Калининградский рыболовный клуб


Куда ведёт траектория "рыбного скандала"?


В 2011 году от кишечной палочки EHEC в Европе погибли 50 человек, свыше 4 тысяч остались инвалидами. В 2012 году от заражённой китайской клубники, попавшей в изготавливаемые одним из мировых лидеров готового питания концерна Sodexo школьные обеды, заразились 10 тысяч немецких школьников. Скандал с заражением кур-несушек в Северной Рейн-Вестфалии (уничтожены десятки тысяч кур-несушек), скандал с заражением кормов ядовитым грибком и т. д. и т. п. Сценарий всегда один и тот же — шум в прессе, возмущение публики, гневные заявления властей. «А дальше — тишина...». Сейчас мы стали свидетелями очередного — «рыбного» — скандала.

Согласен с точкой зрения Михаила Чканникова: «производство и доставка продовольствия превратились в гигантскую машинную индустрию». Продолжу его тезис: сбои в системе безопасности и качества производства и доставки пищевой продукции необходимо квалифицировать как техногенные катастрофы. Следовательно, меры предупреждения и защиты должны быть основаны на тех же концепутальных подходах, что и в технически сложных системах (авиация, химия, электроэнергетика). К сожалению, этого не происходит. Ни в России, ни в Европе, ни в любой другой стране мира. Почему?

На мой взгляд, причина в столкновении двух мировоззрений. Одно мировоззрение — родом из Жан-Жака Руссо — пасторально-идиллическое, живописующее селян (крестьян, рыбаков, пейзан и т. д.), всех тех, кто выращивает (выдаивает, вылавливает), как опору нации, средоточие её нравственных основ, «соль земли». На этой идеологической платформе в большинстве стран мира сформировалось мощное аграрное лобби: влиятельные политическое силы, громадные финансовые потоки субсидиарной поддержки сельского хозяйства и налаженные электоральные машины (голоса сельских избирателей в обмен на субсидии). Другое мировоззрение — ровесник XX века, его адепты уверены в том, что село обязано жить и работать по жёстким законом «машинной цивилизации». На этой идеологической платформе возникло другое лобби — технократическое, регулирование и стандартизация процессов производства, «обездушивание производства». В общем, как в известном стихотворении Сергея Есенина: трогательный жеребёнок на фоне железного паровоза. Мировоззренческая борьба между двумя подходами к нормативному регулированию производственных и логистических процессов в сельском хозяйстве (и шире продовольственном секторе) приводит к непоследовательности: «вживление» в агропродовольственную сферу жёстких принципов защиты от техногенных катастроф до конца не завершено на правоприменительном-управленческом уровне.

Приведу пример. Через полтора месяца — юбилей технического регламента на молоко и молочную продукцию. 23 мая 2008 года Государственная Дума утвердила этот регламент под аккомпанемент восклицаний:"Вот уж теперь качество продукции — под надёжной защитой!". Водопад депутатских словоизвержений смывал сомнения и топил скепсис. «Вот уже теперь-то никто не сможет продать ни грамма восстановленного молока, не указав на маркировке, что это не «молоко», а «молочный напиток». И что? Каков результат? Перестали мы плеваться, отхлебнув из чашки глоток «оживлённого» сухого молока? Нет. Многих привлекли к ответственности за неисполнение техрегламента, многие заплатили громадные штрафы за нарушение техрегламента? Ничего подобного за пять лет не было. Наоборот, в этом году Минсельхоз вводит систему субсидирования, которая усугубляет снижение стандартов качества в молочной промышленности. Именно так считает председатель Национального союза производителей молока (СОЮЗМОЛОКО) Андрей Даниленко. Он заявил, что производители молока фальсифицируют сортность продукции с целью получения субсидий.?? СОЮЗМОЛОКО выступало против существенной дифференциации уровня поддержки на литр товарного молока первого и высшего сорта. Субсидия для высшего сорта в три раза выше, чем для первого сорта, в результате большая разница размера субсидий за высший и за первый сорта молока неизбежно приводит к «припискам» в отношении объемов молока высшего сорта со стороны недобросовестных производителей и переработчиков молока.

Возвращаюсь к «рыбному скандалу». Уверен, что он будет происходить по стандартной схеме и несколько заинтересованных групп воспользуются им в своих интересах.

