Калининградский рыболовный клуб


А браконьеры кто?!


Достаточно насыщенные, особенно в последнее время, как полемическим, так и фантастическим «жанром» материалы о браконьерах, а особенно объёмы вывозимых ими богатств в сырье и долларах поражают не только воображение, но и невольно провоцируют на уже заданный вопрос: «А браконьеры кто?!»

Перефразируя Чацкого, попутно и невольно приходит на память его характеристика правящей элиты 200 лет назад и как точно она (характеристика) проецируется на современное общество:

" Где, укажите нам, отечества отцы,

Которых мы должны принять за образцы?

Не эти ли, грабительством богаты?

Защиту от суда в друзьях нашли, в родстве,

Великолепные соорудя палаты..."

Касаясь термина «Браконьер», следует отметить, что в настоящий момент, «методический портал» открытый для международного анализа признаков идентификации как браконьерского, так и ННН промысла достаточно громоздко подходит к определению общего знаменателя, характеризующего два этих взаимно переплетающихся вида «освоения» ВБР, который лег бы в основу универсальной схемы (модели) учета его величины и объемов ресурса изымаемого данными видами промысла.

В начале 2011 года, Мария Даманаки — Комиссар Евросоюза по рыболовству пред-ложила полностью прекратить порочную практику выбросов и перелова водных биологических ресурсов Мирового океана.

Ошибка резидента!

И ее горячо и страстно, касательно выброса и перелова ВБР, поддержал крупный ученый и исследователь Дальневосточных морей, заместитель директора ТИНРО-Центра Игорь Мельников на прошедшей в марте 2011 года 2-й Международной конференции «Санкт-Петербург — морская столица России. Экология», организованной партией «Единая Россия».

В своем докладе, вызвавшем наибольший интерес со стороны иностранных наблю-дателей, Игорь Мельников, говоря о выбросах и перелове отечественными судами, в частности, отметил:

" 1. Выбросы биоресурсов. В промысловых уловах часто присутствует непригодная к выпуску конкретного вида продукции часть из числа видов, указанных в разрешительном билете (чаще всего продукция из них коммерчески менее ценна или нет соответствующего технологического оборудования для их переработки) — молодь ниже промысловой меры..."

«... Выбросы в основном связаны с особенностями технического оснащения судов технологическим оборудованием, экономическими причинами. По объему неучтенный вылов этой категории может составлять до 30 % официально показываемого вылова...»

И далее, в п.3 господин Мельников вскрывает суть «Браконьерства»:

" 3. Собственно браконьерство. Сюда относится:

— занижение вылова по сравнению с реальными показателями (разрешение на 100 т краба, вылавливают больше);

— подмена видов (разрешение выписывается на малоценные виды, например навагу, камбал или бычков, реально вылавливаются более ценные — минтай);

— собственно браконьерство — вылов без всяких разрешительных документов"

В одном из интервью заместитель Руководителя ФАР Соколов В. И. очень доходчиво и образно провел аналогию комбайна и тральщика в вопросе о проблеме перегруза сырца с рыбодобытчика на транспорт, говоря о транспортировке зерна собственно комбайном на элеватор!

Хотелось бы его поддержать и еще раз прибегнуть к комбайну, поскольку в вопросе выбросов доминирующее положение, как поясняет господин Мельников, помимо экономических причин, занимают «особенности» технического оснащения судов технологическим оборудованием, или, попросту, на судне нет соответствующего технологического оборудования для переработки сырца.

Это все равно, что Аграриям на всю страну объявить, что они зерноуборочный комбайн отправили выкапывать картошку! Поэтому до 30% ее пришлось выбросить, поскольку техническое состояние зерноуборочного комбайна не при-способлено для сбора картошки!

И это заявление господин Мельников делает Мировому сообществу, в преддверии сертификации промысловых бассейнов РФ!?

Если, со слов господина Мельникова, техническое состояние рыбодобывающего судна настолько плохо, что в силу этого 30% улова приходится выбрасывать за борт, то, позвольте, зачем тогда нашей стране такой флот, который только по техническим своим показателям уже опасен для эксплуатации изымаемых ресурсов!? И как можно говорить о сертификации при наличии таких ОПФ!?

Возможно, господину Мельникову необходимо было проконсультироваться о состоянии рыбопромыслового флота России у рыбопромышленного сообщества, у рыбаков, прежде чем с большой трибуны делать подобные заявления!

Тем более, непростительно, зачитывать такие доклады, высокому должностному лицу, — заместителю генерального директора ФГУП ТИНРО-Центра на Международной конференции, организованной партией «Единая Россия», где присутствуют иностранные наблюдатели.

А ведь согласно Кодексу ведения ответственного рыболовства ФАО (1995 год), всем государствам, следует осуществлять эффективные меры по мониторингу, контролю, надзору и обеспечению соблюдения законов в области рыболовства, включая, по возможности, программы наблюдения, системы инспектирования и мониторинга судов.

«ННН» это — браконьер, или браконьер это — «ННН»?!

На данный момент существует достаточно много намерений и желаний создать (разработать) «универсальную» методику оценки объемов нелегального промысла с учетом специфики и национальных особенностей государств-пользователей ВБР.

Употребляя термин «ННН» мы (условно) подразумеваем добывающее судно, работающее в режиме «Браконьер», деятельность которого незаконна, никем не регулируется и величина уловов никуда не со-общается.

