Калининградский рыболовный клуб


Бизнес готов развивать лососеводство


В Сахалинской области продолжают обсуждать перспективы развития аквакультуры, прежде всего, такого важного ее направления, как искусственное воспроизводство тихоокеанских лососей. Для защиты своих интересов предприятия, пополняющие запасы красной рыбы, активно используют преимущества консолидации: с 2008 года в регионе действует Ассоциация лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области. На сегодняшний день в ее состав входит большинство ЛРЗ региона (если быть точными, 22 завода из 38). Какие меры необходимы для того, чтобы лососеводство укрепляло свои позиции, и какие шаги для этого намерено предпринять отраслевое сообщество, в интервью журналу «Fishnews—Новости рыболовства» рассказывает председатель ассоциации Андрей Коваленко.

— Андрей Сергеевич, частным предприятиям, занимающимся искусственным воспроизводством тихоокеанских лососей, сегодня приходится сталкиваться с немалыми трудностями — это и серьезные недостатки законодательства, и критика со стороны экологических организаций, и многое другое. Какие задачи в такой ситуации выходят на первый план для Ассоциации лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области?

— Думаю, в любой сфере деятельности основная причина трудностей связана с отсутствием понятных правил или их несовершенством. Лососеводство в этом плане не исключение, поэтому основной задачей для нашей ассоциации является формирование четкой нормативной базы, учитывающей все особенности воспроизводства тихоокеанских лососей. Решение этой задачи позволит повысить инвестиционную привлекательность лососеводства и стимулировать тем самым его развитие. Кроме того, понятные и прозрачные правила снимут массу вопросов как со стороны общественных экологических организаций (эти проблемы были особенно ощутимы в путину 2012 года), так и со стороны простых жителей Сахалинской области.

— То есть ассоциация намерена добиваться, чтобы в отрасли были четкие и понятные правила игры и не возникало вопросов к рыбоводным заводам ни у местного населения, ни у экологов?

— Вопросы у общественности всегда будут, и это нормально. Тем не менее нужно совершенствовать нормативно-правовую базу. В настоящее время ведется подготовка основополагающего для отрасли документа — федерального закона об аквакультуре, — и наша ассоциация активно участвует в этой работе.

Кроме того, необходимо заниматься популяризацией лососеводства среди населения — чтобы у людей была достоверная информация о деятельности лососевых рыбоводных заводов и их вкладе в пополнение рыбных запасов.

Мы с прошлого года очень активно организуем для всех желающих экскурсии на рыбоводные заводы. Показываем, как осуществляется искусственное воспроизводство тихоокеанских лососей, откуда появляется малек и что с ним потом происходит — ведь всегда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Приезжают школьники из разных районов Сахалинской области, приезжают студенты СахГУ, в прошлом году на Охотском ЛРЗ даже побывали туристы из Германии.

После посещения рыбоводных заводов отношение людей к лососеводству меняется. Впечатлений всегда масса, и эти впечатления положительные. Негатива к лососеводству у тех, кто побывал на ЛРЗ, видел труд рыбоводов, я уверен, не будет.

— В Сахалинской области не единожды поднимали вопрос о необходимости создания системы компенсации затрат рыбоводным предприятиям со стороны рыбопромышленных компаний, ориентированных только на добычу сырья. Продолжает ли обсуждаться эта тема? Есть ли подвижки?

— Мы регулярно собираемся на заседаниях рабочей группы по вопросам оперативного регулирования промысла тихоокеанских лососей, созданной при Сахалино-Курильском теруправлении Росрыболовства. В последнее время на таких встречах постоянно обсуждается необходимость поддержки лососевых рыбоводных заводов региона — в обсуждении участвует как наша ассоциация, так и ассоциации, которые не занимаются рыбоводством.

— Речь идет о компенсации затрат рыбоводным предприятиям?

