Калининградский рыболовный клуб


Реальные объёмы вылова омуля превышают все допустимые пределы


По оценкам учёных, количество обитающего в Байкале омуля составляет 60–70 тыс. тонн. Квота на его ежегодный вылов сейчас чуть меньше 2 тыс. тонн. Однако сколько этого главного промыслового вида вылавливается в действительности, точно не знает никто. Браконьерство, любительское рыболовство, а также урон, который наносят рыбным ресурсам Байкала обычные забытые в воде сети, по мнению специалистов, оценить невозможно. Коренные жители также расходятся в оценках: одни говорят, что омуля с каждым годом становится всё меньше, другие уверяют, что рыбы ровно столько, сколько и было всегда. «Крестьянская газета» решила разобраться в нюансах этого вопроса, а заодно выяснить, кто и по каким правилам ловит рыбу в Байкале и каким путём она попадает на столы потребителей.

«Как ловили, так и ловят»

Длина береговой линии Байкала составляет около двух тысяч километров. Сколько человек ежегодно спускают свои лодки в воду, чтобы отправиться на промысел на всём этом пространстве, никто никогда не считал. Сами прибрежные обитатели уверены, что люди, которые десятилетиями ловили рыбу, просто так отказываться от этой привычки не будут. Однако если раньше рыбный промысел был таким же привычным делом, как заготовка дров или сена, то теперь он превратился в опасный вид деятельности. «На севере Байкала ночью машины ходят по льду, жизнь кипит, все по ночам ловят омуль, а днём спят», — рассказывают рыбаки. Рыбачить ночью, по словам местных жителей, они вынуждены из-за действующего запрета на вылов.

— Раньше давали свободную лицензию, — рассказывает на условиях анонимности один из местных рыбаков, — а теперь всё стало нелегальным, ушло в тень. Но люди как ловили рыбу, так и ловят. Просто теперь все стали преступниками.

По мнению собеседника «Крестьянской газеты», виной всему неправильная политика государства в природоохранной области. «На лёд вне ледовых переправ нам тоже запрещают выезжать. Как это обычно бывает, машина утонула где-нибудь на Малом море и сразу решают запретить выезд на лёд по всему Байкалу. А в результате мы не можем нормально передвигаться», — рассказывает один из местных жителей. Говоря об этом, он как раз нарушает действующие правила ледовой безопасности — едет на «уазике» вне официально проложенной переправы.

Впрочем, это не единственный запрет, на который регулярно закрывают глаза жители берегов Байкала. Так, многие зимой продолжают ставить сети и ловить рыбу. Есть своя сеть подо льдом и у нашего собеседника. Так как безопасный ледовый покров в этом году установился поздно, поставить её ему удалось только в начале февраля. С тех пор каждые два дня он приезжает к обозначенному вешкой месту, выпиливает бензопилой несколько сантиметров намёрзшего за эти дни льда, вытягивает специальной лебёдкой сеть, в которую регулярно попадается 3–5 килограммов омуля. «Хотя омуль составляет обычно не больше 20% всего улова, очень много попадается соровой рыбы — сороги, окуней, бычков, а также голомянки», — говорит рыбак. Последней, по его словам, в этом году особенно много. «Пса ею кормлю», — объясняет назначение рыбы, которая не идёт в пищу. Пойманный омуль тоже имеет разное назначение и часто попадает отнюдь не на стол, а служит чем-то вроде развлечения для приезжих туристов, которым нравится не только посмотреть на подлёдный лов, но и поджарить на огне пару-тройку омулей.

Места надо знать

Традиционно лучшими районами для ловли омуля рыбаки называют Малое море, Чивыркуйский залив и дельту реки Селенги. Туда ездят как рыболовы-любители, так и бригады, которые занимаются омулёвым промыслом в промышленных масштабах. Впрочем, поймать несколько килограммов рыбы сегодня можно практически в любой части озера. Надо только знать, где и как ловить.