Если взять легально работающее судно, при наличии у него всех разрешений на до-бычу ВБР и отсутствии к нему претензий в формате «ННН», оно, тем не менее, косвенно искажает фактические величины улова, не включая в отчетные документы «ВЫБРОСЫ».

Следовательно, при легальном промысле рыбодобывающего судна про-слеживается факт «несообщаемой» части улова и прилова, что уже можно отнести к определению «ННН»!

Получается, что в двух эпизодах добычи ВБР, находящихся в разных юридических плоскостях, производятся идентичные нарушения в вышеуказанном формате.

Было бы логично, на данном этапе международного исследования факторов и при-знаков браконьерского лова биологических ресурсов Мирового Океана, хотя бы на понятийном уровне, четко разграничить представления по объему ущерба, наносимого судами работающими «незаконно» («Браконьер»), и судами, работающими легально (законно), но осуществляющими выбросы уловов за борт!

Так, еще в 2001 году элементы, составляющие понятие «ННН-промысел» («незаконный», «несообщаемый» и «нерегулируемый»), были определены в Соглашении ФАО (статья 1).

Указывалось, что «ННН-промысел» включает один или более следующих выше перечисленных видов деятельности, т. е. это делимые и самостоятельные категории, каждая из которых должна иметь сформулированные в национальном законе самостоятельные признаки.

Эти признаки должны исключать друг друга, не пересекаться и не накладываться друг на друга. Именно это и сделали государства-члены ФАО при формулировке каждого элемента понятия «ННН — промысел».

В Российской Федерации «незаконный» промысел охватывает одновременно «нерегулируемый» промысел и «несообщаемый» промысел, что, в случае введения этой нормы в закон, «браконьерством» будет считаться любое правонарушение, независимо от юридической квалификации деяния, что в разы увеличит их количество только по «предварительной» оценке контролирующих органов.

Хотелось бы отметить, что в странах ЕС, в США и в других странах-участниках ФАО употребление в отсутствие судебного акта подобных «черных ме-ток» в отношении участников отношений в области рыболовства наказуемо, поскольку все эти страны имеют реальную независимость судей и качественно иной уровень правосудия.

Браконьерский промысел, ставший сейчас глобальной проблемой, имеет место практически во всех рыбных промыслах — от рыболовства в пределах национальной юрисдикции до промыслов в открытом море.

Все в большей мере признается, что этот промысел подрывает национальные и международные меры по сохранению рыбных запасов и управлению ими и ведет к истощению ресурсов. Это, в свою очередь, ослабляет способность рыболовного сектора достигать национальные и глобальные экономические, социальные и экологические цели и создает угрозу для средств существования людей, которые зависят от рыболовства.

Незаконная добыча водных биоресурсов остается одной из главных угроз для обеспечения устойчивого рыболовства, а значит, и для миллионов людей, чей заработок на-прямую зависит от легального промысла. Несмотря на то, что ущерб, наносимый браконьерством, подсчитать довольно трудно, последние исследования ФАО в этой области свидетельствуют, что ежегодный доход от Мирового ННН-промысла составляет от 10 до 23 млрд. долларов.

При этом главным препятствием для эффективной борьбы с браконьерским выловом ВБР является недостаток информации. Несмотря на огромное количество меж-государственных соглашений о налаживании взаимодействия в области борьбы с ННН — промыслом, до сих пор не существует единой международной информационной базы, которая позволила бы идентифицировать конкретное рыболовное судно, получить информацию о его собственнике и промысловой деятельности.

ФСБ, минтай, икра минтая, КОНФИСКАЦИЯ!
(Может в консерватории что-то подправить?!)

Объемы браконьерского лова, в ИЭЗ России и континентальном шельфе по всем осваиваемым видам гидробионтов, отечественными и иностранными судами невозможно достоверно и точно отследить из-за существующей монополии контроля за отечественными ВБР со стороны подразделений ФПС ФСБ.

В сводках о пойманных браконьерах уже победоносно оглашается «изъятие» такого-то судна, нанесение ущерба ВБР в таком-то финансовом объеме, без создания условий оперативного предупреждения подразделениями ФПС факто-ров не законного лова водных биологических ресурсов как отечественными, так и иностранными судами.

Данные доблестные подразделения осуществляют слишком масштабную, иногда карательную процедуру идентификации браконьеров, как отечественных рыбодобывающих судов, так и иностранных, отдавая предпочтение конфискации рыбодобывающего судна, ограничивая процессы первичной переработки сырца на прибрежных добытчиках, что создает определенные препятствия для законопослушного рыбака, а не исключает ус-ловия для осуществления браконьерского промысла.

И, следовательно, все попытки, как Государства, так и рыбопромышленника при-влечь достойные финансовые средства в рыбный бизнес незамедлительно разбиваются о реально существующий и значительный ФАКТ воздействии на доходную часть отечественного рыбопромышленника бесконечного числа контролирующих, проверяющих, дублирующих друг друга отделов и ведомств, подразделений, управлений и т. д., которые с поразительным успехом и безнаказанно реализуют свои «полномочия» в рамках закона, сводя на нет привлекательность отрасли для инвестиций!

Виктор Кирочкини, заместитель генерального директора по ресурсным исследованиям АНО "Эко-Миссия" (Центр "Экология и Партнерство"), член ВАРПЭ, Почетный работник Рыбного хозяйства России.

"fishkamchatka.ru" 10.12.12 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100