— Да. Правда, сами рыбопромышленные предприятия пока не готовы возмещать затраты на искусственное воспроизводство лососей (как, например, это делается в Японии). В то же время большинство рыбопромышленников понимает, что нужно обеспечить рыбоводным заводам компенсацию затрат по выпуску малька, потому что ЛРЗ занимаются пополнением рыбных запасов. Однако предлагается вернуться к схеме, когда расходы рыбоводным заводам возмещало государство. Наверное, это правильно, ведь рыбодобывающие компании платят в госбюджет сбор за пользование водными биоресурсами. Вот рыбаки и предлагают разобраться с применением поступающих денежных средств — чтобы ЛРЗ могли наращивать объемы выпуска, а значит, увеличивались бы объемы вылова лосося.

— Однако насколько возможна такая поддержка, как государственные компенсации, при том что наша страна вступила в ВТО?

— Совершенно верно, здесь необходимо помнить о тех ограничениях, которые налагаются в связи с присоединением России к Всемирной торговой организации.

Наша ассоциация принимает участие в деятельности рабочей группы по подготовке проекта ФЗ «Об аквакультуре», созданной при профильном комитете Госдумы. Мы настаиваем на том, чтобы четко прописать в определении аквакультуры (статья 2), что это «СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ деятельность по разведению и (или) содержанию и выращиванию объектов аквакультуры в искусственно созданной среде обитания или естественной среде обитания, их выпуску в водные объекты рыбохозяйственного значения с целью их изъятия или пополнения запасов водных биологических ресурсов, а также получения продукции аквакультуры и оказания рекреационных услуг». В этом случае отрасль сможет рассчитывать на господдержку в условиях членства страны в ВТО. Многие страны, состоящие во Всемирной торговой организации, занимаются рыбоводством, рассматривают эту деятельность именно как сельскохозяйственную, и поддержка государственная есть.

— Думаю, государство при желании могло бы совместно с бизнесом найти, каким образом поддержать аквакультуру.

— Мне кажется, на государственном уровне работа в этом направлении проводится уже сейчас: люди, которые занимаются подготовкой законопроекта об аквакультуре, стараются детально разобраться в специфике этого вида деятельности на Дальнем Востоке, в частности на Сахалине. Ведь у того же пастбищного рыбоводства свои особенности: мы выпускаем молодь в естественную среду, потом несколько лет ждем возврата. Сейчас в этих нюансах пытаются разобраться.

— Какие шаги намерена предпринять ассоциация в ближайшей перспективе для защиты интересов ЛРЗ Сахалинской области и развития в регионе лососеводства?

— Основные шаги будут сделаны, как я уже говорил, в направлении принятия федерального закона об аквакультуре в том виде, в котором он будет отвечать интересам наших ассоциантов. В связи с этим мы продолжим участвовать в заседаниях рабочей группы по подготовке законопроекта, созданной при Комитете Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии.

Мы уже направляли в рабочую группу ряд предложений по совершенствованию проекта федерального закона. В частности, предлагаем предусмотреть: в случае если субъект аквакультуры работал на рыбохозяйственном водоеме или его части в соответствии с договором на искусственное воспроизводство анадромных видов рыб до вступления в силу указанного закона, договор на рыбоводный участок, сформированный на акватории этого водного объекта, заключается с предпринимателем на безвозмездной основе без проведения торгов на срок от 10 до 25 лет. В противном случае лососевым рыбоводным заводам, осуществляющим свою деятельность по договору на искусственное воспроизводство ВБР, без предоставления рыбопромыслового участка для товарного рыбоводства, придется выигрывать водоемы, на которых они работают десятилетиями, в конкурсе.

Также мы настаиваем на том, чтобы оговорить: в случае если до вступления в силу закона об аквакультуре предприятие работало в соответствии с договором на искусственное воспроизводство за счет собственных средств, за исключением искусственного воспроизводства в целях компенсации ущерба водным биоресурсам и среде их обитания, деятельность такой организации приравнивается к пастбищной аквакультуре. Дело в том, что при отсутствии достаточной законодательной базы частным ЛРЗ приходится функционировать в режиме «искусственное воспроизводство» за счет собственных средств. В результате такой деятельности выпускаемая молодь становится федеральной собственностью, при этом государство не возмещает рыбоводному предприятию понесенные затраты. При переходе в режим «пастбищная аквакультура» первый промышленный возврат компания сможет освоить только через 3-5 лет. Добывать рыбу, выпущенную ранее при работе в режиме «искусственное воспроизводство», она не сможет, так как такая рыба является федеральной собственностью и законных оснований ловить ее в границах рыбоводного участка не существует. Таким образом, если в законе об аквакультуре не предусмотреть приравнивание искусственного воспроизводства за счет собственных средств к пастбищной аквакультуре, лососевые рыбоводные заводы, при многомиллионных затратах на производственную деятельность, не переживут переходный период и вынуждены будут закрыться. Поэтому мы и предложили соответствующие поправки в законопроект об аквакультуре.

