Калининградский рыболовный клуб


Русские рыболовы


Статья «Русские рыболовы» М. Домбровского — явление совершенно уникальное. Много известно попыток — и наших и зарубежных — выделить основные типы рыболовов-любителей, но все они были в основном поверхностны. Как правило, авторы таких попыток не могли удержаться, чтобы не дать волю остроумию и не превратить свои описания в шаржи, иногда вполне удачные, иногда не очень. Домбровский же рассматривает основные типы рыболовов, встречающиеся в России его времени, совершенно серьезно. С тех пор прошло уже без малого 115 лет, но, как ни удивительно, почти все, о чем он пишет, сохраняет свою актуальность и в наши дни.

Русский рыболов представляет собою любопытное явление. С одной стороны, это смесь глубокого знания с громадной наблюдательностью, с другой — дилетантизм, граничащий с наивностью. Как везде в мире, и у нас в России можно заметить несколько типов рыболова: одни рыболовы идут по протоптанной дорожке, держась традиционной старины; другие вдумчиво наблюдают всякие явления, сопровождающие рыболовный спорт, и иногда создают изумительные по простоте и гениальности приемы.

Прежде всего мы видим два вида рыболовов: городских и провинциальных, разумея под последними людей, живущих вне города — в деревне, на даче, в имениях, на берегу моря и проч. Они резко между собой разнятся.

Насколько городской житель связан с местом жительства своего семейства, со службой, настолько он является дилетантом. Служебные обязанности в большинстве случаев заставляют его устанавливать те приемы и выбирать то время, какие позволяет служба. Утром до 8–9 часов, вечером — после обеда, в праздники — целый день, несмотря ни на погоду, ни на жару, очень часто можно увидеть этого страстного спортсмена или сосредоточенно смотрящим на концы удочек, или методически вынимающим и забрасывающим свою удочку в одном прикормленном месте. Для такого любителя часто не существует ни общество знакомых, ни театр, ни общественные гулянья. Наскоро закусив, захватив корзинку или мешок с рыболовными принадлежностями, в соответствующем костюме, в головном уборе, скорее напоминающем техасского кабальеро — охотника за вашим кошельком, чем мирного любителя-рыболова, такой рыболов тем больше предается своему любимому занятию, чем удачнее бывает его охота.

Это, можно сказать, самый яркий тип городского рыболова, и вы его чаще всего встретите на пригородной реке. Помимо служебных и семейных условий, ему приходится считаться еще с местными условиями рыболовства: или он живет далеко от реки или пруда, или излюбленные места захвачены другими рыболовами, и приходится искать новые. Иногда рыболов, собравшись после обеда на ужение, является домой на другой день вечером. Он ночует на берегу реки, наладив сомовые удочки, тут же он устраивается бивуаком. И эти ночевки, вероятно, надолго остаются в памяти рыболова, и часто вспоминается им ночная прохлада, треск костра, ночные тревоги...

Но он не одинок: как всякий русский, он ищет себе общества, какого-нибудь компаньона, который его обманет или которого он обманет, посадив его на худшее место, а сам захватив лучшее. Если эти рыболовы обладают достаточным багажом рыболовных знаний, они держатся отдельно и ведут каждый свое дело независимо один от другого и сходятся только на ночевку, закуску.

Разумеется, городские рыболовы не все похожи один на другого. Мы видим разновидности: есть рыбаки, покупающие свои удилища на толкучке в марте или апреле месяце, и есть рыбаки, покупающее их в магазинах. Характерное это отличие не останавливается на этом. Рыбак, покупающий удилища в магазине, почти всегда безнадежный дилетант. Он носит с собою окрашенную в зеленый цвет жестянку для червей, повешенную через плечо на ремне, он удит только с поплавком и катушкой, он или ходит по берегу, или стучит и постоянно ерзает на лодке, а удочка забрасывается на расстояние 2–4 аршина от него. Такие тонкости, как тишина, сокрытие рыболовного сидения, ему и в голову не приходят. Он бросает впоследствии этот спорт, говорит, что терпеть не может сидеть и клевать носом над удочкой. Такому рыболову всегда кажется, что достаточно погрузить лесу с наживой в воду, чтобы откуда-то приплыла рыба и схватила ее, несмотря на большую фигуру этого неосторожного рыбака, стучащего и разговаривающего. Не подходя вплотную к делу, он всегда низкого мнения об уме рыб. Водная стихия с ее обитателями — закрытая книга для него. Ему и в голову не приходит, что водные аборигены — живые создания, обладающие и глазами, и слухом, и памятью, и инстинктом. Толстой лесой с наплавком, который едва ли поместится в кулак взрослого человека, он забрасывает иногда не свежую наживу, грубо насаженную на крючок, на голое, пустынное от рыбы дно реки и долго сидит в ожидании клева. Не видя, что происходит в глубине, в воде, он не допускает, чтобы его видели. Он не может понять, что происходит в мозгах рыбы, когда она видит грубую снасть и слышит шум.

