Калининградский рыболовный клуб


Как Москва пробивает дрифтер
(мысли вслух после общественных слушаний по Материалам ОДУ (объемов допустимых уловов) в зоне ответственности КамчатНИРО)


Больно и горько было слушать научную рыбохозяйственную элиту, когда зашел вопрос о тихоокеанских лососях в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Российской Федерации и дрифтерном промысле.

Только-только прозвучали блестящие доклады по ОДУ других видов морских рыб и беспозвоночных в камчатских водах в зоне ответственности КамчатНИРО. Правда, несколько обескуражило аудиторию заявление Сергея Ивановича Корнева, заведующего лабораторией по изучению морских млекопитающих, который упрекнул морских львов (сивучей), создавших лежбище на городском берегу Петропавловска-Камчатского, в том, что они приходят сюда «воровать рыбу». А в контексте доклада, из которого следовало, что сегодня в связи с тем, что на морских млекопитающих практически никто не охотится и они размножились в невероятных количествах, пожирая рыбу, которая могла бы быть использована совершенно в других целях рыбопромышленниками, численность этих зверей необходимо регулировать. Правда, кто позволит регулировать численность городских любимцев, которые стали символом нашего города? Случай убийства одного из морских львов вызвал очень серьезный общественный резонанс.

Понятно, что Сергей Иванович имел в виду совсем другое — то, что сегодня человек приручил диких морских зверей, позволяя им безнаказанно «воровать» пищу практически при любом виде промысла, особенно при таком, когда отходы от производства позволяют питаться целым стадам этих зверей, отбивая охотничьи инстинкты и природный интерес к живой рыбе.

И на этой позиции о паразитарном существовании многочисленных стад морских зверей, пожирающих ценный промышленный ресурс, создаются все новые и новые теории о необходимости вырвать из пасти зверя кусок рыбы и поживиться им.

Спорить не будем. Проблема есть. И очень серьезная.

Но вопрос в другом — что же предлагают нам ученые?

Какие экологические угрозы они предвидят и какие пути решения этих экологических проблем предлагают обществу?

А никаких!

Изучив Материалы, обосновывающие ОДУ (объемы допустимых уловов) водных биологических ресурсов в зоне ответственности КамчатНИРО (Охотское, Берингово моря, Тихий океан), камчатская общественность пришла в тихое замешательство — в этих Материалах не было НИ СЛОВА об оценке воздействия хозяйственной (промысловой) и иной деятельности по изъятию (промысла, добычи) этих объемов на окружающую среду.

Более того, один из присутствующих на обсуждении заместителей директоров КамчатНИРО громогласно заявил общественности о том, что здесь обсуждаются Материалы ОДУ, а ни что-то другое. То есть, судя по этому заявлению, Материалы ОДУ являются начальной и конечной точкой для общественных слушаний.

Только чиновник от науки то ли забыл, то ли не знал о том, что данные Материалы ОДУ проходят (и не первый уже год!!!) обязательные общественные слушания по одной единственной причине — в целях реализации Федерального закона «Об экологической экспертизе» в (цитирую) «части установления единых правил организации и проведения государственной экологической экспертизы в Российской Федерации и определения основных положений проведения оценки воздействия на окружающую среду в Российской Федерации».

Кто-то из присутствующих сказал, что Материалы по обоснованию объемов допустимых уловов — это и есть ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду).

Позволим себе не согласиться: ОДУ (объемы) не являются, сами по себе, какой-либо хозяйственной или иной деятельностью, эта деятельность выражается в освоении ОДУ — в намечаемой хозяйственной (промысловой) или иной деятельности, которой и должна быть дана соответствующая ОЦЕНКА в Материалах, которые должны пройти государственную экологическую экспертизу.

Читаем документы:

«Участие общественности в подготовке и обсуждении материалов оценки воздействия на окружающую среду обеспечивается заказчиком как неотъемлемая часть процесса проведения оценки воздействия на окружающую среду».

