Калининградский рыболовный клуб


О создании аналога The Executive Order On Invasive Species, 1999 (USA) в российском законодательстве


Уважаемые коллеги!

Начиная с октября 2010 г. я пыталась привлечь внимание руководства страны к вопросу о введении у нас аналога указа президента Клинтона «The Executive Order on Invasive Species, 1999 (USA) — закона о сохранении экосистем страны от инвазий, намеренных (акклиматизационные работы и ненамеренных (случайно завезенных).

Первый раз отправила письмо через приемную президента Медведева в Якутске и мое письмо ушло Министерство охраны природы Республики Саха (Якутия), в Департаменте биоресурсов этого Министерства я работала. Написала не от хорошей жизни, много лет объясняла пагубность этих мероприятий, проводимых с большим размахом, но бесполезно — специалистов повыгоняли, работают теперь представители улусных администраций. Поскольку все самостийное — идет большая реклама в СМИ о необычайной пользе перевозок животных и рыбы.

Второе письмо отослала летом 2011 г, с оказией, считается, что у ФСБ свои понятия о сохранении государственной безопасности. На это письмо пришел ответ из Росрыболовства и от охотоведов МПР РФ. Суть письма в том, что такой закон нам не нужен и вообще мы утвердили «Порядок проведения акклиматизационных работ» (висит в Интернете). Я опять написала (третий раз) и мне опять ответили, что письмо мое направлено в Росрыболовство. На этом хождения по кругу решила закончить.

У меня была надежда, что президент-юрист обратит внимание на нарушение Конвенции о биологическом разнообразии, которую наша страна ратифицировала в 1995 г. и обязана ее выполнять. Теперь думаю, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

В перерыве между письмами президенту написала статью на конференцию юристов, но решила с конференцией повременить, все-таки я — ихтиолог, а не юрист. Отправляю 10-ти страничную статью и 2-х страничное письмо президенту на ваш сайт. Письмо я немного обрезала, а статью оставила в прежнем объеме, только разбила заголовками, как в газете; они об одном и том же. Две странички может прочитать каждый, десять — кому захочется.

Надеюсь привлечь внимание к современному состоянию рыбоохранного законодательства.

С уважением, Корнилова Татьяна

* * *

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Третий раз обращаюсь к Вам с вопросом об охране экосистем от инвазий — внедрения чужеродных видов, с вопросом, который должны решать, но не решают профильные ведомства. Пишу по причинам: 1) вопрос очень важный; 2)проявляю гражданскую активность, как Вы просили.

В очередной раз сообщаю о себе: я специалист с высшим профильным образованием: ихтиолог-рыбовод, с большим стажем и большим списком работ.

Первое письмо о необходимости создания закона об охране от биологических инвазий по аналогу с The Executive Order on Invasive Species, 1999 (USA) я отослала через приемную президента РФ в Якутске, но оно ушло к министру охраны природы РС(Я), в подразделении которого я работала и руководству которого (и министру) несколько лет объясняла недопустимость внедрения чужеродных видов. После этого меня уволили. Сейчас я сужусь с родным предприятием, с перспективами дойти до Страсбургского суда. Второе письмо отправила иными путями и, видимо, на него пришел ответ из Росрыболовства № 1048-пг/у04 от 14.10.2011г., а также из Минприроды РФ № 15-50/2370-ОГ от 21.10.2011 г (в приложении).

Суть писем в том, что такой закон не нужен, да и сейчас Росрыболовство этим не занимается. Иначе говоря, потом посмотрим, может и займемся, если госзаказ пробьём. На возможность «пробивания» госзаказа указывает то, что Росрыболовство приступает к формированию планов по акклиматизации по регионам и в стране в целом.

Внедрение чужеродных видов экосистемы бывает намеренным (акклиматизационные работы) и ненамеренным. Привожу примеры инвазий, намеренных и ненамеренных.