— Больше всего рыбы на мелководье, где для неё много корма, рачков, водорослей, — рассказывает один из старожилов, который также просит не указывать в тексте ни его имени, ни места жительства. — В этом смысле Большое море, где под ногами глубина 500 метров и берега, как стены, уходят отвесно вниз, не самое лучшее место для рыбалки. Сейчас рыба здесь на глубине 200–300 метров, там, где вода необходимой ей температуры — плюс четыре градуса.

По мере приближения весны, когда вода будет прогреваться, рыба постепенно начнёт подниматься вверх. В конце апреля, по прогнозам рыбаков, она уже будет на глубине 180 метров, в мае — на 100 метрах, а в июне, когда вода уже достаточно прогреется, поднимется к верхним слоям.

Однако учитывать эту сезонную миграцию подводных обитателей Байкала рыбакам приходится отнюдь не по причине научно-просветительского интереса, а из-за вполне практических целей. От места её нахождения зависит то, на какую глубину ставить сети. «Иногда ставят так называемую перетягу: две сети рядом в одну сторону, две — в другую. И тогда даже на глубине 200 метров можно поймать за раз до 100 килограммов рыбы», — рассказывает собеседник «Крестьянской газеты».

Отношение к такому промыслу у разных людей весьма неоднозначное. Так, иркутский фермер-предприниматель Сергей Перевозников, который живёт и работает в посёлке Бугульдейка, расположенном на берегу Байкала, уверен, что рыбы за последние годы стало значительно меньше. При этом наибольший урон, по словам Перевозникова, наносят как браконьеры, так и случайные рыболовы. И в первую очередь виной тому дешёвые китайские сети, которые сегодня можно свободно купить почти на любом рынке. Километры таких сетей рыбаки каждый год забывают в водах Байкала, при этом в них продолжает попадаться рыба, которая загнивает, тем самым ещё и загрязняя воду. Аналогичная проблема сейчас особенно остро стоит в Иркутском водохранилище, где ресурсов для естественного очищения воды меньше, чем в Байкале. Во время одной из проверок Западно-Байкальской природоохранной прокуратуры было обнаружено очень много таких забытых сетей. Сколько забытых, а также унесённых ветром сетей плавает в Байкале, по мнению Западно-Байкальского природоохранного прокурора Алексея Калинина, оценить практически невозможно. Но то, что эта ситуация угрожает рыбным ресурсам озера, сомнений не вызывает.

Однако, как ни парадоксально, есть и другая точка зрения. «Разговоры о том, что рыбы в Байкале становится меньше и скоро не останется совсем, шли всегда. Хотя в конце 80-х — начале 90-х годов омуля было действительно меньше и он часто попадался больной, с язвами, заражённый», — вспоминает коренная жительница Ольхонского района Нина Петрова. По её мнению, тогда виной тому был работавший почти на полную мощность Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. В районе Байкальска, Танхоя, по рассказам местных жителей, рыбы не было вообще. На Малом море омуль также достать было непросто.

— В Иркутске он вообще был большим дефицитом, — рассказывает собеседница «Крестьянской газеты», — когда-то тут был магазин «Океан», в который порой выстраивалась очередь за омулем, как в мавзолей. Рыбу тогда заготавливали на рыбозаводе в Хужире, а также в рыбоприёмных пунктах, такой в те годы работал, например, в Шиде, на Малом море. Но всё это укладывалось в ящики и вывозилось, причём, судя по всему, за пределы региона. Простому человеку в то время было практически невозможно купить рыбу.