Суждения этих любителей, тратящих иногда большие средства, поистине бывают наивны. Часто незнакомые с естественными науками или знакомые с ними поверхностно, они не могут ни создавать что-либо новое, ни ориентироваться в разрешении тех задач, которые представляет им данная местность. Они подражают другим. Поэтому если они усваивают готовые приемы, слушаются людей опытных и не останавливаются даже перед тем, чтобы сломать свое дорогостоящее удилище, то они могут иметь успех.

Однако это не всегда бывает. Есть теоретики, вносящие в каждое дело раз навсегда составленную формулу. Он не слушает ваших советов, не соглашается с вашими доказательствами. Тяжелые на подъем, ленивые и физически, и умственно, эти господа иногда отличаются еще предвзятыми теориями. Нужен целый ряд очевидных неудач с их стороны и успехов с вашей, чтоб они высказались, что «вы ничего себе, хороший рыбак». Но и слушаясь опытных людей, эти господа не вносят в дело жара, увлечения, пытливости, вдумчивости, и потому и тогда терпят неудачи, которые приписывают в большинстве случаев вашим советам, непогоде, ветру, солнцу, даже комарам и мошкам, но только не своему неумению.

Таким образом, мы видим три разряда городских рыболовов, довольно резко отличающихся один от другого. Это, во-первых, деловой, знающий рыболов, постоянно наблюдающий, неутомимый, шевелящий мозгами. Постепенно разбирая иероглифы природы, он мало-помалу начинает читать ее и успех сопровождает его если не постоянно, то довольно часто. О нем с похвалой можно сказать, что он умеет ловить рыбу не только в мутной, но и в чистой воде, умея спрятаться от рыбы, гримируя снасть и замирая на месте в ожидании клева. Но, как звезды первой величины, эти рыболовы встречаются очень редко, уважаются своими коллегами, которые навязывают им свое имущество, свою особу, спрашивают их советов и все-таки редко имеют удачи, так как кроме подражательных приемов на пригородных реках нужны и творчество и знания. Низко пролетит ласточка над водой, громко дрозд начнет петь, схватится миниатюрный смерч на берегу реки, мошки жалят сильно, солнце садится за тучу, мигают звезды, дымок стелется по земле, рак хорошо падает в кош, петух вылетел на плетень — словом, тысячи мелочей имеют значение в глазах опытного и городского, и провинциального рыболова и служат вехами его успехов.

Он мало говорит о себе, мало фантазирует и даже во время рыболовных бесед не сходит с почвы фактов и практики. Это своего рода следопыт и страстный обожатель природы. Бог даст, этот тип не исчезнет с земли: есть яхт-клубы, велосипедные клубы и общества охоты, и они-то и должны рекрутировать истинных, здоровых морально и физически людей, которых мы и вправе назвать настоящими спортсменами. Сосредоточивая свое внимание на всяких обстоятельствах, имеющих связь с рыбной ловлей, они начинают любить природу тем больше, чем больше узнают ее. Луговой кузнечик, так однообразно выводящий свою монотонную песню, ночная лягушка, выводящая дробную трель, могут пробудить в его душе целую мелодию. Ухо его улавливает тихие звуки, и он научается отличать шлепанье сомового хвоста о воду от скачков гуляющего жереха. Он размышляет над всем, что видит. Поэтому целый хор впечатлений и мыслей охватывает его и заменяет ему общество. Вы не заметите в этой группе черствых людей. Эти рыболовы большею частью — поэтические натуры, прекрасные наблюдатели, хорошие рассказчики, метко и живо вводящие вас в свой мир.

Если эти рыболовы не смотрят на ужение как на промысел, то перед нами самый симпатичный вид рыболова. Ни зависти к вашему успеху, ни попыток испортить ваше ужение, ни косых взглядов и гробового молчания в вашем присутствии, ни профессионально рыболовной скупости: никогда вы не встретите отказ на просьбу поделиться парой червяков или крючком. Их не пугают тяжелые труды, когда, например, нужно проехать большое расстояние на лодке, они не боятся дурной погоды и умеют пользоваться всякими мелочами, чтобы удобнее расположиться. Рыболовство для них является не случайным занятием, прихотью, и в этом обстоятельстве заключается секрет их успехов. Эти господа настолько любят природу и преданы спорту, что стараются вести широкое рыболовство, для каковой цели покидают город и переселяются в деревню. С их деятельностью в деревне мы познакомимся позже.

М. Домбровский

"Охотничья газета" 1893 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100