1. Акклиматизация (преднамеренная инвазия) камчатского краба в воды Северо-Запада нашей страны. Краб «пошел» в Норвегию, через несколько десятилетий размножился и стал угрозой для рыбных промыслов. Рыбаки Норвегии вышли на улицы с требованиями к Правительству страны повлиять на этот беспредел. Не потому ли отданы спорные банки Шпицбергена?

2. Пример непреднамеренных инвазий. В экосистему Азово-Черноморского бассейна с балластными водами судов попал гребневик (родственник медуз) Мнемиопсис, который освоился и начал все поедать. Уловы рыбы при этом сократились в несколько раз. Перевозки с балластными водами получили название «экологической рулетки» — неизвестно: когда, кого и откуда завезут. Позже туда же вселился гребневик Берое, который стал поедать Мнемиопсиса. При этом часть пищевой цепочки в море пошла по другому направлению. Раньше было: планктон — мирные (мелкие) рыбы — хищные (крупные) рыбы; сейчас: планктон — гребневик Мнемиопсис — гребневик Берое, оба несъедобны.

Для противодействия непреднамеренным инвазиям в мире выработаны мероприятия, но в 166-ФЗ и др. документах Росрыболовства они не отражены. Борьба с непреднамеренными инвазиями в водных экосистемах — это комплекс мер в международных соглашениях, к которым Россия не присоединилась. Хотя Росрыболовство должно было инициировать присоединение.

Преднамеренные инвазии являются делом отдельных государств, например, в США — стране со сходными проблемами, в 1999 г. был принят The Executive Order on Invasive Species.

К предотвращению обоих типов инвазий призывает международная Конвенция о биологическом разнообразии(cт. 8 п.h), Госдума РФ ее ратифицировала в 1995 г.

В соответствии с Порядком осуществления мероприятий по акклиматизации водных биоресурсов принятым 6 мая 2010 г. № 433 от всех мероприятий: от обоснования до экспертизы акклиматизационных работ, отлучены академические организации, имеющие более высокий профессиональный уровень и большую независимость; теперь все работы поручаются подразделениям Росрыболовства.

Существующее рыбоохранное законодательство не соответствует требованиям современности, нарушает международные соглашения. Его создание стало возможным в результате низкого профессионального уровня авторов нормативно-правовых документов, влияния крупных рыбопромышленников, отсутствия прозрачности в действиях Росрыболовства и возможностью получения высоких доходов за счет откатов при госзаказах.

С 1996 по 2006 гг. в ведомстве сменилось 13 руководителей, специалист из них был только один — В.А. Измайлов. В Норвегии за 100 лет на посту руководителя Департамента рыболовства сменилось 10 руководителей, неспециалистов там нет. Успехи России и Норвегии даже сравнивать неудобно, хотя нынешний взлет аквакультуры в Норвегии (и др. странах) основан на теоретических разработках отечественных специалистов во главе с Ю.П. Алтуховым.

С 2007 г. во главе ведомства работает А.А. Крайний, военный журналист с управленческим образованием, полученным в лихие годы. С 2007 г. прошло достаточно времени, чтобы определить пригодность руководителя на посту любого ведомства. Основное направление деятельности А.А. Крайнего — внедрение рыночных отношений в рыболовство, среди них — дрифтерный лов лососей, аукционы рыболовных участков, введение карт рыболова. Современными экономистами доказано, что рыночные отношения нельзя применять к ограниченным биологическим ресурсам и к рыбным в том числе: в рынке главное — прибыль, в использовании биоресурсов — эксплуатация с возможностью их сохранения в будущем. Капиталист все выловит и вложит полученную прибыль в другое направление, а государству останутся безработные рыбаки с ненужной инфраструктурой и отсутствие рыбы, т.е. снижение уровня продовольственной безопасности.

В настоящее время я понимаю, что предлагать конкретные изменения в существующее законодательство бесполезно, все утонет, как в болоте. А заниматься перепалкой с Рос-рыболовством и Минприродой РФ не имеет смысла.