Официальный клёв

Сейчас ситуация в корне поменялась: рыбу можно купить без особых трудностей на любом рынке, а также почти в любом посёлке по берегам Байкала, однако легальность её добычи часто вызывает сомнения. Объёмы вылова омуля сейчас регулируются вполне конкретными цифрами. Так, по данным министерства сельского хозяйства Иркутской области, за этот год в пределах региона легально может быть выловлено 374,5 тонны омуля, а также 1,45 тонны сига и чуть больше 2 тонн хариуса. Разрешённый вылов сига, омуля и хариуса на других водоёмах Иркутской области не превышает в 2012 году 8 тонн. Соответствующая квота утверждена Федеральным агентством по рыболовству, а точнее подведомственным ему Байкальским филиалом ФГУП «Госрыбцентр», и напрямую зависит от имеющихся в озере запасов рыбы, которые определяются по результатам ежегодного мониторинга. Любопытно, что, исходя из этих цифр, запасы рыбы в Байкале по сравнению даже с 2011 годом выросли, так как увеличился и размер квоты: в 2011 году она составляла для нашего региона 344,5 тонны, что на 30 тонн меньше уровня этого года. С 2009 года объём разрешённого «промыслового» вылова омуля на Байкале и вовсе повысился с 263,4 до 374,5 тонны, то есть более чем на 40%.

Впрочем, основная часть рыбы в Байкале легальным способом вылавливается сегодня всё же на территории Бурятии: на долю соседней с нами республики приходится около 80% разрешённого вылова, или больше 1,5 тыс. тонн омуля. В министерстве такое соотношение считают вполне обоснованным: «Акватория озера Байкал на территории Иркутской области занимает одну треть, а две трети находятся на территории Республики Бурятия, включая самые полноводные реки озера Байкал, являющиеся местами нереста омуля», — объясняют там.

В Иркутской области ловить рыбу на легальных условиях в этом году получили право около двух десятков организаций, а также несколько частников. В общей сложности на них приходится 343,4 тонны омуля, который за этот год может быть выловлен в Байкале. При этом в министерстве отмечают, что оставшийся официально допустимый объём добычи в течение года также может быть распределён, тем более что есть достаточно большое количество желающих получить «промышленную» квоту на его вылов. Единственным, что может помешать этому процессу, по мнению Сергея Перевозникова, является то, что для получения квоты нужно отвечать ряду требований. К примеру, необходимо наличие собственного или арендуемого рыболовного судна установленной мощности и вместимости, оборудования для хранения и складирования рыбы, отсутствие задолженности по налогам, а также нарушений правил рыболовства в предыдущие годы. Собеседник «Крестьянской газеты» считает, что перечень этих требований может выполнить далеко не каждый желающий. «Именно поэтому люди часто продолжают ловить рыбу нелегально и точно так же её сбывать посредникам», — говорит он. И в получении официального разрешения на лов рыбы они часто совсем не заинтересованы, так как это повлечёт необходимость уплаты налогов, а также другой отчётности. В этой ситуации, по мнению Перевозникова, говорить о каких-либо квотах не имеет смысла, так как реальные объёмы вылова омуля однозначно превышают все допустимые нормативными документами пределы. Впрочем, сказать, сколько именно рыбы ежегодно вылавливается в Байкале, не могут даже структуры рыбоохраны. «Реальные объёмы добычи омуля вам никто не назовёт: они могут быть в полтора раза больше, а может быть, и в два», — не смог конкретизировать директор ФГУП «Госрыбцентр» Владимир Петерфельд.

Областные власти в этой ситуации считают, что проблемы браконьерства нужно решать в комплексе. «Это прежде всего отсутствие других альтернатив в получении заработка, низкий уровень жизни населения и экологической культуры, а также высокий уровень спроса на омуль, как на продукт питания», — говорит о причинах замминистра сельского хозяйства Иркутской области Кузьма Алдаров. И браконьерство, по его мнению, будет сохраняться до тех пор, пока этому будут благоприятствовать указанные выше факторы. «Наиболее перспективным методом, способным снизить браконьерство, может стать активная позиция рыбодобывающих организаций в решении данных вопросов, в том числе с участием Ангаро-Байкальского территориального управления Федерального агентства по рыболовству», — считает он.

Татьяна Постникова

"vsp.ru" 28.03.12 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100