Калининградский рыболовный клуб


РПУ и РУЗ - инструмент регулирования или средство наживы?


Кому и для чего нужны рыбопромысловые участки на нерестовых реках Сахалина.

Из истории вопроса

На протяжении более сотни лет промысел лосося у берегов Сахалина ведется морскими ставными неводами на рыбопромысловых участках (РПУ). В реках он всегда был запрещен, поскольку они — места нереста лососей.

Лососевые реки на Сахалине, в отличие от Камчатки, за редким исключением небольшие. Время от времени на них случаются заморы горбуши. Вызвано это совместным действием двух факторов — неблагоприятной гидрологической обстановкой (низкий уровень воды, высокая ее температура, недостаток кислорода в воде) и массовым заходом в реки горбуши на нерест.

До 2008 года на Сахалине с этой проблемой боролись следующим образом: ихтиологическая служба ФГУ «Сахалинрыбвод» отслеживала ситуацию на реках и при возникновении угрозы замора выдавала заключение о том, что в устье реки рекомендуется поставить рыбоучетное заграждение (РУЗ), по сути представляющее загородку поперек русла реки от берега до берега. Такое заграждение позволяло временно, пока не исчезнет угроза замора, ограничить заход горбуши в реку.

В 2008 году эти меры регулирования начали использоваться в массовом порядке и стали больше походить на промысел. «Фактически, — рассказал „Рыбацкой газете“ руководитель региональной общественной организации „Экологическая вахта Сахалина“ Дмитрий Лисицын, — в основе лежала коррупция, когда рыбопромышленники платили за нужное заключение и за разрешение поставить РУЗ. Мы вместе со Смирныховской районной ассоциацией рыбопромышленников провели проверку на двух важных нерестовых реках и убедились, что разрешение на установку РУЗ и вычерпывание рыбы было выдано в противоречии с рекомендациями местного ихтиолога Сахалинрыбвода. То есть ихтиолог сделал заключение, что угрозы замора нет, но разрешение было выдано. Только после нашего обращения в прокуратуру и прессу РУЗы были срочно сняты».

РУЗ на упреждение

Между тем в 2009 году руководство СКТУ (Сахалино-Курильское территориальное управление Росрыболовства) и Сахалинрыбвода приняли беспрецедентное для Сахалина решение: использовать РУЗ на почти 50-ти важнейших и самых богатых реках не тогда, когда возникает угроза замора горбуши, а с самого начала хода рыбы! Смысл принятого решения состоял в том, чтобы не ждать, когда возникнет угроза замора, а предотвратить его, для чего и необходимо с самого начала нерестового хода горбуши пропускать ее в реки строго дозированно, в определенных ограниченных количествах.

Для обоснования этого решения приводились цифры о том, что воспроизводство дикой горбуши в естественных нерестилищах достигает максимальных значений только тогда, когда количество производителей составляет две рыбины на 1 кв. метр нерестилищ. Если в реке, например, есть 10 тыс. кв. м нерестилищ, то запустить в нее нужно только 20 тыс. рыб, и не больше.

Однако есть и другой смысл принятого решения, считает Лисицын. «Горбуша поднимается вверх по течению и скапливается перед загородкой, откуда ее легко и просто черпают краном с помощью сетного сачка — каплера. Это намного дешевле и проще, чем ставить ставные невода».

В чем главная опасность?

«Количество пропущенной на нерест горбуши ставится в прямую зависимость исключительно от совести и честности рыбопромышленника, потому что проконтролировать извне — сколько он пропустил в реку рыбы — практически невозможно», — говорит Дмитрий Лисицын.

Таким образом, в 2009-м в реках Сахалина фактически начался массовый промысел горбуши под видом искусственного регулирования заполнения нерестилищ. Решения об установке РУЗов принимала областная Комиссия по вылову анадромных рыб, созданная в соответствии с федеральным законом «О рыболовстве...».

Итог этой деятельности выразился в том, что, несмотря на очень большие подходы лосося на Сахалине в прошлом году, большинство рек, на которых стояли РУЗы, остались недозаполненными даже по этим очень скудным нормам — две рыбины на 1 кв. м нерестилищ. И это по официальным данным Сахалинрыбвода, которые были весьма завышенными, считает Лисицын.

«Население Сахалина было просто в шоке от такой «заботы» о реках. Ведь все прекрасно знают — загородка поперек реки и накапливание идущей на нерест рыбы перед ней — это самый страшный и опасный вид браконьерства. Но теперь это вдруг стало законным видом рыбалки, да еще под циничным флагом «спасения» реки. Фактически чиновники «спасали реки от рыбы».