Считаю, что на месте руководителя Росрыболовства должен быть профильный специалист с большим стажем работ и с ученой степенью, из науки (у них кругозор шире). Такие специалисты работают на Дальнем Востоке и работают в соответствии с международными программами. На Дальнем Востоке работал отечественный ихтиолог Юрий Петрович Алтухов, впоследствии директор Института общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН и академик РАН, им и заложены основы высокого уровня профессионализма специалистов дальневосточников.

***

Российское рыбоохранное законодательство и его проблемы

Корнилова Т.И., Общественная экологическая организация
«Экология Якутии», ecocenter1@yandex.ru

Рыба является важной составляющей питания человека, источником животного легкоусвояемого белка. Рыба содержит незаменимые аминокислоты, ряд микро- и макроэлементов; в последние годы возросла значимость северной рыбы, как поставщика полиненасыщенных жирных кислот (ПНЖК) типа «омега», которые оказывают большое влияние на обмен веществ, состояние зрения, сердечнососудистой системы, работы кишечника и др. жизненных функций человека. Входящие в состав ПНЖК докозогексаеновая и эйкозопентаеновая кислоты влияют на работу мозга, их присутствие необходимо для успешного формирования плода в организме матери. Существует теория, что человек мог стать мыслящим существом с большим объемом мозга лишь в местах, где ПНЖК с пищей можно получать в большом количестве — вблизи крупных непересыхающих водоемов: в дельтах рек, на морском побережье.

По данным ФАО (организации по вопросам продовольствия при ООН) начиная с 2006 г. в мире регистрируется постоянный рост цен на продовольствие. Это легко объяснить: население Земли растет, а количество сельскохозяйственных земель не увеличивается, поскольку все пригодные для освоения территории уже заняты. В связи с этим все больше значение приобретают местные ресурсы, в частности рыба, как стратегический самовосстанавливающийся запас продовольствия.

Рыболовство и сохранение водных биоресурсов в нашей стране регулируется федеральным законом 166-ФЗ «О рыболовстве и охране водных биоресурсов», который был принят 20 декабря 2004 г.[1], указами и постановлениями. В настоящей статье будут рассмотрены некоторые аспекты современного рыболовного законодательства, а именно 166-ФЗ и «Порядок осуществления мероприятий по акклиматизации водных биоресурсов, утвержденный приказом Росрыболовства № 433 от 6 мая 2011 г.[2].

О введении рыночных отношений в эксплуатацию ограниченных биологических (рыбных) ресурсов

Пункт 4 статьи 33.1 166-ФЗ «О рыболовстве...» говорит о том, что «Договор о закреплении долей квот добычи (вылова) водных биоресурсов может заключаться по результатам аукциона». Аукционы (тендеры) начались не сразу после выхода закона, внедрению, предшествовала подготовка материалов региональными органами. Суть аукционов и тендеров — этих рыночных методов в рыбном хозяйстве в том, чтобы выручить как можно больше средств за квоты (размер вылова) или за пользование рыбоучастком.

Если обратиться к недавнему прошлому, можно отметить, что рыбному хозяйству, как и сельскому, в развитых странах оказывалась государственная поддержка. Однако, в последние десятилетия прошлого века в ряде стран: США, Исландии, Норвегии, Новой Зеландии и некоторых других началось внедрение рыночных отношений в рыбную отрасль и финансовая поддержка со стороны государства была прекращена: с помощью аукционов и тендеров началось перераспределение того, что ранее было общим.

Специалисты в области экономики природопользования и охраны окружающей среды, перечисленных государств подробно и обстоятельно рассмотрели последствия внедрения рынка в такую весьма специфичную отрасль как рыболовство. Оказалось, что во всех странах, за исключением Норвегии, сразу принявшей превентивные меры, ситуация сложилась сходная.

