Калининградский рыболовный клуб


Вопросы престижа


Выбранные места из переписки рыбаков и чиновников

В конце мая, когда подходила к концу операция «Нерест», Татарстанское отделение Союза рыболовов направило в Росрыболовство письмо, в котором высказывались некоторые претензии к старшему госинспектору рыбоохраны по Республике Татарстан Валерию Нечаеву. И вот недавно из Росрыболовства пришел пространный ответ за подписью зама Крайнего Василия Соколова. Ответ удивительный.

Собственно претензия в письме была одна (цитирую): «инспектор рыбоохраны от совместной работы с общественниками устранился, и мы вынуждены при встрече с браконьерами обращаться к сотрудникам полиции».

Дело в том, что в период двухмесячника по охране весенненерестующих рыб члены Татарстанского отделения Союза рыболовов почти ежедневно выходили в рейды, тралили Каму и вытаскивали из воды браконьерские сети. Сети уничтожали, рыбу, если была еще живой, отпускали, погибшую сжигали вместе с сетями. За месяц с небольшим они выловили 330 сетей и множество других браконьерских орудий лова.

Помощь со стороны государственной рыбоохраны могла бы сильно повысить результативность рейдов. Однако помощи этой в лице того самого госинспектора Нечаева общественники так и не дождались. Свое письмо они завершили следующими словами, обращенными к главе Росрыболовства Андрею Крайнему:

«Нам и впредь хотелось бы работать вместе с Вашим ведомством на благо наших водоемов, и необходимым условием для этого является дружественная и активная позиция инспекторского состава».

А теперь давайте немного пофантазируем. Как бы ответил на призыв рыбаков к сотрудничеству правильный чиновник, искренне болеющий за охрану водоемов (представим себе такого на минуту)? Я думаю, примерно как-то так.

Дорогие друзья! Спасибо, что в наше непростое время находите возможность тратить свои деньги и время на то, чтобы хоть немного помочь нашим водоемам. Своим самоотверженным трудом вы даете пример для всех наших граждан.

Спасибо вам и за то, что хотя бы частично выполняете ту работу, на которую у государственной рыбоохраны просто не хватает ресурсов. Ведь штатных инспекторов у нас катастрофически мало: один В.Н. Нечаев чуть ли не на всю Каму!

Должен признать, что за двадцать лет, прошедшие с тех пор, как развалили прежнюю систему рыбоохраны, нам так и не удалось ее восстановить. Не удалось добиться от правительства, чтобы увеличили число инспекторов, не удалось добиться, чтобы ввели запрет на свободную торговлю сетями, хотя Росрыболовство полностью согласно, что такой запрет необходим. Все это — наши упущения и недоработка.

Есть и еще одно направление, в котором Росрыболовству необходимо действовать более активно. Приходится признать, что в нашем законодательстве есть целый ряд норм, которые затрудняют работу общественных инспекторов на водоемах. Росрыболовство прорабатывает этот вопрос, и мы сделаем все от нас зависящее, чтобы депутаты Госдумы внесли в действующие законы необходимые поправки.

Заверяю вас, что Росрыболовство очень ценит помощь общественности в борьбе с браконьерством, и мы примем все необходимые меры для того, чтобы ваше взаимодействие со Средневолжским теруправлением было максимально эффективным.

С уважением, подпись, число.

Думаете, из Росрыболовства пришло что-то подобное? Пришло нечто ровным счетом противоположное как по духу, так и по содержанию.

Подписано это письмо не Андреем Крайним, а его замом Василием Соколовым. Письмо большое, на четырех с лишним страницах, и приводить его полностью нет никакой возможности, да в общем-то и незачем. Никаких «спасибо» в нем нет и в помине. Главная мысль, которая в нем содержится, состоит в том, что «антибраконьерские рейды, самовольное изъятие и уничтожение рыболовных сетей и других браконьерских орудий лова являются грубыми нарушениями Положения об организации деятельности внештатных общественных инспекторов Федерального агентства по рыболовству, а также норм законодательства Российской Федерации». Для обоснования этого умозаключения г-н Соколов приложил немало усилий: две трети его письма — это добросовестно скопированные статьи и параграфы из всевозможных нормативных актов, начиная с Кодекса об административных правонарушениях и заканчивая приказом Росрыболовства о внештатных инспекторах рыбоохраны.

Достойный труд. Но скорее для прокурора, а никак не для одного из руководителей федерального ведомства, отвечающего за благополучие водоемов и их обитателей.