— Перейдем к еще одной важной теме. В конце января в Сахалинской области была утверждена целевая программа по развитию прибрежного рыболовства и береговой инфраструктуры на 2013-2018 гг. Вы неоднократно заявляли о необходимости поддержки на государственном уровне рыбного бизнеса, который не только осваивает имеющуюся ресурсную базу, но и пополняет ее. Насколько, на ваш взгляд, меры, предусмотренные в программе, стимулируют развитие таких предприятий?

— В этом плане программа, разработанная областными властями, порадовала. Практически половина мероприятий, направленных на развитие рыбохозяйственного комплекса Сахалинской области, имеет своей целью стимулирование работы предприятий полного цикла, осуществляющих искусственное воспроизводство ВБР, их добычу и переработку.

Почти половина денежных средств, предусмотренных программой, будет направлена на развитие искусственного и естественного воспроизводства водных биоресурсов. Я повторяю и буду повторять: искусственное воспроизводство абсолютно не вредит естественному. Более того, рыбоводы заинтересованы в сохранении естественных нерестилищ. Рыбоводные заводы организуют охрану, даже если на базовом водоеме за ними не закреплен рыбопромысловый участок, ведь в эту реку они выпускают малька.

— Вы, насколько я знаю, принимали активное участие в подготовке областной программы?

— Да, мы участвовали в ее разработке, направляли предложения от ассоциации. При областном агентстве по рыболовству была создана специальная рабочая группа, принять участие в подготовке программы могли все желающие. Информация была открытой, губернатор Александр Хорошавин и заместитель председателя областного правительства Сергей Карепкин приглашали рыбаков присоединиться к разработке этого важного документа. В принципе, тех, кто высказывался, власти услышали. Была очень активная работа.

— Часто программы по поддержке отдельных отраслей экономики обвиняют в некой декларативности: документ вроде бы обширный, подробный, но вот как его реализовать на практике и к какому эффекту это приведет — не понятно. Как вы считаете, нельзя ли этого сказать про программу по развитию прибрежного рыболовства и береговой инфраструктуры в Сахалинской области?

— Говоря о выполнении целевых программ, надо всегда учитывать человеческий фактор, ведь реализовывать документ будут живые люди. И для того, чтобы потом не было упреков, что поддержку получили приближенные к власти компании и пр., нужно организовать контроль за воплощением программ со стороны отраслевых общественных организаций. Мнение людей, не один год проработавших в рыбном бизнесе, для государства лишним точно не будет.

Поэтому, на мой взгляд, областные власти должны предоставлять отраслевым ассоциациям информацию о реализации целевой программы, а те, в свою очередь, свои замечания и предложения. Причем это должны быть аргументированные и грамотно сформулированные позиции.

— В областной целевой программе предусмотрено проведение научно-исследовательской работы «Определение наиболее перспективных акваторий, объектов и технологий искусственного воспроизводства и товарного рыбоводства и необходимых мер государственной поддержки». Насколько, по вашему мнению, островному лососеводству нужны такие исследования?

— Конечно, проводить подобные работы необходимо. В первую очередь результаты исследований (разумеется, если они будут непредвзятые, объективные) послужат хорошим подспорьем компаниям, которые собираются впервые заняться искусственным воспроизводством водных биоресурсов, а также тем, кто планирует расширять уже существующие производственные мощности. Кроме того, полученные данные, я думаю, позволят действующим предприятиям повысить эффективность своей работы за счет внедрения новых технологий выращивания гидробионтов. Так что мы полностью поддерживаем проведение таких исследований.

— А насколько остро ощущается нехватка информации о результатах научных работ для предприятий, занимающихся лососеводством?

