Калининградский рыболовный клуб


Дальневосточные рыбаки-разбойники


Ежегодный объем неучтенного экспорта водных биоресурсов из Дальневосточного федерального округа составляет более 15 млрд. руб. Приморские эксперты полагают, что эта цифра может быть вдвое больше, потому что достоверными данными о масштабах браконьерства и наносимого им экологического ущерба не располагают ни Росрыболовство, ни пограничники.

Информация о незаконном промысле водных биоресурсов на континентальном шельфе исключительной экономической зоны России разрознена, фрагментарна и не дает возможности оценить его реальные масштабы. Однако эксперты делают анализ по косвенным данным. По данным Счетной палаты РФ, которая в 2012 году оценивала масштабы незаконного промысла в Дальневосточном бассейне, ежегодный объем неучтенного экспорта водных биоресурсов (ВБР) составляет от 15 до 30 млрд. руб. Цифра превышает доход всего рыбохозяйственного комплекса в 2011 году и составляет более 15% годового оборота всех рыбопромышленных предприятий (127,8 млрд. руб. — «НГ»).

Мнение аудиторов подтверждает и зарубежная статистика. В 2008 году неучтенный доход, фиксируемый в расхождении данных по объему и стоимости экспорта ВБР таможен Японии, Кореи, Китая и России, составлял 2,5 млрд. долл., в 2009 и 2010 годах — около 1 млрд., в 2011-м — 1,8 млрд. долл. А в 2012 году данные по объемам поставок только в Японию расходились в 4,7 раза, а в денежном выражении — в 13,2 раза.

По мнению приморских ученых, серьезнейшая угроза сохранности водных биоресурсов Дальневосточного региона — это организованные преступные группировки, которые пытаются монополизировать добычу, переработку, транспортировку морепродукции на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона и ее реализацию. По данным комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, из 8,3 тыс. участников рыбохозяйственной деятельности менее половины фигурирует в отраслевом мониторинге.

«О высокой степени криминализации отрасли говорят более 9 миллиардов рублей внутрироссийских хищений и более 104 миллиардов — участниками внешнеэкономической деятельности, — сообщил „НГ“ директор Центра изучения новых вызовов и угроз нацбезопасности Александр Сухаренко. — Выходит, что более четверти участников внешней торговли рыбопродукцией и почти дюжина процентов внутренней причастны к совершению тяжких преступлений в сфере экономики».

Криминальные «рыбные» группировки разработали различные способы извлечения прибыли, используя в том числе и международные рыбные аукционы. «Схема такова: добытая российскими судами партия рыбы экспортируется по заниженной стоимости в Китай или Корею по фиктивным контрактам с офшорными компаниями. После этого партия реализуется на аукционе по более высокой цене другой иностранной компании. Полученная выручка выводится из-под налогообложения и оседает на счетах в зарубежных банках. Помимо этого мошенники оформляют возврат уплаченного НДС, — рассказывает собеседник „НГ“. — Сегодня четверть дальневосточного улова скупается такими компаниями».

О том, что эффективной системы борьбы с браконьерством в России пока не создано, на совещании, посвященном перспективам развития рыбохозяйственного комплекса, говорил премьер Дмитрий Медведев. По его мнению, одна из приоритетных задач государства и ведомств — пресечение незаконного промысла и вывоза водных биоресурсов. А полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Виктор Ишаев уверен, что «развитие рыбной отрасли тормозят не только браконьерство, но и коррупция, как спрут опутавшая различные контрольно-надзорные органы».

Статистика правоохранительных органов округа только подтверждает, что работа их ведомств не соответствует уровню криминализации рыбной отрасли. В 2011 году количество выявленных преступлений в этой сфере сократилось на 16,7%, фактов браконьерства — на 9,1%, а сумма возмещенного ущерба — на 37,8%. Данные за 2010 год показывают, что число преступлений в самых коррумпированных отраслях региона было якобы еще меньше. Помимо этого в 19 раз сократилось количество раскрытых преступлений, совершенных организованными преступными группировками.

На «крючок» чаще всего попадаются не рыбные магнаты, а местные жители, добывшие рыбу себе на обед, и гораздо реже те, кто специализируется на промысле наиболее ценных видов рыб в составе организованных групп. Эти «рыбаки», как правило, имеют самоходные плавсредства, эхолоты, спутниковые навигационные приборы и орудия лова.

К нарушителям не применяются жесткие наказания — расторжение договоров, закрепляющих за ними доли квот добычи ВБР, и право пользования рыбопромысловыми участками, конфискация судов и орудий лова. В 2008–2011 годах у браконьеров было конфисковано 81 судно — это менее 10% от общего числа задержанных пограничниками нарушителей. Мягкость наказания провоцирует на дальнейший незаконный промысел.

"ng.ru" 12.07.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100