По г-ну Соколову получается, что действия общественников, когда они изымают из водоема браконьерские сети, забитые тухлой рыбой, подпадают под статьи «Самоуправство» и «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества». Странно, что он не указывает еще и меры наказания, которые положены по этим статьям. Видимо, общественникам самим стоит поинтересоваться и сделать для себя выводы на будущее.

Но то, что, выходя в рейды, рыболовы действуют вне правового поля, это еще полбеды. Оказывается, они этим еще и помогают браконьерам! «Бесконтрольное изъятие и уничтожение общественными инспекторами в нерестовый период сетей и других браконьерских орудий лова, — считает г-н Соколов, — оказывает браконьерам неоценимую услугу, скрывая от следственных органов улики уголовных преступлений».

Не очень понятно, правда, кто будет эти улики собирать и предоставлять следственным органам. Ведь, как сетует сам же Соколов в своем письме, «во время весеннего нерестового периода 2013 года старший государственный инспектор рыбоохраны В.Н. Нечаев был вынужден в единственном лице осуществлять контрольно-надзорные мероприятия по выявлению и задержанию нарушителей правил рыболовства».

Пожалуй, достаточно. Из приведенных цитат общая позиция руководства Росрыболовства и уровень аргументов вырисовываются, по-моему, вполне отчетливо.

Татарстанские рыболовы написали ответ. Вот отдельные его моменты, связанные именно с правовой стороной дела. «Итоги операции „Нерест — 2012“ у многих должностных лиц в Татарстане вызвали настоящий шок. Но при этом высокая результативность нашей работы некоторых насторожила: трудно было поверить, что столько брошенных сетей можно уничтожить, оставаясь в рамках правового поля. Именно поэтому Татарстанской природоохранной прокуратурой было дано указание Природоохранной прокуратуре г. Набережные Челны проверить нашу деятельность на предмет нарушения законодательства. Заключение по результатам проверки было однозначным: все в пределах закона, никаких замечаний по поводу нашей деятельности мы не получили. После этого в адрес общественников пришли благодарственные грамоты от Средневолжского теруправления Росрыболовства и от Правительства Татарстана».

А выводы из письма рыболовного начальства татарстанские рыбаки сделали вполне, на мой взгляд, логичные.

«Что же заставило Вас написать письмо, в котором Вы, по сути, объявляете нашу работу не только противозаконной, но и вредной для сохранения природы водоемов? Объяснение мы видим только одно. По итогам операций „Нерест“ в 2012 и 2013 годах в Росрыболовстве пришли к неутешительному выводу: общественность на свои деньги и в свое личное, свободное от основной работы время в несколько раз перекрывает эффективность государственной служба рыбоохраны с ее многомиллионными бюджетами. Наша деятельность на водоемах вскрыла всю несостоятельность Росрыболовства в деле налаживания рыбоохраны и борьбы с браконьерством. К тому же кое-где общественники стали явной помехой для криминального слияния рыбоохраны с браконьерами.

Общественников нужно сначала запугать, а потом — возможно, через несколько судебных дел — просто-напросто удалить с водоемов. Вот такая тактика и стратегия прослеживаются за текстом Вашего письма».

В ответ на письмо Соколова многие общественники в Татарстане стали сдавать свои удостоверения внештатных инспекторов. И это тоже логично, ведь, как пишет сам Соколов, «внештатные общественные инспектора не вправе совершать действия, наносящие ущерб престижу Росрыболовства и его территориальных управлений».

Вот такая переписка. Она вполне ясно раскрывает реальное отношение чиновников Росрыболовства к проявлениям гражданской активности со стороны рыболовов. Андрей Крайний часто в своих выступлениях и интервью произносит красивые слова о необходимости участия обычных рыбаков в деле охраны рыбных запасов. Но прочитаешь письмо его заместителя Соколова — и становится понятно, чего эти слова стоят.

А г-ну Соколову хочется пожелать не только и дальше совершенствовать свою технику «скопировал — вставил», но еще иногда и думать. А главное — печься о спасении не только чести мундира своих подчиненных и своего собственного, но и рыбы в наших водоемах от тотального истребления браконьерами. Ведь это главная задача того ведомства, в котором он несет свою государственную службу.

Алексей Цессарский, Председатель МОО "Союз рыболовов"

"rybak-rybaka.ru" 23.07.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100