Профессор Калифорнийского университета в США Мейсон Гэффни, [3]один из крупнейших специалистов в области экономики природопользования, детально исследовал этот вопрос. Он выяснил, что очень скоро права на лов рыбы перекочевали к небольшому количеству лиц, получивших меткое название «рыбаков в тапочках». Выводы, полученные М. Гэффни (2000) неутешительны: «Правительство США, передавшее практически безвозмездно в руки немногих то, что должно принадлежать обществу, в одночасье превратило некоторых из ранее скромных рыбаков в миллионеров и сделало из них пиявок-вымогателей». Рыбаки, лишенные своих «мест в рыболовстве» были вынуждены наниматься в качестве арендаторов, причем «на самых унизительных условиях». Теперь правительство США уже готово «отыграть назад» и отменить рыночные отношения в рыболовстве, однако сформировавшееся мощное лобби крупных рыбопромышленников уже не дает этого сделать.

Сходное положение, по всей видимости, складывается в данное время в Российской Федерации.

В Исландии среди рыбаков, проигравших соревнование с богачами, вначале получила распространение краткосрочная аренда, а затем и долгосрочная. При этом рыбаки стали получать за свой труд оплату в размере 50-60% от рыночной стоимости уловов. Для поддержания своего жизненного уровня рыбаки вынуждены больше работать, что стало приводить к переэксплуатации и истощению рыбных ресурсов.

Е.И. Наздратенко, бывший руководитель Госкомрыболовства, в интервью Российской газете 14 августа 2002 г говорит о вытеснении профессиональных рыбаков с мест лова на аукционах: «У рыбаков, как только цена залезает на потолок, руки опускаются Бандиты — смеются, покупают. У них даже офиса на берегу нет, фирме от роду год. Никого это не волнует».

Дэвид Томсон, рыбак и консультант ООН и международных банков в ряде стран, сравнивает захват рыбопромысловых угодий с захватом в Шотландии общинных пастбищ крупными землевладельцами и порабощение мелких фермеров в XYIII веке[4].

Приватизация рыбных ресурсов объясняется экономической эффективностью, законами рынка, однако Д. Томсон считает, что «происходящее мало напоминает и свободу и эффективность. Единственное, что можно назвать эффективным, так это открывшаяся возможность быстрой концентрации доходов в меньшем числе рук». В Шотландии скупка квот привела к разорению и запустению прибрежных рыбачьих поселков: «В этом не было никакой исторической потребности. Против местного населения объединились человеческая жадность и бюрократическая порочность, которые использовали и законодательство, и рыночное давление, чтобы истощить морские ресурсы, разрушить способ жизнедеятельности и уничтожить скромное, но социально важное малое рыболовство» [4].

От экономистов-рыночников приходится слышать, что рыночные отношения всех расставят по своим местам и автоматически решат проблемы. Фред Харрисон, директор Центра по изучению земельной политики в Великобритании, показал, что знания рыночных экономистов не подходят для эпохи экологического кризиса и к тому же сопряжены с большими затратами для общества. Этот автор считает, что эффективность и справедливость являются взаимодополняющими элементами государственного регулирования при использовании ограниченных ресурсов[5].

Для капиталиста требуется, прежде всего, прибыль и возможность получения ее в наиболее короткие сроки. Таким образом, рыбные ресурсы могут быть очень быстро истощены; особенно в северных регионах, с низкой продуктивностью и слабыми возможностями восстановления. После этого разбогатевший капиталист перестанет вкладывать средства в убыточные направления, и переведет капиталы в другую отрасль. Государству останутся безработные рыбаки, ненужная инфраструктура и отсутствие рыбы, иначе говоря — снижение продовольственной безопасности и социальные проблемы.

О профессиональном уровне аппарата Росрыболовства

166-ФЗ был принят в 2004 г., когда основные результаты внедрения рыночных отношений в рыболовство иных государств были уже известны, однако данный негативный опыт при создании закона не был учтен. Причины этого, на наш взгляд, заключаются в давлении крупных рыбопромышленников и низком профессиональном уровне руководства Федерального агентства по рыболовству (Росрыболовства).

Следует отметить, что с 1996 по 2006 гг. в ведомстве сменилось 13 руководителей, причем специалист из них был только один — В.А. Измайлов, который работал менее двух лет. С 2007 г. во главе ведомства находится А.А. Крайний, военный журналист с управленческим образованием. В Норвегии за 100 лет на посту руководителя Департамента рыболовства сменилось 10 руководителей[6], неспециалистов там нет.

