Калининградский рыболовный клуб


Такой закон нам не нужен


Большинство читателей наверняка в курсе, что в Госдуме находится проект закона о любительском рыболовстве. По оценкам депутатов и чиновников Министерства сельского хозяйства, законопроект будет рассмотрен в первом чтении до конца апреля. Предлагаем читателям ознакомиться с позицией Союза рыболовов относительно буквы и духа этого законопроекта.

Межрегиональная общественная организация «Союз рыболовов» выражает несогласие с внесенным Правительством законопроектом «О любительском рыболовстве».

1. Законопроект направлен фактически на закрепление действующего статус-кво рыбопромысловых участков для любительского рыболовства (РПУ для ЛиСР), вызывавших и вызывающих недовольство у большинства рыболовов по всей стране. В законопроекте под термином «рыболовный участок» идет преднамеренное смешение двух совершенно разнородных видов деятельности на водоеме: того, что ранее называлось «участок лицензионного лова» и современных «платников» (в терминологии законопроекта, «рекреационных рыболовных хозяйств» — РРХ). Наряду с предлагаемой в проекте закона возможностью организации РРХ на частях природных водоемов, данная норма приведет на практике к реорганизации нынешних РПУ для ЛиСР в РРХ, с сохранением всех свойственных РПУ проблем. Союз рыболовов выступает категорически против возможности организации РРХ на частях водоемов.

2. Отсутствуют четкие критерии, которым должен соответствовать водоем, чтобы его можно было передать под организацию РРХ: тип водоема, его размер, наличие поблизости водоема, на котором возможно осуществление свободного и бесплатного любительского рыболовства. Без установления подобных ограничений на уровне федерального закона правоприменительная практика в регионах может привести к ущемлению прав рыболовов в угоду бизнесу.

3. Отсутствуют механизмы, по которым можно было бы определять, является ли выловленная рыболовом рыба объектом зарыбления, право собственности на которую принадлежит владельцу РРХ, или объектом водных биоресурсов (ВБР), находящимся в публичной собственности.

4. Совершенно неясен смысл существования в законопроекте рыболовных участков для вылова ценных видов рыб, если рассматривать этот вопрос с точки зрения сохранения ВБР. Какая, по сути, разница: поймал рыболов рыбу (при наличии государственного разрешительного документа) на метр выше или на метр ниже границы рыболовного участка? Должны быть лишь запретные для лова места (нерестилища) — как и для всех иных водоемов, где не водятся ценные виды ВБР. Рыболовный участок для вылова ценных видов — это искусственное образование, служащее лишь для сохранения ныне действующих РПУ, а не целям государственного регулирования любительского рыболовства, установленным статьей 3 законопроекта. Поэтому считаем необходимым исключение этой нормы в случае, если законопроект все-таки будет принят в первом чтении.

5. Пользователям рыболовных участков для вылова ценных видов водных биоресурсов передается право выдачи (а фактически — продажи) именных разрешений рыболова. Однако выдача разрешений на добычу (вылов) водных биологических ресурсов (по ставкам сбора, устанавливаемым Налоговым кодексом и перечисляемым в бюджет) является государственной услугой, которую должно оказывать Федеральное агентство по рыболовству. Федеральным законом от 27.07.2010 г. № 201-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг» не предусмотрена передача права предоставления государственной услуги коммерческим организациям. Следовательно, предлагаемое законопроектом создание «прокладки» (коммерческой организации) между гражданином и государственным органом в отношениях по получению права доступа к государственной собственности не соответствует действующему законодательству. Кроме того, подобный механизм реализации именных разрешений означает предоставление права коммерческой организации решать, кто получит эту государственную услугу, а кто нет. То есть будет ограничено конституционное право гражданина на доступ к природным ресурсам. Реализация права граждан на любительское рыболовство не может зависеть от воли, действий или бездействий такого рода предпринимателей и не может быть связана с приобретением их услуг.