И вот, что в обязательном порядке должна включать в себя эта Оценка (ОВОС):

«2.1. При проведении оценки воздействия на окружающую среду необходимо исходить из потенциальной экологической опасности любой деятельности (принцип презумпции потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной или иной деятельности).

2.2. Проведение оценки воздействия на окружающую среду обязательно на всех этапах подготовки документации обосновывающей хозяйственную и иную деятельность до ее представления на государственную экологическую экспертизу (принцип обязательности проведения государственной экологической экспертизы).

Материалы по оценке воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной и иной деятельности, являющейся объектом экологической экспертизы, входят в состав документации, представляемой на экспертизу.

2.3. Недопущение (предупреждение) возможных неблагоприятных воздействий на окружающую среду и связанных с ними социальных, экономических и иных последствий в случае реализации намечаемой хозяйственной и иной деятельности.

2.4. При проведении оценки воздействия на окружающую среду заказчик (исполнитель) обязан рассмотреть альтернативные варианты достижения цели намечаемой хозяйственной и иной деятельности.

Заказчик (исполнитель) выявляет, анализирует и учитывает экологические и иные связанные с ними последствия всех рассмотренных альтернативных вариантов достижения цели намечаемой хозяйственной и иной деятельности, а также „нулевого варианта“ (отказ от деятельности).

2.6. Материалы по оценке воздействия на окружающую среду должны быть научно обоснованы, достоверны и отражать результаты исследований, выполненных с учетом взаимосвязи различных экологических, а также социальных и экономических факторов (принцип научной обоснованности, объективности и законности заключений экологической экспертизы)».

Мы цитируем Приложение к Приказу Госкомэкологии от 16 мая 2000 года № 372.

Ни один из вышеперечисленных пунктов этого Приказа при подготовке общественных слушаний выполнен не был. Оценка воздействия на окружающую среду не была представлена НИ ПО ОДНОМУ из обсуждаемых на общественных слушаниях Материалов ОДУ.

Но, тем не менее, общественность рекомендовала принять эти Материалы к рассмотрению на государственную экологическую экспертизу, так как в результате промысловой деятельности по освоению морских рыб, беспозвоночных, морских водорослей и морских зверей не наносится прямой ущерб территории Камчатского края. Не все из присутствующих на общественных слушаниях были согласны с такой трактовкой, но, тем не менее, она была озвучена.

Что же касается вопроса о Материалах ОДУ по тихоокеанскому лососю в исключительной экономической зоне Российской Федерации, то все здесь выглядело как очевидный фарс.

Во-первых, не было НИКАКОЙ информации об ОДУ тихоокеанских лососей в ИЭЗ РФ. Она появилась только после общественного заявления об этом на сайте «Рыба Камчатского края» накануне слушаний. Не было разбивки по видам лососей — эта разбивка появилась на официальном сайте за несколько дней до слушаний. А сами Материалы по ОДУ были получены представителями камчатской общественности только в день проведения слушаний.

Оказывается, КамчатНИРО не имеет никакого отношения к этому вопросу (???), так как им занимаются их «старшие» товарищи из ТИНРО-центра и ВНИРО. Но так как «старших» товарищей на слушаниях не оказалось, то отдуваться за москвичей пришлось их камчатским коллегам, которым сразу же был задан прямой вопрос: разделяете ли вы позицию, которую будете защищать на слушаниях, на что был получен положительный ответ: да, разделяем.

И вот дуэль. На одной позиции — бывший директор КамчатНИРО Сергей Коростелев, а ныне координатор Морской программы Камчатского/Берингийского офиса Всемирного фонда природы. На другой — его недавние коллеги.

Сергей Георгиевич спрашивает у своих коллег: считаете ли вы научным прогнозом по ОДУ тихоокеанских лососей то, что рекомендуют московские ученые?

И сам отвечает на этот вопрос: это не научный прогноз!

