нет.

Отчего участок на Коле стал короче

Зинин: — Накануне открытия семужьего сезона мы узнали, что участок № 1 (река Кола, у поселка Молочный) обрезан почти на километр. Вот схема «Мурманрыбвода» за прошлый год. Здесь написано: начало участка — от Золотой Ямы включительно, конец участка — 50 метров от подвесного моста. Вот карта этого года: длина та же самая — 2600 метров, но координаты, которые в этот участок внесены, уже другие. Новые границы участка — от ж/д моста до подвесного. А нижний отрезок участка — от ж/д моста до Золотой Ямы — просто исчез. Вопрос: куда пропал отрезок первого участка? Почему новые координаты участка не совпадают с его длиной?

Заболотский: — Просто вы берете документ, который уже утратил силу. Он был подписан еще губернатором Евдокимовым. Ориентируйтесь на координаты. Добавлю, этот участок от моста до Золотой, который якобы выпал, будет оформлен как отдельный и выставлен на конкурс.

Зинин: — Понятно. Второй вопрос: в Заполярье есть семужьи реки, на которых созданы рыбопромысловые участки, но пользователей на них нет. Я хочу поехать на рыбалку туда, например, на реку Эйну. Однако, поскольку нет пользователя, никто не продаст мне лицензию. Значит, приехав туда с удочкой, я становлюсь браконьером.

Свитина: — Вполне возможно.

Заболотский: — Увы, ББТУ уже четвертый раз выставляет эти речки на полуострове Рыбачий на конкурс, но их никто не берет.

Зинин: — Понятно почему, на Эйне очень маленькое стадо семги и пользователю невыгодно брать в аренду эту реку, ставить лагерь. Но почему из-за этого должны страдать рядовые рыбаки — непонятно! Перехожу к третьему вопросу. Некая компания «Спортфиш» заявила в Интернете, что они выкупили полностью участок Кола-3. Я разговаривал с их менеджером на днях. Она сказала, что лицензия для граждан России будет стоить 2500 рублей, для жителей СНГ — 4500, для иностранцев — 800 евро в неделю на группу из 5 человек. Тогда я спросил: сколько будет стоить путевка для жителей Мурманской области? На что получил ответ, что к нашей области они отношения не имеют, поэтому льгот давать местным не будут. Ответьте, кто все-таки в этом году является фактическим пользователем участка Кола-3, кто будет выдавать лицензии и почем?

Зотов: — Я о такой компании не слышал совсем! Пользователем Колы-3 является «Мурманрыбвод», мы этот участок никому не передавали, да и права такого у нас нет. Проверим ваше сообщение обязательно!

Почему турфирмы навязывают свои услуги

Берестовский: — Любой пользователь РПУ обязан создавать на нем инфраструктуру. Так?

Свитина: — Да, раньше это оговаривалось договором с фирмой. А сейчас эта норма установлена Федеральным законом о рыболовстве.

Берестовский: — Допустим, те же самые «Северные реки» имеют в пользовании треть озер, где созданы РПУ. Это очень большие пространства. Однако никакую инфраструктуру они там создавать не спешат. Туда приезжают наемники с автоматами и собирают дань: хочешь здесь рыбачить — плати за ночевку в лагере 5 тысяч рублей. Не хочешь платить — составляют протокол.

Заболотский: — Если официальные пользователи позволяют себе такие вещи — обращайтесь в природоохранную прокуратуру.

Зинин: — У нас есть реки по Терскому берегу — Варзуга, Кица, Чапома, Чаваньга — куда в принципе можно добраться. Даже рейс на Поной не таких уж заоблачных денег стоит. Но на этих реках нет свободных мест, где простой гражданин мог бы ловить рыбу, они — весь сплошной РПУ. Попав на Поной, я лицензию без услуг купить у пользователя не могу. Мне предлагают оплачивать за 1000 евро в сутки размещение в их лагере, гида, катер. Но мне это не надо! Я готов жить в палатке. Это разве не навязывание услуги? Я уж молчу про местных жителей в Каневке, например, которые живут у реки, а лицензию купить не могут.

Заболотский: — Пользователи эти вопросы решают на местах. И в Йоканьге, и в Краснощелье часть путевок дается местным жителям. Заключены договоры с местной администрацией. Два месяца назад было совещание в Краснощелье. Местные жители свои пожелания и претензии к пользователю высказали, но одновременно они говорят ему спасибо. Потому что пользователь решает какие-то социальные проблемы: берет на борт вертолета, когда им надо, помогает с работой и т. д.

Зинин: — Ну, вы же уходите от темы. Я понимаю, когда с туриста, прилетевшего из Германии, дерут по 1000 евро, но почему я, гражданин России, обязан столько платить за навязываемые услуги?

Заболотский: — По статистике, кстати, число иностранных туристов и отечественных, приезжающих на заполярную рыбалку, сейчас 50 на 50. Около 50 тысяч рыбаков посещает в год Мурманскую область. Более 15 миллионов рублей налогов поступает от них в областной бюджет. Это востребовано. Каждый турист оставляет здесь деньги. Поэтому говорить, что эта система плоха — нельзя. Ну, разрушим мы РПУ до основания, а что затем? На сегодняшний день в этом бизнесе не все гладко. Однако сформирован прекрасный сегмент туристического рынка, один из туристических брендов Мурманской области. Наша совместная задача — придти к компромиссу, а не разрушению.