Верно отмечено в Экспертном заключении Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (протокол № 107 от 23.04.2012 г.):

«...принципиального решения требует вопрос о допустимости ограничения прав граждан на доступ к водным объектам общего пользования (то есть находящимся в публичной собственности). Ни действующим законом о рыболовстве, ни проектом федерального закона „О любительском и спортивном рыболовстве“ этот вопрос не разрешался. В соответствии со статьей 9 Конституции Российской Федерации, земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, а в силу статьи 221 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, когда в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или в соответствии с местным обычаем на определенной территории допускается сбор ягод, добыча (вылов) рыбы и других водных биологических ресурсов, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных, право собственности на соответствующие вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу. То есть, как было указано в Заключении Совета от 27 июня 2011 года, законодательство, действовавшее на момент принятия Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 420-ФЗ, предоставляло всем и каждому право на присвоение водных биоресурсов в соответствии со сложившимися в данной местности обычаями и общим разрешением собственника (в первую очередь публичного собственника), однако данный Федеральный закон это право ограничил».

Внесенный Правительством законопроект № 200303-6 «О любительском рыболовстве» в очередной раз пытается передать право распоряжения федеральной собственностью коммерческим организациям, ограничивая право граждан на получение разрешения от публичного собственника водных биологических ресурсов — государства.

6. Перечень ценных видов ВБР составлен, по нашему мнению, также с единственной целью: сохранение нынешних РПУ для ЛиСР на Камчатке и Кольском полуострове. Непонятно, почему добываемые сотнями тысяч тонн при осуществлении промлова такие виды ВБР, как, например, горбуша или кета, становятся столь «ценными» и фактически «золотыми» для любителей. Да и сама стоимость именных разрешений, установленная в законопроекте, многократно превышает ставки сборов за вылов этих ВБР, установленные для лиц, осуществляющих промышленное рыболовство.

Кроме того, требующие жесткого регулирования вылова виды ВБР в одном регионе, бассейне и даже водоеме могут наличествовать в достаточных для нелимитированного вылова количествах или быть сорными в другом. Пример: горбуша на Кольском, выбивающая с нерестилищ семгу.

Если говорить вообще о «перечне ценных видов», то в законе должно быть дано определение, из которого однозначно было бы понятно, по каким критериям принимается решение о «ценности» или «неценности» того или иного вида. Эти критерии должны быть ясно сформулированы, среди них на первом месте должно стоять научное заключение о необходимости ограничения лова данного вида и невозможности регулирования изъятия этих видов ВБР с использованием механизма суточной нормы вылова.

Кроме всего вышеперечисленного, законопроект предусматривает еще и взимание пошлины за оформление бланка именного разрешения — 200 рублей.

Рыболову надо будет где-то оплатить две квитанции: само разрешение на вылов и госпошлину. За что взимается госпошлина? Специалисты Росрыболовства говорят, что именно столько, по их расчетам, стоит бланк с водяными знаками и голограммой. Вероятно, голограмма предполагается из сусального золота.

7. Есть в законопроекте и положительные стороны. Делается долгожданная попытка ограничить оборот сетей, ставших настоящим бичом наших рек и озер, возвращается норма вылова. Однако предлагаемый законопроектом механизм регулирования использования сетей не приведет к желаемому результату — он не защищает от возможности приобретения (с дальнейшей перепродажей кому угодно) неограниченного количества сетей на одно именное разрешение. Мы считаем, что факты гибели людей, запутавшихся в сетях или убитых браконьерами, вред, наносимый сетями природе, обязывает установить особый режим их обращения. Рыболовные сети должны регистрироваться государством, по ним должен вестись строгий номерной учет. Необходимо сделать все возможное, чтобы каждая сеть имела своего владельца и личность этого владельца должна быть легко устанавливаема с момента покупки им сети. Разрешение на установку сети должен давать уполномоченный орган исполнительной власти.

Мы предлагаем ввести государственную регистрацию сетей. Государственный номер на верхнем шнуре сети по всей его длине должен проставляться на заводе таким образом, чтобы его удаление было невозможно без нарушения целостности сети. Этот номер должен быть легко читаем человеком без использования специальных технических средств.

С момента выпуска заводом-изготовителем каждая сеть должна быть зарегистрирована за торговой организацией или конечным владельцем. Сеть, не имеющая такой регистрации, должна быть вне закона, ее продажа, хранение и транспортировка должны преследоваться по закону. Информация о наличии регистрации и параметрах сети с конкретным номером должна быть общедоступна через интернет. При получении предпринимателем или гражданином (там, где это разрешено правилами рыболовства) именного разрешения на установку сети должен регистрироваться ее номер, географическое расположение и период времени, на который разрешена установка. Уполномоченный федеральный орган исполнительной власти должен предоставить интернет-сервис, через который граждане могут сообщать об обнаруженных сетях и проверять законность их установки. Там, где использование интернета невозможно, должен вестись журнал установки сетей и автоматическая запись звонков-сообщений об их обнаружении.