Основные принципы прогноза:

1. При установлении величины возможного изъятия лососей промыслом (морским и прибрежным) основным принципом является сохранение их воспроизводства на высоком уровне за счет пропуска на нерестилища необходимого количества производителей. С учетом этого задача ОДУ является нахождение такого объема морского изъятия, которое должно оказаться практически не ощутимым для прибрежного промысла и заполнения нерестилищ.

2. Следовательно, объем изъятия должен быть небольшим и пропорциональным подходам отдельных видов. В прогнозе принимается, что он не должен превышать 6% от подходов и 9% от среднемноголетнего прибрежного вылова.

На сегодняшний день подходы лососей в 2014 г. оценить невозможно, так как горбуша, которая составляет их основу, только выклевывается из икринок и сколько ее вернется известно только матушке природе.

Среднемноголетний вылов величина известная — 260 т. т, поэтому от нее и исходят прогнозисты. Получая 22,5 тыс. т. Теперь следуя обозначенным принципам, зная, что среднемноголетняя доля берегового вылова по видам составляет для горбуши 72%, кеты — 19%, нерки — 8%, кижуча — около 1%, чавычи — менее 0,2% ожидаем, что ОДУ на 2014 г. будет составлять горбуши — 16200 т, кеты — 4300 т, нерки — 1800 т, кижуча — 250 т и чавычи — 50 т. Однако, в результате имеем для российского и японского промысла почти 50% нерки или 9,5 тыс. т.

Среднемноголетние береговые уловы нерки составляют 20,8 тыс. т. Таким образом, предлагается к изъятию в море не 9% нерки от берегового вылова, а 50%, что прямо противоречит принципам прогноза продекларированным вначале. Этот объем окажется очень ощутим для прибрежного промысла и не позволит достичь оптимального заполнения нерестилищ.

При таком распределении видов лососей, рекомендуемых к изъятию, которого не наблюдается в естественных условиях, прогноз напрямую провоцирует рыбопромышленников на нарушения правил рыболовства

Предложения: 1. Прогноз в таком виде не принимать, так как он абсолютно противоречив и по своей сути никаким прогнозом не является.

2. Рекомендовать разработчикам по нерке, кете, кижучу и чавыче спрогнозировать по имеющимся материалам подходы в 2014 г. и обосновать изъятие в размере 6% отдельно для каждого вида и района.

3. Общую величину ОДУ определить как объем слагающийся из ОДУ нерки, кеты, кижуча и чавычи увеличенный в три раза за счет горбуши.

То есть сам «научный» прогноз, по мнению С. Г. Коростелева, провоцирует рыбаков на дрифтерном промысле отсортировывать и выбрасывать за борт «лишнюю» рыбу и не заботиться о состоянии запасов (несколько лет подряд ОДУ по нерке застыли в одной и той же позиции — 9,5 тысяч тонн, в то время когда цифры вылова в прибрежной зоне постоянно меняются).

А теперь вернемся к Материалам ОДУ тихоокеанских лососей в ИЭЗ России, которые были выставлены на официальном сайте, как Материал для обсуждения на общественных слушаниях.

Не случайно мы столько много времени уделили в начале этой публикации морским существам, поедающим рыбу.

Читаем обоснование: «Суммарно потери от хищников в море и прибрежье, болезней, других факторов морской смертности составляют около 50% численности половозрелых лососей».

Далее: «на 2014 г. для изъятия в море можно рекомендовать 22,5 тыс. т лососей, что составляет порядка 6% от среднемноголетней величины подходов или менее 9% от среднемноголетнего вылова в прибрежье. Межгодовые колебания общей смертности в море составляют 15,1% (83,6 и 98,7%). Колебания смертности вследствие выедания сельдевой акулой 12,9% (12,6-25,5%). Поэтому принятая величина явно находится в пределах межгодовой изменчивости величины естественной смертности и ошибки определения величины подходов. В предыдущие годы при такой же прогностической оценке величины подходов мы определяли возможный вылов в ИЭЗ в размере 5-7% от численности подходов.

