Калининградский рыболовный клуб


Интервью, которого не было


Владимир Путин не раз, в разных аудиториях и по разным поводам, высказывался по тем или иным вопросам, связанным с любительским рыболовством. Собрав эти высказывания вместе, мы вдруг поняли, что перед нами полноценное интервью, отражающее позицию премьер-министра по самым разным проблемам любительской рыбалки. Надо было только подставить соответствующие вопросы, что мы и сделали.

РР — Владимир Владимирович, когда началось ваше увлечение рыбалкой?

В. Путин — Мое увлечение активными видами отдыха началось, как и у многих людей, в юношестве, и прежде всего с книг. Я всегда любил и с удовольствием много читал Джека Лондона, Жюля Верна, Эрнеста Хэмингуэя. Их герои — смелые, находчивые люди, переживающие увлекательные приключения, — конечно, формировали и мой характер, и мое отношение к активному отдыху. Что касается рыбалки, то она мне близка, любима, и я всегда с удовольствием использую — к сожалению, очень редкую — возможность посидеть с удочкой. Еще раз повторю, этот вид активного отдыха я особенно люблю.

РР — У Вас есть любимые рыбацкие места?

В. Путин — Если серьезно, то лучшая рыбалка в мире — согласно моему личному рейтингу — в Мурманской области и в дельте реки Волга, в районе Астрахани. Огромные впечатления у меня оставила рыбалка в Республике Тыва. Там есть река Хемчик — самый крупный левый приток Верхнего Енисея, или, как его называют местные жители, Улуг-Хема. Я гарантирую всем: это незабываемый отдых, причем не только на берегах Хемчика, но и по всей Туве в целом.

РР — Как Вы можете оценить предложение ввести так называемую фиш-карту?

В. Путин — Послушайте, я не знаю, откуда возникла эта идея. Может быть, из интернета, и там тоже продвинутые люди сидят, которые знакомы с тем, как организована любительская рыбалка в других странах. Действительно, во всех европейских странах эти фиш-карты присутствуют, я сам пользовался этими фиш-картами. Но у нас все-таки немножко другая страна. У нас огромная страна, у нас люди ездят куда угодно. Понимаете? Я вот сел на самолет и полетел на рыбалку. Где мне взять эту фиш-карту? Куда бежать ее покупать где-то там? Замучаешься бегать! Понимаете? У нас совсем другая культура этого досуга.

РР — То есть Вы вообще против введения платы за любительский лов рыбы?

В. Путин — Есть люди, которые хотят порыбачить за деньги в хороших комфортных условиях. Но подавляющее большинство, почти 100% рыбаков-любителей, конечно, хотят на места традиционного лова, так же как это было десятилетиями до этого, и иметь возможность свободно рыбу ловить и не хотят за это платить. Как в некоторых местах Подмосковья — 1000–1500 рублей за какую-то там путевку, за лицензию. Они лучше возьмут рублей за 200–300 какой-нибудь витамин.

РР — Говоря о путевках за 1500 рублей, Вы имеете в виду платные пруды, «платники», которые в том же Подмосковье пользуются у рыбаков большой популярностью. Как Вы относитесь к такому бизнесу?

В. Путин — Люди пришли, взяли небольшое озеро, заплатили деньги, облагородили, запустили рыбу. Тот, кто хочет приехать, заплатить деньги и сидеть там рыбачить и в ресторанчик такого хорошего уровня сходить — ради бога. Ведь о чем речь? О том, что люди пришли, вложили деньги в приведение соответствующего водоема в нужное состояние, зарыбили это место, то есть они вложили туда свои собственные деньги.

РР — Но кроме платных прудов есть еще рыбопромысловые участки, в том числе на реках и водохранилищах. Как с ними быть?

