Калининградский рыболовный клуб


Родись, рыбка, большая и маленькая


В 2002-м прошло совещание губернаторов Ямала, Югры и Тюменской области по поводу катастрофического снижения численности стад ценных видов рыб и неудовлетворительного состояния Оби и Иртыша. Наибольшее экологическое значение эти реки имеют для наших трёх регионов и для Томской и Новосибирской областей. С учётом того, что у томичей и новосибирцев биологическая составляющая рек почти иссякла, их главной заботой остаётся уровень воды, который с каждым годом понижается.

В 2005-м под Ханты-Мансийском началась отсыпка площадки под будущий завод по воспроизводству ценных видов рыбы. Его проектированием занялся тюменский «Госрыбцентр», региональный институт «Росрыболовства». Конкурс на строительство завода выиграл «Тюменьоблстрой», который как генподрядчик и возводил корпуса на берегу одной из проток Иртыша.

— В 1970-е государство много уделяло внимания как развитию рыбохозяйственной отрасли, так и воспроизводству, — рассказывает директор Югорского рыбоводного завода Василий Сысуев. — Если строилась электростанция, то в проект включался рыборазводный завод. В том же Сургуте на ГРЭС-1 было мощное карповое хозяйство. Оно обеспечивало свежей качественной рыбой сургутян. Там был и воспроизводственный цех, который должен был компенсировать негативное воздействие ГРЭС на природу. Сейчас осталось небольшое предприятие, которое выращивает несколько десятков тонн рыбы, не идущих ни в какое сравнение с теми тысячами тонн, которые были в советское время.

В том же Ханты-Мансийске в далекие 1970-е здесь также были три воспроизводственных цеха при рыбокомбинате. В силу определенных причин они закрылись один за другим.

— В тюменском «Госрыбцентре», — продолжает Василий Сысуев, — мне удалось поговорить с человеком, который в 1970-х работал на предприятии по воспроизводству рыбы в Ханты-Мансийске. Он рассказал, что тогда были проблемы с качеством воды, которую брали из поверхностных источников. Пытались перейти на подземные источники, но не смогли добиться нормативного выхода малька. К сожалению, реформы 1980-1990-х прекратили всякие попытки создать здесь предприятие по воспроизводству рыбы.

В первую очередь на Югорском заводе будут воспроизводиться сиговые — муксун, нельма, пелядь. Кроме того, завод имеет все технологические возможности для воспроизводства тугуна, или сосьвинской сельди, и чира. Мощность завода — до 35 млн личинок сиговых и до 2,5 млн — осетровых.

Часть технологического цикла выходит за пределы заводской площадки. Что касается материала для воспроизводства, то он может приобретаться несколькими путями. Во-первых, речь надо вести о базах сбора икры на реке. Во-вторых, все заводы вынуждены формировать стадо ценных видов рыб непосредственно у себя. В Ханты-Мансийске сразу было заложено два корпуса для содержания маточного стада. Из года в год воспроизводственные заводы испытывают всё большие трудности с забором материала из живой природы. В прошлом году тот же Абалакский завод за всю летнюю кампанию сумел отловить только одну (!) взрослую самку осетра.

Кроме того, необходимо развивать гуманные технологии забора биологических половых продуктов — без убийства рыбы. Когда осетров было много, метод забора был один — потрошение. Сейчас начинают использовать УЗИ для раннего определения половой принадлежности рыб, хирургические операции, необходимые для забора половых продуктов. То есть отношение к исчезающим видам рыб связано с применением новейших достижений человеческой медицины...

Кроме добычи производителей из магистрального водоема есть проблема возврата молоди в реку. Сиговую молодь необходимо подращивать перед выпуском, и это делается в специально подготовленных пойменных водоёмах. На этапе строительства югорского завода ни то ни другое не было сделано. То есть необходима база сбора икры, чтобы отлавливать производителей, отсаживать их, транспортировать на завод, доить, закладывать икру... Есть трудности с вывозом личинки в пойменные водоемы, где она могла бы подрасти до жизнеспособного возраста. Все эти вопросы на данный момент открыты.

Технологически готовящийся к запуску Югорский завод и действующий Абалакский находятся в разных условиях. Если под Тобольском подращивание осетровой молоди ведётся в прудах, то под Ханты-Мансийском изначально предполагалось использовать для этих целей бассейны. В том и другом случае речь идёт об искусственно создаваемых водоёмах, но всё же бассейн — это пластиковое корыто, в которое насосом подаётся вода. А пруд — водоём природный, выкопанный в земле. Весной он заполняется водой и молодью, осенью спускается и мелиорируется... В прудах рыба сама добывает себе питание, рачков, личинок и прочих простейших. В бассейнах её надо кормить комбикормом. Ханты-мансийская технология сложнее, но это связано с тем, что лето здесь короче и использование прудов без подогрева, например от сбросного тепла теплоэлектростанции, проблематично.