Вслед за РУЗ пришли РПУ

В 2010 году эта практика продолжилась, несмотря на то, что это был четный год, а значит, нерыбный: в четные годы на Сахалине всегда приходит лосося намного меньше, чем в нечетные. Но реки все равно начали «спасать от заморов» с самого начала хода лосося. Комиссия по вылову анадромных рыб выдавала разрешение конкретным предприятиям на вылов лосося в счет промышленных квот. Реки опять остались полупустыми. Дошло даже до того, что Сахалинское министерство лесного и охотничьего хозяйства забило тревогу — голодные медведи начали все чаще выходить к поселкам, потому что не могли наловить себе достаточно рыбы.

«Пытаясь найти хоть какой-то способ воспрепятствовать этому небывалому опустошению нерестилищ, мы изучили законодательство и обнаружили, что вести промышленный вылов лососей вне рыбопромысловых участков (РПУ) запрещено, — продолжает Лисицын. — РУЗы, конечно же, ставились не на РПУ, так как ни на одной реке Сахалина никогда не было рыбопромысловых участков. „Экологическая вахта Сахалина“ обратилась в прокуратуру, и уже на уровне Генпрокуратуры было принято решение о незаконности промышленного вылова лосося в реках».

Выход из положения был найден: в начале 2011 года лоббисты промысла лосося в реках начали вводить на Сахалинских реках РПУ для промышленного лова лосося и других видов рыб. Весной 2011-го РПУ были официально созданы на 30-ти самых богатых сахалинских реках, что раскололо сообщество рыбаков и сахалинцев на два лагеря: одни выступили в защиту этого решения, другие — против. Надо сказать, резко негативную позицию заняли не только рыбаки-любители, экологические организации, коренные народы и абсолютное большинство сахалинцев, но и отдельные рыбопромышленники.

В конечном счете это противостояние вылилось в массовый митинг в Южно-Сахалинске против начала промышленного лова лосося на реках области и распределения РПУ для этого. В митинге приняло участие более 1000 человек, что для Сахалина — рекорд неофициальных митингов.

«В этом году, как и в прошлые, мы всю путину вели мониторинг заполнения нерестилищ и решений Комиссии по перекрытию рек. Нам удалось предотвратить наиболее вопиющие случаи вычерпывания ценнейших производителей лосося, но в целом ситуация еще хуже, чем в 2009 — 2010 годах», — рассказал «Рыбацкой газете» Дмитрий Лисицын. Между тем и у сторонников, и у противников промышленного лова лосося в сахалинских реках свои аргументы.

РПУ на уничтожение

(Из выступления председателя Смирныховской районной ассоциации рыбопромышленников на Сахалинском рыбохозяйственном совете).

— Промышленный и браконьерский промысел в реках по сути одинаково опасны. Отличия лишь в том, что браконьерский промысел — «чистый» криминал. Рыбу истребляют на нерестилищах организованные и неорганизованные группы браконьеров. Промышленный же промысел легально разрешен под различными предлогами, основной из которых — спасти реку от перезаполнения рыбой.

Раньше промышленный промысел в реках был менее опасен, чем браконьерский: разрешение выдавали только при 70-процентном заполнении нерестилищ, тем самым хоть немного задумываясь о воспроизводстве. В 2010 году промысел на реках был разрешен с первыми подходами рыбы, что в разы увеличило степень его опасности.

Руководство Росрыболовства давно нацелено создать промысловые участки на нерестовых реках нашей области по аналогии с Камчаткой, и этот курс вызывает особую озабоченность. Для ресурса лососевых Камчатки речные участки — «бомба» стратегического действия, а у нас эта «бомба» сработает гораздо оперативнее. Своими действиями Росрыболовство переносит промысловую нагрузку с моря в реки, не учитывая, что реки — это самое уязвимое для рыбы место. Этот самый простой и дешевый речной промысел способен уничтожить промышленное значение лососевых нашей страны.

Промысел ставными неводами в море, который устанавливается на расстоянии одного км по береговой линии от устья нерестовой реки, гарантирует сохранение всех ходов рыбы в отличие от речного промысла, при котором проход рыбы на нерестилища полностью во власти человека. Этот промысел прост и дешев, он требует в 10 раз меньше людей, чем на ставных неводах, и этим людям не нужно иметь каких-то специальных знаний. Бригада из пяти человек сетью перекрывает реку, которая не дает рыбе пройти вверх по течению, и ее скопления просто вычерпывают. Рыба достается легко, поэтому у людей не формируется уважение к ресурсу, а лишь развиваются потребности. При таком подходе через 5-7 лет у нас останется только последний, третий ход рыбы (горбуша заходит в реку на нерест в три основных хода, прим. редакции), а дальше все будет хуже. На речном промысле перегибы неизбежны, и последствия для ресурса будут трагические.

РУЗ по графику

(Из выступления руководителя ФГУ «Сахалинрыбвод» Владимира Самарского на семинаре: «Лососевая путина 2011 г.: прогнозы, промысел, охрана и роль общественности»).