Успехи Норвегии и России в рыболовстве и аквакультуре сравнению не подлежат: если в РФ уловы и производство аквакультуры колеблются возле одного уровня, то уловы лосося, например, в Норвегии за 30 лет увеличились на два порядка. Так, в 70-х гг. прошлого века уловы лосося составляли 2-3 тыс. т. в год, а в 2000 г. по данным ФАО составили 485,5 тыс.т.

Об инвазиях намеренных и ненамеренных или о нарушении Конвенции о биоразнообразии

Другой пример касается методов и порядка контроля над проникновением чужеродных видов в водные экосистемы. Следует отметить, что в современной литературе вторжение чужеродных видов в экосистемы называется инвазиями (медицинский термин, означающий заражение). Инвазии бывают ненамеренными и намеренными, в последнем случае они носят название акклиматизационных работ. В настоящее время инвазии считаются одной из основных угроз биологическому разнообразию [7, 8, 9 и др.]. Инвазии расшатывают устойчивость экосистем, способствуют снижению объема их средообразующих и продукционных услуг.

Ненамеренные инвазии — вторжение чужеродных видов в водные экосистемы происходит чаще всего при перевозке чужеродных организмов в балластных водах судов. По материалам сайта Института проблем экологии и эволюции им. А.Н Северцова РАН "расселение водных организмов обусловлено строительством каналов, созданием водохранилищ, интенсификацией транспортных перевозок и глобальным потеплением«[10]. Одним из примеров ненамеренной инвазии является внедрение в Азово-Черноморский бассейн гребневика Mnemiopsis leidyi, попавшего из Атлантики в балластных водах судов. Гребневик размножился, стал поедать планктон, являющийся пищей для рыб, икру и молодь рыб. В результате уловы рыбы на Черном море снизились в несколько раз. Позже в Черное море вселился гребневик Берое, который стал поедать Мнемиопсиса. Таким образом, часть пищевой цепочки, которая в естественном состоянии представлена как: фитопланктон — зоопланктон — рыба, пошла по другому пути: фитопланктон — зоопланктон — гребневик Мнемиопсис — гребневик Берое. Поскольку оба гребневика несъедобны, можно сделать вывод: часть пищевых ресурсов Азово-Черноморского бассейна перешла в состояние, непригодное для человека.

Несколько ранее в 60-х гг. прошлого века в Черное море с Дальнего Востока также в балластных водах была завезена рапана (моллюск), которая удачно размножилась и практически уничтожила устричные банки. Такого рода перевозки носят название «экологическая рулетка» — неизвестно: что, когда и откуда приплывет и как с этим, потом бороться.

Международное сообщество выработало ряд соглашений, в основе которых находится сброс и замена или обеззараживание балластных вод в океанских водах, до подхода к морским портам, иначе говоря, предусмотрены мероприятия, предотвращающие или снижающие возможность ненамеренных инвазий. Однако Россия до сих пор не присоединилась к этим соглашениям, а Росрыболовство не инициирует ратификацию к ним.

В российском рыбоохранном законодательстве мероприятия по предотвращению ненамеренных инвазий или снижению их действия также не предусмотрены.

Намеренные инвазии или акклиматизационные работы на территории бывшего Советского Союза в 60-80-х гг. прошлого века производились с большим размахом — до 300-350 перевозок в год. Однако при анализе проделанного было выяснено, что ожидаемого результата — увеличения уловов нигде не было достигнуто [11]. Более того, спустя десятилетия стали выясняться последствия, которые никто не мог предугадать. Рыба мельчала, поражалась гельминтозами, уловы падали. Целенаправленных наблюдений за акклиматизированными видами в нашей стране не производилось, однако сведения, представленные в некоторых работах, говорят об их отрицательной роли. Так, в работе В.И. Медведева «Сиговые в экосистеме уральского мезотрофного озера» (1990) была описана акклиматизация рипуса из Ладоги в уральские озера, проведенная в 50-х гг. ХХ в[12]. Вначале результаты были оценены как положительные, рипус удачно прижился, средний вес особей и уловы превысили таковые из маточного водоема. Однако через несколько десятков лет рыба измельчала, появились уродливые особи, повысилось заражение дифиллботриозом (паразит, функционирующий и в рыбе и в человеческом организме), уловы упали.