Таким образом, в ИЭЗ России на 2014 г. суммарный ОДУ тихоокеанских лососей (без разбивки на виды) составит 22,5 тыс. т — на уровне 2010-2013 гг. Подобное общее изъятие не скажется негативно на воспроизводительном потенциале различных группировок».

Попозже, московские специалисты вынуждены были поставить данные о прогнозах вылова дрифтерным флотом тихоокеанских лососей по видам.

И оказалось, что ВЕСЬ дрифтерный промысел нацелен на изъятие только одного вида — НЕРКИ.

Рекомендуемые для российского дрифтерного промысла объемы вылова тихоокеанских лососей в 2014 г. (т)

Но и здесь информация не совсем полная и не совсем достоверная: московские «прогнозисты» не показывают процентное соотношение по видам в каждой отдельно взятой зоне и подзоне. А в подзоне 61.02.2 (Петропавловск-Командорской, через которую и проходят стада нерки бассейнов рек Камчатка, Озерная, Большая) соотношение нерки ко всем остальным видам возрастает уже до 73 процентов (а это 3590 тонн, то есть большая половина российской доли).

Горбуши же предлагается выловить в этой же подзоне 125 тонн — из расчета 2,5 (а не 4,2) процента общего объема.

Цинизм московских «прогнозистов» поражает. Вот еще один из «перлов», извлеченный из Материалов ОДУ, которые появились в день проведения общественных слушаний: «Морские птицы — это обитатели побережий и прилегающих шельфов. На берегу они размножаются, шельф их кормит. В открытых водах морей и океанов возможности кормиться для птиц нет, с точки зрения кормовой базы открытые воды для птиц — пустыня. Емкость прибрежной биоты конечна. И численность птиц на береговых гнездовьях и кормящихся в прибрежных водах (как репродуктивной части, так и не размножающихся в данный период) — есть экологически и эволюционно обусловленная норма. Экспансия не размножающейся в данный период (холостякующей) части популяций в открытые воды возможна лишь при наличии рыбодобывающего флота. Отходы судовых рыбообрабатывающих производств являются для них искусственно созданной дополнительной кормовой базой. В противном случае это поголовье неизбежно элиминируется (обречено на вымирание естественным путем), как избыточное. Поэтому любое воздействие на птиц, сопровождающих суда, не оказывает негативного влияния на вид в целом, оно не влияет на естественные места обитания».

Дрифтер, судя по этой оценке, является санитаром моря, сгребая в себя все морское отребье — паразитирующих тунеядцев, бичей и алиментщиков, сбежавших от своих семей.

Особенно емко звучит фраза о том, что «открытые воды для птиц — пустыня». Правда, когда экспертные группы Счетной палаты Российской Федерации оказались на дрифтерных судах России, то выяснилось, что все они, без исключения, отыскали оазисы в этой пустыне, уничтожив дрифтерными сетями за шесть (неполных) промысловых дня 371 птицу, нанеся ущерб почти на миллион рублей (или на 238,3 миллиона рублей за всю российскую дрифтерную экспедицию, если взять за основу данные членов экспертных групп). Специалисты ДВО РАН, проводившие свои исследования гибели морских зверей и птиц в дрифтерных сетях, показали примерно такие же объемы ущерба окружающей среде. Но в Материалах московских научных воротил нам говорят — здесь пустыня, куда долетает только дурная птица и доплывает дурной зверь, от которых нужно очищаться, уничтожая эту поганую нечисть.

Вообще фраза о том, что гибель морских птиц, морских зверей и тихоокеанских лососей в дрифтерных сетях, по мнению ученых всех мастей, прямо или косвенно (виртуально) присутствующих на общественных слушаниях, сводилось к двум словосочетаниям: «в пределах математической погрешности» или в «пределах естественной смертности».