— На Сахалине заморов давно не было, потому что мы своевременно их предотвращаем и проводим мероприятия, направленные на то, чтобы не допустить излишних производителей в речки. Иногда, в меженный период, в июле — начале августа даже при хороших подходах горбуши и пустых нерестилищах рыбу пускать в речки просто нельзя — вся заходящая рыба будет погибать. Именно это произошло на реке Пугачевка в 2009 году. Тогда при заполнении реки на 20% от имеющихся площадей нерестилищ произошел замор, по разным оценкам, от 130 до 150 тонн.

РУЗ сегодня — это основной после системы ставных неводов элемент регулирования захода производителей в реки. Каждый РУЗ обязательно имеет график, по которому он должен обеспечить пропуск определенной части рыбы на нерестилища исходя из динамики подходов рыбы, которую мы знаем.

До начала нерестового хода можно спланировать, сколько производителей пропустить в реку так, чтобы последние производители заполнили последние метры нерестилищ. Подобные расчеты в виде графика пропуска производителей через РУЗ давно нами используются и зарекомендовали себя с лучшей стороны. Сегодня подобная практика — единственный способ организации пропуска рыбы в реки.

При составлении графика пропуска производителей расчетная величина по количеству нерестилищ увеличивается на 20% на донерестовую гибель и на поедание птицами и другими животными. Сейчас ход горбуши предсказуемый, мы можем сказать, когда он начнется, когда закончится, когда будет пик нерестового хода. При условии регулярного контроля заполнения нерестилищ, а он нами осуществляется, постоянно происходят пешие учеты и авиаоблеты рек, мы можем вовремя скорректировать существующие графики, то есть внести корректировки в работу РУЗ, или попросту снять его.

Вернуть рекам хозяина

(Из интервью президента Ассоциации рыбопромышленников Сахалина (АРС) Александра Попова газете Сахалина «В каждый номер» (№ 13(394) от 01.04.2011 г.)).

— Раньше реки были закреплены в договорах за морскими РПУ, и все пользователи участков были обязаны содержать реки в порядке. Бардак начался с 2005 года, когда бесхозные реки раздавали направо и налево. Поголовное браконьерство стало результатом именно такой политики.

Те, кто против возврата рек рыбакам, фактически за одни разговоры о сохранении нерестилищ. Им выгодно сохранение существующего положения дел, когда процветают фирмы-однодневки. А хозяин разгонит браконьеров. Это и не устраивает тех, кто выходил митинговать на площадь.

В ходе беседы с корреспондентом газеты Александр Попов признался, что АРС против создания РПУ на реках. По его словам, это была инициатива того же Росрыболовства, и фактически выводы участников митинга совпадают с их мнением.

— Мы сопротивлялись, как могли. Условия Сахалинской области сильно отличаются от тех, что у наших соседей. В резолюции митинга выдвинуто требование к Росрыболовству закрепить реки за теми, кто имеет морские участки. Мы об этом и говорим. Только с их стороны наивно обращаться к этой организации, потому что сегодня не существует законного механизма для решения этого вопроса. Иначе мы бы давно это сделали.

Росрыболовство провело статьей закона, что лов осуществляется только на промысловых участках. Сахалин — это не только зона рискованного земледелия, но и рискованного рыбного воспроизводства. Росрыболовство говорит, что гибель рыбы в реках происходит из-за ее избыточного количества. Это безграмотная точка зрения. На самом деле это следствие плохих гидрологических условий в реках: высокой температуры, когда рыба, испытывая термический шок, погибает, и низкого содержания кислорода. При благоприятных условиях никакой гибели не будет.

Первооткрыватели Дальнего Востока отмечали изобилие рыбы, когда в поток, идущий на нерест, можно было втыкать весло. От этого никто не страдал. Поэтому пусть сначала ФАР даст определение, что считать оптимальным заполнением нерестилищ.

АРС предлагала провести научное исследование этого вопроса и провести либерализацию правил рыболовства, для того, чтобы основной упор делать на морской рыбалке. Наши предложения игнорируются. Наоборот, создаются условия для того, чтобы увеличить количество рыбы в реках. Я считаю, что таким образом речкам, где планируется создание РПУ, хотят придать коммерческую ценность.

Мы — противники создания РПУ, но в данной ситуации у нас нет другого выхода. Если бы я их и создавал, то не для промышленного лова, а для регулирования численности в случае необходимости. Но это должно быть научно обоснованно.

P.S. Конфликтные ситуации между экологическими организациями с одной стороны, и представителями рыбной отрасли в лице ее управленцев и рыбохозяйственников с другой, возникают с завидной периодичностью. Как всегда, время рассудит. Вопрос только в том, кто окажется прав.

Может, не стоит ждать суда времени, а действительно, как предложил руководитель Ассоциации рыбопромышленников Сахалина Александр Попов, изучить вопрос досконально, прежде чем коммерциализировать лососевые реки Сахалина. Ведь, не дай Бог, правы окажутся экологи.

Евгений Вовченко

"Рыбацкая газета" 24.11.11 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100