В другом примере [13] рассматривается вселение пеляди в оз. Сырковое для восстановления запасов этого вида, подорванных в результате зимнего замора зимой 1969-1970 гг. Как и в предыдущем примере, на первых порах средняя навеска и уловы рыбы увеличились, но через некоторое время уловы стали снижаться, средний вес рыбы и ее плодовитость уменьшились, появились уродства.

К одинаковым, казалось бы, последствиям привели совершенно разные причины: в первом случае инбридинг, во втором — аутбридинг или точнее депрессии, вызываемые близкородственным скрещиванием (инбридинг) или отдаленным скрещиванием (аутбридинг).

При инбредной депрессии происходит ухудшение продуктивных качеств рыбы: снижение длины и массы тела, плодовитости; падение иммунитета, которое приводит к широкому распространению гельминтозов; наблюдается повышенная смертность. Инбредная депрессия характеризуется укороченной продолжительностью жизненного цикла рыб. Все эти факторы приводят к падению численности рыб и снижению уловов. Большинство из вновь созданных при акклиматизационных работах маточных популяций по всей вероятности попали в «водоворот вымирания» и прекратили существование. «Водоворот вымирания» — термин, предложенный в 1986 г. двумя авторами: М.Е. Gilpin & M.E. Soule; цит. по [9], характеризует лавинообразный процесс вымирания небольших популяций. Если популяция начинает страдать от инбредной депрессии и смертность в ней повышается, то последующее снижение численности приводит к усилению инбридинга и дальнейшему снижению численно-сти и так далее — вплоть до вымирания.

Примером аутбредной депрессии, причем достаточно показательным, также может служить вселение в оз. Котокельское (Забайкалье) сазана, который стал образовывать гибриды с местными видами карповых рыб. Уловы при этом снизились примерно в пять раз [14]. Следует отметить, что при гибридизации в первом поколении отмечается гетерозис или увеличение массы тела. Эффект гетерозиса удачно использовал для иллюстрации своих «достижений» Т.Д. Лысенко; в животноводстве это принималось за создание новых пород, в растениеводстве — за создание новых сортов. Однако в последующих поколениях эти изменения не закрепляются, происходит расщепление признаков, которое сопровождается появлением уродливых гибридов и деградацией вновь созданных популяций.

В работе И.В. Нестеренко (1968) подробно описаны гибриды 2-го и следующих поколений, полученных при скрещивании сиговых видов: рипуса с чудским сигом. Данный автор отмечает многочисленные уродства, чаще всего связанные с дефектами позвоночника; при этом рыбы выглядя укороченными и горбатыми. Встречаются особи с уродливым рылом: мопсообразным, клювовидным, со слишком короткой верхней или нижней челюстью, а также двуротые, с расчлененной гиоидной дугой, с недоразвитыми плавниками и укороченной жаберной крышкой, одноглазые. Отмечены нарушения чешуйного покрова, среди личинок гибридов встречаются единично экземпляры с двумя головами.

Автор статьи отмечает, что подобные уродства не обнаружены у особей старших возрастных групп и делает вывод о том, что гибриды с такими серьезными нарушениями не могут выжить и элиминируются из популяции.

В США перевозка рыбы была довольно широко распространена в первой половине ХХ в. В настоящее время по сообщению Д. Камптона (1991) в этой стране при обнаружении в озерах чахлых гибридных популяций всю рыбу отравляют ихтиоцидом ротеноном (специализированный рыбный яд, не действующий на теплокровных)[15].