Иван Матрехин: — В советские времена вообще семгу ловить было запрещено. Все браконьерили, кого-то сажали. Поэтому, когда появились турфирмы-пользователи РПУ, стали выделять нам лицензии, мы в этом увидели плюсы. Да, они брали нас на вертолеты бесплатно, нам выделили для лова участок длиной в 24 километра. Увы, сейчас он сокращен до 7. Турфирма забрала лучшие рыбные места — порог Женихов, например. В прошлом году местным жителям не продали ни одной путевки на семгу, толкают этим на браконьерство. А ведь оттуда в Мурманск за продуктами не съездишь.

Заболотский: — А туристические компании дают местным жителям возможность заработать?

Матрехин: — Первое время — да, трудоустраивали. Сейчас нет. Предпочитают привозить людей из Питера, из Ярославля. Возможно, это связано с незнанием английского языка. Так что социальная роль турфирм сильно преувеличена.

Правила надо менять

Берестовский: — Рыбаков в России — 25 миллионов. Это сила, это электорат. Идея о введении платной рыбалки всех взбудоражила. Сейчас создана инициативная группа, готовящая пакет предложений в Госдуму. Вот они:

1) полный отказ от платной рыбалки в том виде, в каком она есть сейчас;

2) ликвидация рыбопромысловых участков.

У нас всегда были рыболовные угодья общего пользования, участки лицензионного лова и культурные рыболовные хозяйства. Все укладывается в эти три градации. Почему вдруг появилось решение передать участки в частные руки, пусть даже на условиях аренды — уму непостижимо! Никто не покушается на туристические базы на реках, пусть будут, пусть оказывают услуги желающим, но лицензии должны стоить одинаково. Ведь как зашла речь о распределении РПУ, сразу пошли откаты коррупционные!

Зотов: — «Мурманрыбвод» тоже мог бы взвинтить цену на свои услуги, но мы понимаем, что рыбакам из Мурманска, Колы, Мурмашей они не нужны. Так что стоимость путевок на общедоступные участки на Коле останется неизменной.

Заболотский: — Иван Михайлович, а вы же еще рыбоводством занимаетесь, а не только лицензии выдаете. Много в прошлом году мальков в реки выпустили?

Зотов: — Эта наша основная обязанность. В 2010-м мы выпустили в реки Кольского полуострова больше 1 миллиона 200 тысяч мальков. В этом году мы уже выпустили 600 тысяч в реки Кола и Умба. Неделю назад выпустили мальков на Канозере.

Зинин: — В действующих правилах указан размер улова, например, кумжу можно ловить начиная от 40 см. А количество не указано. Получается, что для личного потребления, находясь более суток на водоеме, я могу хоть тонну 40-сантиметровых кумжин поймать.

Зотов: — В начале марта было выездное заседание Совета федерации в Петрозаводске по аквакультуре. Поднимали вопрос предельного размера вылова. Похоже, эта норма просто выпала при составлении действующих правил.

Зинин: — Проблема в том, что действующие правила имеют такое же отношение к спортивной рыбалке, как и семга, что лежит в «О’Кее». Их надо менять, исходя из практических предложений рыбаков. Поймите, мы же не враги природе или рыбинспекции!

Заболотский: — Хорошие слова. Введение предельной нормы вылова необходимо. Вопрос: какой она должна быть? Раньше для морской рыбалки действовало ограничение — не более 15 кг для человека в сутки. Но рыбалка вещь такая — сегодня ты эту норму за полчаса на поддев наловил, а завтра целый день зря бензин жжешь и жалеешь, что вчера больше 15 кг брать не стал. Отменить норму вообще? Тогда браконьеры будут под тонну рыбы в катер грузить и говорить, что это все для личного пользования: себе, коту и теще. Придти к золотой середине — наша задача!

Берестовский: — В Норвегии она решена элементарно. Там запрещено продавать рыбу, выловленную для личного пользования.

Зинин: — Еще один вопрос надо обсудить. Что делать с браконьерством? Очень не хватает рыбинспекторов в Заполярье. А внештатные инспектора-общественники, по сути, не имеют никаких полномочий. Я, как внештатник, могу только составить лист беседы о нарушении, и то, если товарищ, которого я поймал, согласится со мной побеседовать. Будут ли увеличивать штат инспекторов, расширять полномочия внештатных?

Свитина: — Работа в этом направлении ведется. Но тут многое зависит от правосознания граждан. Сколько не увеличивай штат инспекторов, их не хватит, если совести у рыбаков нет. Еще хочу посоветовать: обращайтесь в ББТУ со своими предложениями по охране водных биоресурсов, по изменениям в правила рыболовства. Мы все ваши идеи отдаем на экспертизу в ПИНРО, обсуждаем на ученом совете. Давайте думать вместе!

Куда обращаться со своими предложениями?

Баренцево-Беломорское управление Росрыболовства: 183038, Мурманск, ул. Коминтерна, сайт bbtu.ru

Комитет рыбохозяйственного комплекса Мурманской области: 183025, Мурманск, ул. Карла Маркса, 25а.

А. Бакуменко

"Комсомольская Правда" 16.05.11 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100