В конце 2009-го, как планировалось, завод запустить не удалось. В ходе недавней проверки, проведенной Счетной палатой Югры, было установлено, что за весь период строительства рыборазводного завода было израсходовано 1,425 млрд рублей. Согласно заключениям независимых экспертов, запуск завода в промышленную эксплуатацию невозможен по причине неверно принятых решений на стадии проектирования и строительства завода. Во всех экспертных заключениях указывается на недостатки в системе водоснабжения, отсутствие автоматики управления водоподачи, несоответствие части рыбоводного оборудования заявленным в проекте параметрам, есть недостатки в обеспечении завода электроэнергией.

В связи с невозможностью запуска завода окружным УКСом в адрес разработчика проектной документации, «Госрыбцентра» были направлены претензии с требованием безвозмездно переделать проектную документацию в части водоочистки. Кроме того, проверяющими были предоставлены претензии УКСа в адрес строительно-монтажного управления «Тюменьоблстрой» как к подрядчику на строительстве завода. Выявлено также необоснованное использование УКСом Югры средств бюджета Тюменской области за период с 2005-го по 2010 год на общую сумму 7,716 млн рублей. Речь о необоснованном расходовании средств на оплату работ по гидронамыву территории и строительству дороги.

— Я воздержусь от оценок, плохо или хорошо сработали те и другие, — говорит Сысуев. — Это вопрос органов контроля и охраны правопорядка. У нашей команды задача другая — запустить завод. Все руководящие органы — Югры, Ямала, Тюмени и федеральные органы уверены, что завод надо достраивать.

Все имеющиеся проблемы, мешающие этому, — технологического плана, юридического, экономического, организационного — решаемы. Силами команды «Югорского рыбоводного завода» при поддержке окруженных органов власти разработан план и начат процесс реконструкции завода. Пока в штате завода 15 человек. В команду входят грамотные экономисты, юристы и бухгалтеры.

Принцип успешной реализации проекта, по словам Сысуева, очень простой: привлекай профессионалов, они скажут, как правильно делать. Далее — болеть за результат, много работать, не воровать — и тогда всё получится. Тем более что для этого имеются и необходимые ресурсы, и самая деятельная поддержка со стороны органов власти Югры.

Если говорить об изменении технологии, то тут нужно поменять практически все ранее намеченные решения. Здесь используется поверхностный водозабор из так называемого ковша, напротив которого находится асфальтобетонный завод. Вода в ковше, искусственно намытом водоеме, гидрохимически нестабильна. Ковш соединяется с протокой Ретичной, а она — с основным руслом Иртыша. Не решён вопрос о защите рыб от болезней. Кстати, стоящие рядом асфальтобетонный завод, база Вторчермета, другие предприятия не добавляют чистоты водоёму. Но они — не главная проблема загрязненности воды. Есть естественная концентрация вредных веществ — железа, марганца, меди, которые объективно присутствуют в воде, попадая туда из болот. Эти концентрации в любом случае не позволили бы запустить завод без очистных сооружений. А они, к сожалению, так и не заработали. Часть воды предусматривалось пропускать через цеха прямотоком, без дополнительной очистки. А часть думали очищать, но установку по водоподготовке запустить в эксплуатацию не удалось. С 2009 года по настоящий момент хозяйственных работ на заводе не ведётся. Имущество находится в хранении казны автономного округа, и завод поддерживается в сохранности в законсервированном состоянии.

— Сейчас осуществляется техническое проектирование, — продолжает Василий Сысуев. — В конце года готовый проект должен быть направлен на государственную экспертизу, и как только он будет утверждён собственником, рассчитываем, что в 2013-м приступим непосредственно к реконструкции. А уже в начале 2014-го будет технический пуск завода, потом начнётся его биологическая эксплуатация, заселение рыбами ценных видов. Это вполне реальные планы. Мы не открываем ничего нового, такие заводы работают и в России, и за рубежом.

Решается вопрос с комплектованием необходимым оборудованием, в частности, планируется к запуску химическая лаборатория. Команда нового предприятия формируется из грамотных специалистов. Теперь в Ханты-Мансийске практически невозможно найти рыбоводов, поэтому есть сотрудничество с тюменскими и тобольскими специалистами структур Росрыболовства — «Нижнеобьрыбвода» и «Госрыбцентра». Сложились отличные деловые отношения с их ханты-мансийскими филиалами. Поддерживаются связи с рыбоводами Астрахани, Москвы, Уфы.

— По всей стране осталось не так уж и много настоящих профи в этой области, — рассказывает директор завода. — Отрасль многие годы финансировалась по остаточному принципу, поэтому и грамотных специалистов найти с каждым годом всё труднее. Но присутствует некий оптимизм — люди есть, и им интересно заниматься этим проектом. И многие консультации получаем даже не за деньги. Людям как патриотам страны и своего дела просто интересен этот проект, им интересно помочь добрым советом.

Главное — болеть за результат, много работать и не воровать, тогда всё получится.

Тимур Волков

"t-i.ru" 11.05.12 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100