Чем расплачиваемся за акклиматизацию

В случае, если пришелец благополучно прижился в новой экосистеме, он начинает вытеснять аборигенные формы, как это случилось при вселении камчатского краба в воды Северо-Запада России. Краб благополучно акклиматизировался и двинулся в норвежские воды, где стал активно потреблять в пищу икру и молодь ценных промысловых видов рыб и портить сети. Норвежские рыбаки вышли на улицы, требуя от правительства страны принятия неотложных мер по исправлению сложившегося положения. Некоторое время спустя Российская Федерация отдала в ведение Норвегии богатые рыболовные банки Шпицбергена, спор за которые длился между рыбаками двух стран около 100 лет.

Следует отметить, что перевозки краба начались в 30-х гг. прошлого века, затем, после перерыва, вызванного войнами, возобновились в 50-х гг., иначе говоря, последствия акклиматизации сказались более, чем через 50 лет.

Современными исследованиями установлено, что экосистемы (в том числе и водные), лучше всего функционируют при естественном оптимальном биоразнообразии (БР). Снижение БР, также как и его увеличение приводят к снижению устойчивости и продуктивности экосистем.

К предотвращению обоих типов инвазий призывает международная Конвенция о биологическом разнообразии (ст. 8, п.h). Госдума РФ ратифицировала данную Конвенцию в 1995 г.[16]

Порядок проведения и контроль за акклиматизационными работами, в современном рыбоохранном законодательстве представлены в чч. 1 и 2 ст.46 166-ФЗ «О рыболовстве...», а также в «Порядке осуществления мероприятий по акклиматизации водных биоресурсов» (далее Порядок...), утвержденного приказом Росрыболовства от 6 мая 2010 г. за № 433.

Науку — прочь от рыбы

Отличительной чертой этих документов от предшествующих нормативов является непременное участие научно-исследовательских организаций, подведомственных Росрыболовству. Такие введения сразу отсекают от экспертизы акклиматизационных работ более независимые академические институты, сотрудники которых имеют к тому же более высокий уровень профессиональных знаний. П.п. 4.4 и 4.5 «Порядка ...» прямо говорят о формировании планов акклиматизационных работ в территориальных и федеральных органах Росрыболовства. Необходимо отметить, что в Соединенных Штатах — стране со сходными климатическими условиями и аналогичными проблемами в области акклиматизации, подобные работы запрещены на законодательном уровне.

Как было отмечено выше, в США в последние десятилетия XIX в. и в первой половине ХХ в. акклиматизационные работы проводились в большом объеме. Однако, в отличие от нашей страны, их последствия широко обсуждались в СМИ. В результате требований общественности составлялись программы по определению размеров ущерба и ликвидации последствий внедрения чужеродных видов в экосистемы. Финансирование работ проводилось из федерального и муниципального бюджетов. В 1991 г. группа американских специалистов обратилась к руководству государства с письмом, в котором были представлены расчеты ущерба, нанесенного биологическим ресурсам страны от внедрения чужеродных видов, с просьбой запретить акклиматизационные работы. После ряда совещаний по этой тематике в 1999 г. вышел указ президента Клинтона о защите экосистем от внедрения чужеродных видов — The Executive Order on Invasive Species, 1999.[17].

Конвенция о биологическом разнообразии, международное соглашение, принятое в 1992 г., [16] предусматривает противодействие внедрению инвазионных видов в экосистемы

Росрыболовство не считает нужным внедрения аналога The Executive Order... в российское рыбоохранное законодательство и игнорирует Конвенцию о биологическом разнообразии, международный документ, ратифицированный нашей страной в 1995 г. Напротив, руководство рыбохозяйственной отраслью планируя формирование мероприятий по масштабному проведению акклиматизационных работ — преднамеренных вторжений чужеродных видов в водные экосистемы.

Причины, заставляющие Росрыболовство заниматься акклиматизационными работами, заключаются, на наш взгляд, в следующем. Данные работы являются весьма дорогостоящими и достаточно простыми, не требующими привлечения работников высокой квалификации. Высокая стоимость данных мероприятий при отсутствии прозрачности в деятельности открывает широкий простор для «освоения» средств и «откатов». К тому же такого рода работы поднимают рейтинг Росрыболовства, как благодетеля, увеличивающего биоразнообразие и будущие уловы. Последнее может быть реализовано в условиях низкого профессионального уровня специалистов и журналистов, пишущих на эту тему, как это наблюдалось в течение ряда лет в Республике Саха (Якутия).

