Калининградский рыболовный клуб


За последние двадцать лет я не знаю лучшего руководителя отрасли, чем Андрей Анатольевич Крайний…


— считает Генеральный спонсор Камчатского регионального этапа Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка», один из крупнейших рыбопромышленников России, депутат Законодательного Собрания Камчатского края В.Н. Полукаров.

Вахрин С.И., главный редактор сайта «Рыба Камчатского края», президент Камчатского регионального фонда «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!», являющегося одним из организаторов Камчатского краевого фестиваля «Сохраним лососей ВМЕСТЕ!» и Камчатского регионального этапа Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка»: Василий Николаевич, я, конечно, был от души рад, когда именно вы приняли решение стать Генеральным спонсором камчатской «Народной рыбалки». Для наших читателей поясню — мы с вами знакомы не первый год, а если быть точным — почти тридцать лет. Вместе работали в рыбоохране. В 1986 году в Дальиздате вышел сборник «Норд-Ост. Природа. История Люди» — очень популярный на Камчатке в то время. Там был и мой очерк «Рыбинспектора». Я хочу напомнить об одной характеристике, которую я дал одному из героев этого очерка: «Энергичный, легкий на подъем, коммуникабельный, азартный — этим он разжигает людей. И в то же время опытный, с трезвым и холодным расчетом, с железными нервами и таким же авторитетом, властный и жесткий в деле — он сплачивает людей и руководит ими в трудном и опасном деле, когда можно поддержать человека шуткой, когда — приемом каратэ...». Это ведь о вас, Василий Николаевич...

П.В.: Да уж...

В.С.: После Камчатрыбода вы работали в Петропавловском госпромхозе и задолго до прихода капитализма в стране начали искать свой путь в рыбном бизнесе — я помню, как вы начали осваивать неиспользованные промышленностью ресурсы на самом севере Олюторского района, в диких местах, где еще не побывала цивилизация.

Помню и первую вашу компанию, которую вы создали на заре перестройки и весьма символично назвали ее в честь бога Одина — предводителя северных белых народов — ариев и властителя их столицы на Земле — Асгарда.

Из этой компании вышли потом многие известные сегодня рыбопромышленники Камчатки.

Я хорошо помню историю становления и другой вашей компании — «Поллукс», которой вы открывали свой путь уже не в прибрежное, а в океаническое рыболовство.

А сейчас, как я знаю, вы (точнее, ваша семья) снова вернулись в сферу прибрежного рыболовства, поближе к земле, поближе к Камчатке.

Поэтому я и не удивлен (или не очень удивлен) тем, что вы так горячо поддержали идею развертывания на Камчатке «Народной рыбалки» и стали Генеральным спонсором Камчатского регионального этапа Всероссийского фестиваля. Но, думаю, для этого у вас были и какие-то еще причины и мотивы?

П.В.: Конечно, были. Хочу вам сразу сказать, что я являюсь приверженцем многих идей руководителя Федерального агентства по рыболовству Андрея Анатольевича Крайнего. А «Народная рыбалка» — это, как мне кажется, наиболее удачный из всех его удачных проектов. Что такое рыбалка — это энергия, это страсть. Это выражение дикого восторга и хорошей мужской похвальбы. Это состязание, память о котором сохраняется на всю жизнь. И то, что появился такой Всероссийский фестиваль и проходит он в самых разных регионах нашей огромной страны — это не просто замечательно, это трижды здорово.

И я хочу, чтобы на Камчатке тоже можно было вспомнить что-то приятное, связанное с рыболовством. Не потайные схроны, ночные вылазки, бегство от инспекторов, «порево» рыбы на икру и последующие попойки на средства, вырученные от удачной «рыбалки»...

В.С.: Но ведь это тоже отражение нашей действительности по некрасовской формуле" «Кому на Руси жить хорошо?». Поиск счастливого человека. А у каждого человека понятие о счастье разное. Порой эти понятие расходятся просто в диаметральном положении, как у браконьера и рыболова-спортсмена или любителя.

П.В.: Вот и я об этом постоянно думаю. И порой просто не могу понять наш народ (не весь, конечно), из которого вышел сам.

Кем я был — срочником, которому посчастливилось служить на Камчатке в Завойко и которого просто (на мое счастье) вербанули (завербовали) после армии поработать в рыбной промышленности. Потом я стал инспектором рыбоохраны, начальником опергруппы, инженером лова в госпромхозе, а уж после всего этого — рыбопромышленником...