Очень хорошо выступила защитница дрифтерного промысла (как я понял, из Ассоциации дрифтерных исследований — АДИС), которая, видимо, наизусть выучила статью бывшего большого патриота России — советника Министра сельского хозяйства Российской Федерации господина Гулия, так как «шпарила» на одном дыхании четкими и ясными гулиевскими цитатами (а может быть, они просто единомышленники, говорят и думают одинаково): например, о том, кто (какой дурак!) будет предъявлять ущерб энергетикам, за то, что птицы насмерть разбиваются на Линиях ЭлектроПередач (Гулий писал еще о небоскребах, в которые врезаются и потому гибнут птицы, ответственность за смерть которых не несет никто).

Но, чтобы не разводить демагогию, вернемся к Федеральному закону «Об экологической экспертизе», к тем самым Оценкам воздействия намечаемой хозяйственной или иной деятельности на окружающую среду.

И вот, что гласит Закон (п.1.6, Приложения к Приказу № 372):

«Результатами оценки воздействия на окружающую среду являются:

— информация о характере и масштабах воздействия на окружающую среду намечаемой деятельности, альтернативах ее реализации, оценке экологических и связанных с ними социально-экономических и иных последствий этого воздействия и их значимости, о возможности минимизации воздействий;

— выявление и учет общественных предпочтений при принятии заказчиком решений, касающихся намечаемой деятельности;

— решения заказчика по определению альтернативных вариантов реализации намечаемой деятельности (в том числе о месте размещения объекта, о выборе технологий и иных) или отказа от нее, с учетом результатов проведенной оценки воздействия на окружающую среду».

Камчатская общественность сформулировала свои предложения и замечания по Материалам, обосновывающим объемы общих допустимых уловов водных биоресурсов (тихоокеанские лососи) в исключительной экономической зоне России на 2014 год.

И эти предложения общественности, в соответствии с российским законодательством, должны стать НЕОТЪЕМЛЕМОЙ частью государственной экологической экспертизы:

1.Считать Материалы, представленные для обсуждения на общественных слушаниях по ОДУ тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Российской Федерации, не соответствующими положениям Федерального закона № 174-ФЗ от 23 ноября 1995 г «Об экологической экспертизе», так как они не содержат достоверной и полной информации в части Оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) в результате хозяйственной (промысловой) и иной деятельности, являющейся неотъемлемой частью для представления этих Материалов на государственную экологическую экспертизу.

2. Довести до Минсельхоза — Заказчика государственной экологической экспертизы Росрыболовства, экспертов государственной экологической экспертизы и заинтересованных лиц Росприродназора особое мнение общественности Камчатского края о необходимости разработки полной и достоверной Оценки воздействия на окружающую среду Материалов по ОДУ тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Российской Федерации на 2014 год в соответствии с п. 2. 1 «Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации» (приложение к Приказу Госкомэкологии от 16 мая 2000 г. № 372) о принципе презумпции потенциальной экологической опасности любой намечаемой хозяйственной или иной деятельности.

3. Считать Материалы по обоснованию ОДУ тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации, представленные на общественные слушания, не соответствующие нормам научного прогнозирования, основным принципом которого является сохранение воспроизводства тихоокеанских лососей на высоком уровне за счет пропуска на нерестилища необходимого количества производителей всех, без исключения, видов.

