Калининградский рыболовный клуб


Клевый доход.
Спрос на коммерческую рыбалку в области есть, но заработать на ней сложно


Недавние изменения в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» не внесли ясность в регламентацию коммерческой рыбалки, но обозначили общий тренд: платных рыбных мест в будущем должно становиться все больше. Готовы ли заниматься этим бизнесом сами предприниматели — другой вопрос.

Удить и платить

Ярославским рыбакам пока переживать не о чем: в области более 4,5 тысячи водоемов, в которые можно закинуть удочку бесплатно. Для организации любительского и спортивного рыболовства предназначены 20 участков.

— Согласно поправкам в ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», принятым в 2008 году, рыбопромысловые участки можно предоставлять в пользование индивидуальным предпринимателям и юридическим лицам, — напоминает начальник Ярославского межрегионального отдела государственного контроля, надзора и охраны водных биологических ресурсов Верхневолжского территориального управления Росрыболовства Алексей Чикалев. — С пользователями мы заключаем договор на 20 лет. Они должны зарыблять водоемы, охранять их. И строить свой бизнес не на плате за выловленную рыбу, а на оказании услуг — от проката снастей до ночевки на турбазе.

Коммерческий подход к всенародно любимой забаве развивается пока в 12 клевых местах. Отдыхающие покупают путевку за 200 рублей, те, у кого есть местная прописка, рыбачат даром. В мае могут быть переданы в пользование и остальные 8 участков — на реках Векса, Кештома, Кубрь, Маткома и Сутка, озерах Сомино и Рюмниковское, а также на Рыбинском водохранилище рядом с деревней Коприно Рыбинского района. Впрочем, Чикалев не уверен, что кто-то захочет взять на себя такую ответственность.

— Мы уже выставляли эти объекты на конкурс, но не было подано ни одной заявки, — подчеркивает Чикалев. — Конечно, они неравноценные. С участком Рыбинского водохранилища на границе Некоузского и Брейтовского районов не идет в сравнение никакое озеро.

Платный водоем дает 10 рабочих мест, а то и больше. А сами «рыбацкие Мекки» могут стать катализаторами развития депрессивных районов. Между тем в культурных рыболовных хозяйствах подмечают парадокс: спрос на коммерческую рыбалку есть, но заработать на ней сложно.

Дошли до речки

ООО «Единение» получило в пользование участок реки Соти протяженностью 20,7 километра в Даниловском районе. По словам директора «Единения» Людмилы Крайновой, в прошлом году фирма продала около 5 тысяч путевок. Но даже с такими доходами убытки перевалили за полмиллиона рублей.

— Поначалу от браконьеров проходу не было. За первые 11 месяцев 40 километров сетей сняли! Причем по условиям договора инспектора рыбоохраны не обязаны нам помогать. Поэтому мы наняли частную охранную фирму. Только на это приходится тратить больше 200 тысяч рублей в год, — подсчитывает Крайнова.

Мероприятия по увеличению биопродуктивности и видового разнообразия ихтиофауны тоже стоят недешево.

— Прошлой весной мы выпускали в реку мальков и сеголетков щуки. Их заказывали в рыбопитомнике «Келноть» в Некрасовском районе, там молодь получают в инкубационном цехе, — рассказывает Людмила Крайнова. — В июне совместно с «Верхневолжрыбводом» в реку запустили молодь сазана. Все три этапа зарыбления стоили около 180 тысяч рублей.

Когда можно будет «отбить» затраты на строительство самой базы, приобретение моторных лодок, квадроциклов, снегоходов и прочей техники, в фирме прогноз не дают.

— Реальность вносит свои коррективы в наш бизнес-план, — рассуждает Крайнова. — Говорить о прибыли очень рано.

А вот ООО «Ярос-Трэйд», которое распоряжается озером Яхробольское недалеко от поселка Красный Профинтерн Некрасовского района, предстоит еще и провести «косметический ремонт» своих водных угодий.

— Надо углублять водоем, чтобы рыба могла нормально зимовать. А то сейчас большая ее часть мигрирует в соседнее озеро Шачебол — оно поглубже будет. Клиенты, естественно, вслед за ней перемещаются, — объясняет гендиректор «Ярос-Трэйд» Борис Фадеев. — Дело осложняется и тем, что в преддверии паводка Иваньковское водохранилище сбрасывает воду, и наше озеро мельчает. На сегодняшний день оно осушено до 1,2 метра. Каждый день мы по 10 прорубей делаем, чтобы кислород поступал. Но все равно идет мор.

Частные пруды

В Верхневолжском территориальном управлении Росрыболовства предупреждают: если пользователи рыбопромысловых участков не справятся с взятыми на себя обязательствами, договоры с ними расторгнут. А председатель президиума федерации рыболовного спорта Ярославской области Евгений Чабуткин считает, что нужно установить общественный контроль за теми, кто шлагбаумами преграждает путь к водоемам. Не помешали бы и четкие объяснения, что именно может быть источником их дохода.

— Допустим, я приезжаю на платный участок чисто порыбачить, никаких сопутствующих услуг мне не надо. Но с меня все равно спросят деньги. За что? Получается, что за доступ к воде. Разве это правомерно? Ведь рыба — федеральная собственность.

Совсем другое дело, по мнению Чабуткина, — частные пруды, выкопанные «своими руками». В ООО «Келнотское охотничье-рыболовное хозяйство» Некрасовского района таких пять. Водоемы, построенные в 1992 году, раньше принадлежали областному обществу охотников и рыболовов, но их содержание обходилось слишком дорого. Поэтому питомник продали новому собственнику.

В выростных, нагульных и зимовальных водоемах разводят в основном карпа. При температуре ниже 12 градусов рыба перестает питаться и уходит на зимовку. А потому с октября по май рыболовам приходится сворачивать удочки. Сезонность делает экономику хозяйства еще более уязвимой, ведь издержки и без того серьезные.

— В зоне рискованного рыбоводства на один килограмм привеса необходимо 4,7 килограмма комбикорма. Некоторых особей, производителей, мы доращиваем до 15 килограммов, — объясняет директор хозяйства Борис Куприянов. — По специальному рецепту комбикорм изготавливают в Рыбинске. Один килограмм в прошлом году стоил 11 рублей.

Но не кормом единым живы потенциальные трофеи. Насосная станция рыбопитомника должна постоянно перекачивать в пруды свежую воду из Волги. Немудрено, что келнотские рыбоводы платят за электроэнергию более 80 тысяч рублей каждый месяц.

И все же их опыт показывает: обслуживать клиентов с удочками перспективнее, чем поставлять рыбу на прилавки.

— Килограмм карпа в магазине стоит 160 рублей, при этом у нас его готовы взять максимум за 90. А все остальные — торговая наценка! — недоумевает Куприянов. — Так с чего бы это мы должны горбатиться, а коммерсанты навар ложками черпать?

Александра Смоляр

"unost-yar.ru" 20.05.11 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100