Снабжение сетей государственными номерами позволит гражданам радикально повысить информативность своих сообщений об обнаруженных сетях в рыбинспекцию и в общественные организации, противодействующие браконьерству. Новое качество сведений, поступающих с водоема, позволит честным сотрудникам рыбоохраны на порядок эффективнее выполнять свою работу, а вступившим в сговор с преступниками изменить род занятий — по собственной воле или по требованию закона.

8. Считаем целесообразным нормативно разграничить сетный лов для личного потребления и любительское рыболовство удебными снастями.

9. Законопроект не предусматривает реального механизма участия граждан в принятии решений по вопросам использования ВБР (не права обсуждать, а права влиять на принятие решений). Законопроектом не установлен порядок участия граждан в охране ВБР в качестве общественных инспекторов рыбоохраны.

10. Законопроектом полностью обойден такой вид любительского рыболовства, как подводная охота.

В целом, по нашему мнению, принятие законопроекта № 200303-6 не будет способствовать решению накопившихся проблем в сфере любительского рыболовства, никоим образом не улучшит ситуацию с браконьерством, а только приведет к очередному витку социальной напряженности. Поэтому считаем, что законопроект должен быть отклонен в первом чтении.

Также считаем необходимым:

— начать разработку специальной комплексной государственной программы, которая должна определить неотложные меры по охране и восстановлению водоемов и водных биоресурсов и определить базовые принципы развития любительского рыболовства;

— предоставить права регионам при участии рыболовной общественности пересматривать количество РПУ для промышленного лова на внутренних водоемах, а при необходимости вводить на внутренних водоемах мораторий на промышленный лов водных биоресурсов.

В качестве ремарки — на чем строится нынешний бизнес пользователей РПУ:

— многократные перепродажи выделенных им квот на вылов ВБР. Пример Камчатки: «В итоге можно говорить о том, что введение системы частных РПУ для развития спортивного и любительского рыболовства привело к свертыванию государственного контроля за деятельностью организаций и компаний, выигравших конкурсы на пользование водных биологических ресурсов. Естественно, что компании стараются выдать как можно больше лицензий, которые в свою очередь используются браконьерами как официальный (и часто для многократного использования) документ для провоза и продажи браконьерской продукции. Рыбаки приводят такие цифры: в одном из районов Камчатки объемы браконьерского изъятия лососей по видам в сравнении с промышленным ловом составлял 418% по кете, 434% по нерке, 536% по кижучу и 2947% по чавыче. Поистине, у „спортивных“ рыбаков „волшебные“ удочки!» (источник — http://irpr. ru/2013/02/11/volshebnye-udochki/). На Кольском это практика продажи путевок для лова по принципу «поймал — отпустил» без закрытия выделенной квоты, хотя смертность при таком способе лова составляет, по данным из различных источников, от 5% до 100% в зависимости от условий лова.

— отсутствие реального контроля за объемами вылова. В пример можно привести любые РПУ: путевка пользователем выписывается, при этом сколько именно и каких ВБР поймал любитель — уже никого не интересует, вся отчетность по объемам вылова, дважды в месяц передаваемая пользователем в теруправление ФАР, в подавляющем большинстве случаев имеет мало общего с фактическим изъятием ВБР.

— создание фактических «экономических заповедников» за счет монопольного права распоряжаться ВБР на водоеме. В «высокий сезон» цена пребывания в лагерях с семужьей рыбалкой (а без пребывания и остальных сопутствующих услуг путевку чаще всего пользователь не продаст) достигает десятка и более тысяч евро в неделю.

— удушение конкуренции (в сфере оказания услуг рыболовам) на корню за счет все того же монопольного права: построить кому-нибудь другому базу рядом просто невозможно, потому как в здравом уме ни один пользователь РПУ не упустит монополию из рук — таковы законы рынка...

МОО «Союз рыболовов»

"rybak-rybaka.ru" 21.03.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100