— Это очень актуальная проблема. Ведь посмотрите, что сегодня происходит в рыбопромышленном комплексе — и в сфере искусственного воспроизводства, и в сфере переработки ВБР? Зачастую на предприятиях нет ни главных инженеров, ни главных механиков, ни главных технологов. Привлечь нужных специалистов тяжело: во-первых, кадровый голод, во-вторых, не все компании, особенно малый бизнес, могут предложить таким сотрудникам подходящие условия. Поэтому государство должно предоставлять информацию о новых технологиях, новых разработках. В том числе нужно доносить все это до отраслевых ассоциаций.

— Здесь, наверное, могла бы действовать такая схема: сначала государство предоставляет информацию ассоциациям, а те, в свою очередь, доносят ее до предприятий.

— Да, вот здесь должен быть диалог между государством и ассоциациями. Отраслевые объединения, со своей стороны, могли бы передавать информацию от своих передовых предприятий заинтересованным органам власти.

— В соответствии с программой, стимулировать работу по искусственному воспроизводству ВБР предполагается с помощью субсидий по кредитам на приобретение и расселение оплодотворенной икры, жизнестойкой молоди, кормов, рыбоводного оборудования российского и зарубежного производства и т. д. Как вы считаете, насколько эффективна будет такая поддержка?

— На мой взгляд, эффективность или неэффективность любой поддержки зависит от эффективности или неэффективности того предприятия, которому эта поддержка оказана. А сколько и в каком виде ни вливай денежные средства в неэффективную компанию, успешной она не станет. Для компаний, показывающих хороший результат, напротив, поддержка от государства будет полезной.

Поэтому, как я уже говорил ранее, необходим мониторинг предприятий — рыбодобывающих, рыбоперерабатывающих, рыбоводных — с целью оценки их эффективности, изучения производственных проблем и потребностей. Чтобы государство понимало, кому оно оказывает поддержку. Возможно, стоит создать государственное унитарное предприятие, которое бы осуществляло мониторинг. Провести своего рода перепись — посмотреть, у кого из предприятий какие проблемы, кому какая требуется помощь, над каким предприятием нужно поставить знак вопроса — а безопасную ли продукцию оно производит? Такая работа необходима, чтобы поддержка приносила результат.

— В завершение нашей беседы хотелось бы задать такой вопрос. Согласны ли вы с тем, что уже сейчас «в Сахалинской области заложены основы для перехода к экологически и экономически прогрессивному способу освоения водных биоресурсов (рыбоводное/аквакультурное хозяйство — добыча — переработка)» и этот потенциал остается лишь развивать. Насколько, по вашим наблюдениям, рыбный бизнес островного региона готов переходить к работе «по полному циклу»?

— Я абсолютно уверен, что основа для перехода рыбопромышленных компаний к рациональному освоению водных биоресурсов уже существует, даже несмотря на белые пятна в нормативно-правовой базе. Более того, у рыбопромышленников есть огромное желание развивать лососеводство — об этом свидетельствует тот факт, что из 38 лососевых рыбоводных предприятий 27 ЛРЗ функционируют за счет частного капитала. Наши ассоцианты выпускают более 400 млн. мальков лосося от общего выпуска Сахалинской области в 800 млн. Такие масштабы работы уже говорят о том, что собственники рыбоводных предприятий все-таки видят перспективу развития.

На сегодняшний день в Сахалинской области планируется к постройке, насколько мне известно, еще 15 рыбоводных заводов, рассматривается программа «Морской биотехнопарк», целью которой является развитие в регионе марикультуры.

Прогресс не стоит на месте, все прекрасно понимают: для того чтобы расти, необходимо развиваться, водные биоресурсы открывают большие перспективы перед экономикой страны. Надо помнить свою историю: в советское время перед войной, в период индустриализации, наша страна, прежде всего, что поставляла? Сельскохозяйственную продукцию и пушнину — возобновляемые ресурсы. Сегодня к этому списку добавились рыба и морепродукты.

Если мы хотим видеть большой вылов, мощную рыбопереработку, увеличивать за счет этого занятость населения, необходимо начинать с аквакультуры — развивать лососеводство и марикультуру.

Маргарита Крючкова

"fishnews.ru" 12.04.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100