4. В соответствии с рекомендациями Организации Объединенных Наций крупномасштабный дрифтерный промысел в связи с нанесением этим видом промысла огромного ущерба водным биологическим ресурсам, морским зверям и птицам полностью запрещен в международных морских районах Мирового океана и в исключительных экономических районах целого ряда государств. Российская Федерация планировала запретить крупномасштабный дрифтерный промысел в исключительной экономической зоне Российской Федерации к 1995 году, но на самом деле объемы крупномасштабного дрифтерного промысла в исключительной экономической зоне Российской Федерации за период с 1995 года и, соответственно, ущерб, связанный с этим видом промысла, увеличился на порядок и помимо японского дрифтерного промысла, в России начал существовать сначала крупномасштабный дрифтерный научный промысел в промышленных масштабах, а с 2010 года — промышленный лов тихоокеанских лососей в исключительной экономической зоне Российской Федерации, осуществляемый дрифтерными порядками сетей общей длиной более 30 километров на одно промысловое судно, уничтожающих все живое на своем пути и потому названных «стенами смерти». Россия — единственная в мире страна, которая позволяет осуществлять в своих водах под видом научного исследования хоккайдского стада кеты специализированный крупномасштабный дрифтерный промысел азиатской нерки, воспроизводящейся только на Камчатке, нанося непоправимый ущерб окружающей среде в ИЭЗ Российской Федерации и нерестовым рекам Камчатского края. Крупномасштабный дрифтерный промысел в ИЭЗ России должен быть в самое ближайшее время запрещен для всех, без исключения, пользователей ВБР России — и российских, и иностранных

5. Исходя из факта существования крупномасштабного дрифтерного промысла тихоокеанских лососей в ИЭЗ Российской Федерации, в целях кардинального снижения ущерба, наносимого этим видом промысла окружающей среде и разработки Заказчиком полной и достоверной Оценки воздействия дрифтерного промысла на окружающую среду на альтернативной основе, а также исходя из предложений Счетной палаты Российской Федерации о поэтапном сокращении российского и иностранного крупномасштабного дрифтерного промысла в исключительной экономической зоне Российской Федерации, общественность считает необходимым для Заказчика рассмотреть при Оценке воздействия на окружающую среду в результате крупномасштабного дрифтерного промысла в исключительной экономической зоне Российской Федерации следующие предложения о:

5.1. Сокращении объемов вылова тихоокеанских лососей в ИЭЗ России до среднегодового уровня объемов их вылова при научном промысле (с 22,5 тысяч тонн до 12 тысяч тонн)

5.2. Введении разбивки объемов вылова тихоокеанских лососей в ИЭЗ РФ по видам в соответствии с реальными процентными долями этих видов в общем объеме вылова тихоокеанских лососей рыбаками Камчатского края (горбуша — 73,3%, кета — 15,6%, нерка — 9,4%, кижуч — 0,8%, голец — 0,6%, чавыча — 0,2%) в отличие от разбивки ОДУ по видам на дрифтерном промысле в исключительной экономической зоне РФ, где вылов нерки составляет 60%, а вылов горбуши — 4,2% ).

5.3. Снижении пресса крупномасштабного дрифтерного промысла на одни и те же промысловые районы в Карагинской и Петропавловск-Командорской подзонах, наносящего ущерб нерестовым рекам Камчатки, и перенос этих районов в другие промысловые подзоны.

5.4. Сокращении сроков ведения крупномасштабного дрифтерного промысла в ИЭЗ РФ до полутора месяцев для российских и иностранных пользователей ВБР.

5.5. Введении жесткого контроля со стороны государственных органов, ведущих контроль и надзор за исполнением законодательства в области рыболовства и охраны окружающей среды (ст. 77, 78 Федерального закона «Об охране окружающей среды») в ИЭЗ РФ, по компенсации ущерба, наносимого окружающей среде ИЭЗ РФ в результате крупномасштабного дрифтерного промысла российскими рыбаками морским зверям, морским птицам и рыбам (выброс прилова) в соответствии с законодательством Российской Федерации и таксами за ущерб, установленными приказом Министерства природных ресурсов Российской Федерации от 25 мая 1994 г. № 515 и от 26 сентября 2000 г. № 724.

5.6. Введении института независимых общественных наблюдателей за ведением крупномасштабного российского и иностранного дрифтерного промысла в исключительной экономической зоне Российской Федерации в целях общественного контроля за исполнением российского законодательства.

Сергей Вахрин, президент Камчатского регионального общественного фонда "Сохраним лососей ВМЕСТЕ!"

"fishkamchatka.ru" 02.04.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100