В. Путин — Когда мы говорим об этих рыболовных участках — там никто ничего не вкладывает, как правило. Просто берут участок реки там или моря, или озера большого — и все. Садятся туда и начинают «стричь капусту», как говорят в известных кругах интеллигенции. Эти участки, кому они нужны? Я даже не понимаю, куда эти деньги поступают? Кто там собирает эти деньги, куда они поступают? Возникла угроза, что завтра грибные участки объявят какие-нибудь там платными и по грибы можно будет сходить только за деньги.

РР — Но на Кольском, например, или на Камчатке ловля лососей разрешена только по лицензиям и только на рыбопромысловых участках.

В Путин — И там тоже нужно ограничивать эти промысловые участки. Там понятно: там уникальные места. И уникальные места страна должна охранять, это понятно. Но я вас уверяю... Сколько рыболовов-любителей у нас? 20–25 миллионов. Из этих 20–25 миллионов, вы думаете, много ездит на Кольский полуостров или Дальний Восток? Люди едут рядом, где они живут.

РР — На это в Росрыболовстве нам говорят, что, если закрыть участки и не ограничивать доступ рыбаков, то на том же Кольском всю семгу сразу выловят.

В. Путин — По поводу ограничения количества рыбаков-любителей на отдельных водоемах. Вы сказали, что вот эти путевки могут играть роль такого ограничителя. Это, на мой взгляд, не очень справедливый способ ограничения, потому что он связан с уровнем денежных доходов любителя. Есть и другие способы. То есть, у тебя деньги — ты купил, а нет — пошел вон. Знаете, имея в виду, что у нас все-таки любительская рыбалка, такое демократическое времяпрепровождение... Здесь, мне кажется, по уровню материального благосостояния делить людей все-таки не нужно. Есть другие способы ограничения, чисто административного характера. Вот на водоеме столько-то народу есть — все, сказать, извините. Вне зависимости от того, сколько у тебя денег в кармане. Можно и другие способы найти защиты водоемов, надо только подумать.

РР — Но ведь среди рыболовов-любителей могут быть и такие, кто будет заниматься там браконьерством?

В Путин — Что касается того, что рыболовы-любители могут быть браконьерами... Но это не рыболовы-любители уже.

РР — Наши читатели часто спрашивают, кто придумал эти рыбопромысловые участки для любительской ловли. Чья была инициатива?

В. Путин — Не моя же! Конечно, идеи были, видимо, у авторов этого законопроекта благородные заложены: цивилизовать этот процесс, помочь людям, которые занимаются рыбалкой, любят этот вид досуга (а у нас миллионы людей этим занимаются), создать дополнительные условия для воспроизводства биоресурсов и так далее. Но во что это вылилось на самом деле, на практике, мы знаем. Я с удивлением обнаружил, что в некоторых регионах (а именно регионам было отдано право определять места для рыбалки за деньги, так прямо скажем, определять так называемые промысловые участки и выставлять их на конкурсы), в некоторых регионах почти половина водной глади, водного зеркала была передана как раз сразу коммерческим организациям для организации этих торгов. А то, что осталось вне поля коммерческой деятельности, оказалось так далеко, и не обустроено совершенно никакой инфраструктурой, что людям туда просто и добираться-то невозможно. В некоторых регионах 47% водной глади, в некоторых свыше 20%. Насколько я помню, в Казани вообще все целиком.

РР — Если не бизнес, то кто тогда будет заниматься зарыблением и другими мероприятиями по увеличению рыбьего поголовья в водоемах?

В. Путин — Что касается воспроизводства биоресурсов, то мы и так из бюджета регулярно — вот в 2011-м, в 2012 году тоже предусмотрено — выделяем по 2 млрд рублей. При этом свыше 1,5 млрд — непосредственно на воспроизводство. У нас есть возможность направить деньги на нужные нам цели. Вопрос только в том, чтобы ведомство четко и своевременно определило эти задачи.

При подготовке материала использованы отрывки из интервью В.В. Путина американскому журналу Outdoor Life и стенограмма встречи В.В. Путина с рыболовной общественностью в январе 2012 года.

"rybak-rybaka.ru" 07.02.12 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100