Калининградский рыболовный клуб


Сетями опутано все побережье


Сегодня из мурманского порта к архипелагу Шпицберген отправится в очередной рейс рыбоохранное судно «Анграпа». Это заключительная часть большой работы, проделанной в нынешнем году экипажем по защите водных биологических ресурсов от браконьеров. Ранее три недели, с конца июня по середину июля, судно осуществляло «боевое патрулирование» вдоль северного побережья Кольского полуострова.

И в том, что их работа необходима, инспекторы за время рейса убедились не раз. Выявлено 26 нарушений правил рыболовства, два десятка человек привлечены к административной ответственности. Наложен арест на 12 плавсредств и два лодочных двигателя. Наконец, изъято 36 сетей общей длиной более четырех километров. И даже это, увы, лишь малая толика браконьерского добра. За всеми любителями незаконно поживиться ценной рыбкой (а им ведь не абы что, семужку подавай) уследить порой просто физически невозможно.

— К сожалению, ситуация практически не меняется, — посетовал начальник рейса, главный государственный инспектор оперативного отдела контроля и охраны водных биоресурсов Александр Скорляков. — Количество рабочих мест в поселках на побережье если и увеличивается, то крайне медленно. Заметной роли в жизни местного населения это не играет. Следовательно, браконьерство для многих остается единственным средством к существованию. Приобретение путевок они считают лишней тратой и без того скудных средств. А вот поставить сети, незаконно добыть и затем продать отдыхающим в тех местах столь ценимого всеми атлантического лосося — это пожалуйста. Так и живут.

— Занимаются этим в одиночку на свой страх и риск или есть организованные преступные группировки, постоянные приезжие перекупщики?

— В отличие от камчатского краба, атлантический лосось не водится у нас в таких объемах, чтобы на его промышленном лове могла заработать крупные барыши некая «мафия». Это единичные экземпляры, да и тех из года в год становится все меньше. Имеется в виду попадающийся на северном побережье Кольского полуострова лосось. Он и вылавливаемый на Терском берегу — несколько разные популяции. В любом случае охрана необходима. И никакими жизненными перипетиями браконьерство не оправдать. Сетями опутано все побережье. А потому одна из главных наших задач — очистить его насколько возможно. Что смогли, сделали. Но я вполне допускаю: выйдем в следующий рейс, и придется все начинать сначала.

— Судно рыбоохраны, понятно, охватить постоянным контролем огромный участок береговой линии от Мотовского залива на западе до мыса Святой Нос не в состоянии. Что же, «на материке», в местах впадения рек в Баренцево море, где в основном и расставляют сети, кроме вас бороться с браконьерами некому?

— Получается, некому. В некоторых населенных пунктах вообще правоохранительных органов не осталось. Взять Дальние Зеленцы. Нынче там живут всего-то шесть человек. А раньше в поселке находился научно-исследовательский институт со своей отлаженной инфраструктурой. Теперь — лишь несколько микрофирм, организующих дайвинг и прочие развлечения для заезжих туристов. Их обслуживанием и занимаются местные жители. Типа «принеси-подай». Или Териберка. Когда там возродят жизнь газовики и нефтяники, еще неизвестно. Пока только тянут дорогу до будущей промплощадки. Чем заняться людям? Незаконным промыслом. Районный отдел милиции — в Коле. Не до побережья. Когда-то какие-никакие, но были в поселках судоремонтные, рыбоперерабатывающие предприятия. С нехваткой рабочих мест тесно увязано браконьерство. Видимо, северному побережью Кольского полуострова все еще уделяется недостаточно внимания.

— При задержании нарушителей из местных давят они на жалость, ссылаясь на перечисленные проблемы?

— Постоянно. И их можно по-человечески понять. Поэтому стараемся не угрожать карами, а действовать убеждением. Да и чем при случае припугнуть зарвавшегося нарушителя? Оружие нам не положено. Ищем компромиссы, сглаживаем острые моменты. Но принципами не поступаемся. Провинился — ответь. Когда видят, что вежливо, но строго начинаем выстраивать доказательную базу, идут на попятную, признают, что и лодка им принадлежит, и орудия лова. Тут, правда, не обходится порой без некоторого лукавства. Прямой расчет идти «в сознанку»: штрафы-то несерьезные даже по тамошним меркам, 1-2 тысячи рублей. А уж для аборигенов, поставивших дело на поток, вообще ничего. Завтра поймает на большую сумму.

Таких, сознательно ставших на путь регулярного незаконного промысла, по убеждению Александра Скорлякова, надо четко отделять от остальных и наказывать по всей строгости, невзирая на плач о жестокой судьбе безработного. Была ведь некогда и в Уголовном кодексе статья за браконьерство. Злостных нарушителей инспекторы знают в лицо, ловили не по одному разу. С такими должен быть особый разговор. Иначе так и продолжится бег по кругу.

Теперь во внутренних российских водах судно «Ольга» придет на смену «Анграпе». А сама она отправится в район Шпицбергена, где ведут промысел мурманские рыбаки-океанисты. Там задачи придется решать несколько иного плана. В своем роде продемонстрировать присутствие законной власти России в акватории, которую норвежцы считают своей и где не раз возникали инциденты с арестом отечественных судов кораблями королевской береговой охраны.

«Анграпе» уже приходилось исполнять подобную роль. И, видимо, хорошо, коли во время нынешней недолгой стоянки в родном порту экипажу от имени руководителя Росрыболовства Андрея Крайнего объявлена благодарность за успешное выполнение задач по государственному контролю за соблюдением международных договоров в сфере рыболовства и сохранении водных биоресурсов, большой вклад в развитие рыбной отрасли Мурманска.

А. Попов

"Мурманский вестник" 21.07.11 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100