Другая причина заключается в том, что в первые годы акклиматизированные виды обычно дают вспышку численности, следовательно, и уловов. Северные рыбы (ненарушенные популяции остались лишь на Севере) с высоким потенциалом роста переселяются в южные, более кормные водоемы: при этом в первых поколениях обеспечивается увеличение уловов как при инбридинге — за счет лучших условий, так и при аутбридинге — за счет гетерозиса. Отрицательные показатели начинают проявляться не сразу, как показывают примеры — через несколько десятилетий, когда производители работ уже на заслуженном отдыхе и, как показывает практика, со званием заслуженных работников.

Выводы

Существующее рыбоохранное законодательство не соответствует требованиям современности, нарушает международные соглашения, его создание стало возможным в результате влияния крупных рыбопромышленников, низкого профессионального уровня авторов нормативно-правовых документов, отсутствия прозрачности в действиях Росрыболовства и возможностью получения высоких доходов.

Литература

1. 166-ФЗ «О рыболовстве и охране водных биоресурсов» Принят 20 декабря 2004 г.

2. «Порядок осуществления мероприятий по акклиматизации водных биоресурсов», утвержден приказом Росрыболовства № 433 от 6 мая 2010 г.

3. Гэффни М. Неоклассическая экономика: заговор против Генри Джорджа //За кулисами становления экономических теорий. От теории — к коррупции. Санкт-Петербург, Ф. «Земля и благосостояние общества»2000.с. 38-163.

4. Thomson D. The Sea Clearances — a Global Overview// Proceedings of Edin-burgh Conference. 2001. Glasgow, GreatBritain: Bell&BainLtd. 2003, p.106-123.

5. Харрисон Ф. Кто боится Генри Джорджа //За кулисами становления эко-номических теорий. От теории — к коррупции. Санкт-Петербург, Ф. «Земля и благосостоя-ние общества»2000.с. 15-37.

6. Макоедов А.Н., Кожемяко О.Н. Основы рыбохозяйственной политики России. 2007. 480 с.

7. Элтон Ч. Экология нашествий животных и растений. М.: Иностр. литера-тура, 1960, 280 с.

8. Алтухов Ю.П., Салменкова Е.А., ОмельченкоВ.Т. Популяционная генетика лососевых рыб, М.: Наука, 1997, 288 с.

9. Примак Р.Б. Основы сохранения биоразнообразия Москва: Издательство НУМЦ, 2002, 256 с.

10. www.sevin.ru

11. Кудерский Л.А. Акклиматизация рыб в водоемах России: состояние и пути развития// Вопросы рыболовства 2001, Т.2, № 1(5), с.6-85

12. Медведев В.И. Сиговые в экосистеме уральского мезотрофного озера //Четвертое всесоюзное совещание по биологии и биотехнике разведения сиговых рыб. Тюмень, 1990. С. 128-130.

13. Судаков В.М. О росте пеляди из оз. Сырковое //Четвертое всесоюзное со-вещание по биологии и биотехнике разведения сиговых рыб. Тюмень, 1990. С. 105-106.

14. Пронин Н.М. Об экологических последствиях акклиматизационных работ в бассейне оз. Байкал//Биологические ресурсы Забайкалья и их охрана. Улан-Удэ. БФ СО АН СССР, С. 3-18.

15. Камптон Д.Э. Естественная гибридизация и интрогрессия у рыб (методы обнаружения и генетическая интерпретация) // Популяционная генетика и управление рыбным хозяйством. М.: Агропромиздат., с. 199-233.

16. Конвенция о биологическом разнообразии — международное соглашение, принятое в Рио-де-Жанейро 5 июня 1992 года

17. The Executive Order on Invasive Species, 1999 (USA). Режим доступа: http://www.pub.weithouse.gov/GEF свободный, яз. aнг.

"fishkamchatka.ru" 02.05.12 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100