Государственные органы (что в России, что в Европе) начнут кампанию (шумную и краткосрочную) борьбы с некачественной и небезопасной продукцией и потребуют расширения своих контрольных полномочий. «Чиновничья радиация» пойдёт по трём направлениям. Во-первых, вступающий в силу с 1 июля Технический регламент Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции» дорого (в прямом смысле слова) обойдётся предприятиям во время регистрации производственных процессов. Во-вторых, могут быть скорректированы (в сторону сокращения) сроки вступления в силу Технического регламента Таможенного союза «Рыба и рыбная продукция». В-третьих, возможно существенное ужесточение концепции законопроекта «О стандартизации в Российской Федерации» (особенно, пятой и шестой главы).

Многочисленные ВУЗы начнут «впаривать» предприятиям образовательные программы и курсы с «волшебными» инструментами производственного контроля, якобы напрочь исключающими сбои при производстве продукции. Подобно продавцам «Гербалайфа» многочисленные продавцы ХАССП начнут рассказывать, что при получении (читай, покупке) предприятием «нужной документации» все контролирующие органы отстанут. Дело облегчится и тем, что большинство руководителей неясно представляют: что такое ХАССП?

ХАССП — это всего лишь один из кирпичиков в фундаменте. Фундамент — это общие правила обеспечения пищевой безопасности. Эти правила детально прописаны в документах Комиссии Codex Alimentarius. Так называется созданная совместно Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) и Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FAO) группа экспертов, которая работает уже не один десяток лет, обобщает и приводит к единому знаменателю нормы, стандарты и правила в сфере пищевой безопасности.

Ещё одна заинтересованная группа — экологические NGO. Я принадлежу к тому поколению россиян, которое сдавало «Историю КПСС», поэтому всё происходящее в международном экологическом движении напоминает мне происходившее в международном социал-демократическом (и коммунистическом) движении. Сначала был марксизм, потом от него стали откалываться — слева и справа — идеологические фракции, «подправлявшие» корневое учение в соответствие со своим представлением о вызовах времени. Появились оппортунисты Бернштейн и Каутский, которые остерегали от революций, на левом фланге появился Ленин, затем появились ещё более радикальные идеологи — Троцкий, Мао Цзедун. Ровно то же происходит в международном экологическом движении. WWF воспринимается некоторыми экологически обеспокоенными группами так же, как Каутский воспринимался Розой Люксембург или как IBM воспринимался Стивом Джобсом. Внутри экологического движения постоянно возникают группы, которые считают WWF консервативным и заскорузлым объединением, слишком умеренным (на коммунистическом лексиконе — «обуржуазившимся»). Кстати, идеологическая борьба происходит и внутри WWF, например, один из лидеров WWF — США Джаред Даймонд считается оппортунистом за его сотрудничество с нефтяными компаниями. Для привлечения к себе внимания радикальные экологические группы используют любые приёмы. Greenpeace в марте 2011 года объявил радиоактивным весь российский минтай. WWF приходится трудно, эта организация не занимается легковесными и конъюнктурными кампаниями, её деятельность основана на солидном научном бэкграунде, но время от времени и она вынуждена «задрав штаны, бежать за комсомолом».

На мой взгляд, «рыбный скандал» и был инициирован борьбой внутри экологического движения. Дело в том, что в США и Европе финансовый год заканчивается в корпорациях 31 марта. Поэтому важно до 1 апреля доказать обоснованность расходных статей на следующий финансовый год, а пожертвования и гранты на экологические программы — одна из статей расходов. Поэтому не очень пока известная экологическая организация Oceana начала громкий скандал с подменой видов рыб в американских суши-барах. Стопроцентное попадание: целевая аудитория и время были выбраны исключительно удачно.

Меньше всего мне хочется, чтобы «рыбный скандал» был использован исключительно в ведомственных и финансовых интересах нескольких стейкхолдеров, потому что острее многих я понимаю величину того вреда, который наносят «браконьеры рынка» — недобросовестные производители некачественной и небезопасной рыбопродукции. Однако по своему опыту знаю, что траектория «рыбного скандала» после пиковых значений затухнет, все заинтересованные в его раскручиванию получит необходимые бонусы, а качество рынка останется прежним.

Герман Зверев

"fishkamchatka.ru" 10.04.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100