Калининградский рыболовный клуб


Проклятие урожая


Писатель и журналист Игорь Мальцев — о том, можно ли искоренить коррупцию в рыбной отрасли.

* * *

Я понимаю, что всех волнует коррупция в Минобороны, Минздраве, Минсоцразвития, Мин Того и Мин Сего. И особенно, со вчерашнего дня коррупция в Министерстве рыболовецкой промышленности или, как оно там нынче называется, Росрыболовство. И вот что могу сказать — если про коррупцию (не считая шикарных адмиральских дач в Переделкино) в Минобороны при советской власти и после нее некоторое время было принято думать, как о фантастическом кошмаре и небывальщине, но МРХ — Министерство Рыбного Хозяйства — всегда было проклятым местом. Вот просто — проклятым, от киля до клотика.

Потому, что все старательно делают вид, что не находят ничего странного, что в стране с огромным рыболовным флотом, с огромными морями, полными рыбы, население с советских времен пичкают морожеными глыбами с рыбой и консервами «Частик в томате». Что ничего как бы странного, что рыбу для ресторанов привозят из-за границы. И о свежих морепродуктах местного вылова просто не идет речи. Я не говорю о, болтающемся в мутной жиже магазина «Океан», карпе из подмосковного рыбохозяйства, который был, собственно, основной свежей рыбой на этой территории, окруженной морями.

Я много лет жил на Камчатке, на которой базировались огромные конторы по вылову рыбы — «Океанрыбфлот», «Камчатрыбпром», «Тралфлот», колхоз имени Ленина (нынче ООО «Сероглазка»), которые ловили, ловили и ловили. И тем не менее, на 200-тысячный город был только один магазин, где продавали приемлемые полуфабрикаты из рыбы двух видов — лосось в кляре. Все остальное продавалось в замороженном виде или в виде консервов. А ведь есть «Сахалинрыбфлот», «Преображенская база тралового флота», Приморье, Мурманский траловый флот, Калининград. И все они были оснащены целой армадой судов — от обычного РС-300 (рыболовный сейнер 300) и СРТм (средний морозильный траулер) до БМРТ (больших морозильных траулеров), до плавбаз и плавзаводов, по размеру вполне сопоставимых с авианосцами НАТО. У жителей портовых городов, типа Петропавловска-Камчатского навсегда застыл в глазах вопрос: «А где рыба, але?». По старинному антисоветскому убеждению считалось, что вся икра и красная рыба идет прямиком в Москву и там сжирается членами ЦК КПСС и прочими топ-партейцами. Думается, что часть правды в этом была.

Поэтому на Камчатке единственная форма общения с хорошей рыбой всегда было браконьерство или общение с браконьерами. Таким образом, по всей стране никогда не было, да и сейчас нет никакой связи между российским потребителем и российским рыбопромысловиком. Забудьте увиденные вами в отпуске в Испании умилительные картины, когда утром каждый день в маленький городок приходят небольшие суда и привозят свежих креветок, европейскую дораду и прочие вкусные вещи. Россия — страна огромных холодных морей, огромного флота, огромной добычи и спускания всего этого практически в унитаз, перевода даров моря в конченный отстой. А что не отстой то конечно, под любым предлогом продается за границу. Причем, там же в море, обходя все законы.

Причина рыбного проклятия России в том, что это халявный ресурс. Как бы бесконечный, и вот он — практически на расстоянии вытянутой руки. Даже геологоразведку не надо проводить. Поэтому, невзирая на то, что существуют институты типа ТИНРО, которые как бы пишут рекомендации по вылову тех или иных пород рыб, никого это не волнует.

БМРТ вылавливает тысячи центнеров рыбы, больше, больше, больше. Это называется хищнический лов: в конце 60-х полностью уничтожили уникальное стадо жупановской селедки, потом уничтожили угольную, потом уничтожили лимноеллу, потом уничтожили престипому и так далее. Советский, русский рыболовецкий флот всегда вел хищнический лов. При этом условия ловли для самих рыбаков — самые ужасные, потому что стандартный рейс того же самого БМРТ — 150 суток. То есть, люди 5 месяцев несут вахту «шесть через шесть» , «четыре через четыре», стоя одну смену у себя в машине а следующую на разделочном конвейере, или на консервной линии, где выловленная рыба превращается в самую пошлую закуску к водке. Болтаясь в ледяном океане.

У МРХ было даже три собственных института — в Калиниграде, Владивостоке и в Петропавловске (филиал). Я не знаю, зачем пять лет учить людей ловить рыбу. Я знаю только, что один закончил я, а другой закончил журналист Олег Кашин.

Но я также знаю, что такой бесконечный поток низкокачественной рыбной продукции приносит баснословные прибыли государству, а также частным компаниям, которые раздербанили государственные флота. При этом выделяются деньги на модернизацию флота. Но модернизация невозможна, потому что существует система квот на вылов. И когда рыбодобытчик получает квоту (последние раздали в 2010-м до 2018-го) он начинает тупо набивать карманы и ему на весь этот флот по барабану.

А система квот порождает фантастическую коррупцию — и всегда порождала.

Поэтому вот мне совершенно не интересно, что очередной глава Росрыболовства попался. Он просто крайний, Андрей Крайний. Там по-другому просто не работают, и работать не могут. Рыбы типа в море много. А после нас хоть потоп.

"izvestia.ru" 17.02.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100