Но я даже не о себе. Я бы сегодня хотел сказать немножко о другом (это как раз по теме), почему я хочу участвовать во всем, что является народным не по названию, а по сути). СМИ и блоггеры (которые сейчас стали так популярны), постоянно ругают (и даже очерняют) действующую власть, которую уже тринадцать лет возглавляет Владимир Владимирович Путин. Популярность у него, конечно, неслыханная. Настолько он популярен, что даже когда поймал какую-то щуку, будучи на отдыхе, вся страна обсуждала ее фактические размеры и спорила подделка это или нет, как будто Путин и щук ловит для поддержания своей популярности в народе. Но мы знаем, что о человеке много говорят и спорят только тогда, когда он из себя что-то ПРЕДСТАВЛЯЕТ. И в своем интервью я хотел бы донести мнение простого человека. Я не чиновник, я — рыбопромышленник. Народ попросил меня избраться в депутаты. И меня избрали. Уже второй раз подряд. И по депутатским делам, и по делам бизнеса мне приходилось встречаться с людьми, которые занимают в аппарате Президента или занимали в аппарате вице-премьера Путина очень высокие должности. И я вам признаюсь, что эти события стали переломными в осознании моей собственной роли и собственного предназначения для развития страны, как бы это высоко не звучало. Просто эти люди дали мне понять, что я на самом деле интересен им и для серьезного разговора и для решения важнейших проблем развития отрасли, что эти люди не просто уважают мое мнение (как и мнение всех остальных присутствующих на этих заседаниях), но это мнение для них ДЕЙСТВИТЕЛЬНО важно в государственном плане, в государственных масштабах, в перспективах развития нашей страны.

Например, по просьбе Росрыболовства (конкретно, Андрея Анатольевича), мы — нас было семь человек (представитель Росрыболовства, представитель Мурманрыбы, представитель Союза переработчиков России, представитель Калининградского порта, представитель Новороссийского порта и я от Камчатки) — встречались с Игорем Ивановичем Шуваловым.

Были приглашены на эту встречу люди, которые заняты в рыбохозяйственном комплексе и знают все нюансы внутриотраслевых и межотраслевых проблем. Нас заранее предупредили, что время встречи ограничено до сорока минут. И вот после этой встречи я понял, насколько Правительство заинтересовано в развитии отечественной рыбной промышленности. Вместо запланированных сорока минут мы проговорили час сорок! Это был 2006 год, разговор происходил в период рыбных аукционов в преддверии закрепления промысловых участков и закрепления квот. После этого разговора я был убежден, что в скором времени наступят очень серьезные изменения с колоссальными социально-экономическими последствиями. Что нас ждут серьезные перемены. Настолько скрупулезно, дотошно изучал проблемы отрасли Игорь Иванович. А потом, уже, когда закрепление прошло, мы встречали на Камчатке уже самого В.В. Путина, который прилетал сюда и проводил совещание. И я, как человек от рыбалки, человек, не любящий все эти посиделки, официозы и собрания, первый раз в жизни не заметил, как прошло время. В час ночи совещание началось, в три ночи оно закончилось. Я вышел, думая, что прошло минут 20, ну, полчаса от силы... Я сидел настолько завороженный всеми теми идеями и мыслями, которые он высказывал, что и не заметил, как летит время. Настолько все было актуально, грамотно, точно, словно Владимир Владимирович всю жизнь отработал, как и я, в рыбной отрасли и говорил со мной на одном со мной языке. На моем языке! Он тогда был еще премьер-министром и еще решался вопрос, будет ли он президентом или не будет. Но я уже тогда понял, что если кто и будет президентом, то только он, потому что я хотел этого сам, потому что видел, насколько человек глубоко понимает проблемы отрасли и радуется, искренне и горячо, нашим первым положительным результатам. Как раз в это время наша краевая администрация подготовила фотоотчет о том, как А.А. Крайний открывал новые заводы «Ллойд-Фиш» и «Народы Севера», которые были построены буквально за полтора года. Москвичи были поражены, когда увидели эти заводы, каких и в Европе по пальцам можно пересчитать. А тогда как раз решался вопрос о квотах под киль. И члены Правительства, или принимая вместе с нами эти заводы, или видя их на фотографиях, получая данные об их производительности и качестве выпускаемой рыбопродукции, понимали, что нельзя уже давать квоты под киль. Потому что, когда закрепили за человеком речку (участок) и дали право ловить в течение 20 лет, или когда закрепили за рыбопромышленными компаниями на десять лет доли в общем ОДУ, люди начали самостоятельно вкладываться, начали строить заводы, начали переоборудовать и строить рыболовные суда. Есть сегодня траулеры, которым по паспорту уже 25 лет, но на нем стоит современная японская аппаратура, размещены новые траловые комплексы, есть новые суда (на базе старых, от которых остался один только киль), которые в приемных мощностях не уступают плавбазам. И хотя тогда (как и сейчас) все равно ходили (и еще ходят) разговоры про эти квоты под киль, я понял главное, что этого не будет, потому что то, что увидели наши большие чиновники на Камчатке, открыло им глаза на будущее рыбной отрасли. Заместитель министра экономики, помню, поднял над головой альбом с фотографиями, с красочными иллюстрациями заводов и сказал, что если эти заводы работают, то значит нельзя их и рушить новыми реформами.

То есть, несмотря ни на что, ни на какие веяния, сплетни и пересуды, мы знаем, что есть государственный курс, который определяет Президент, и мы видим, что Владимир Владимирович ведет страну в верном направлении — в направлении ее полноценного развития. Мы видим, как Россия восстанавливается, как она заявляет о себе, как с ней начинают считаться. Сильная Россия ведь не нужна никому, кроме нас самих. Мне, как человеку, который входит в законодательную власть, хотелось бы кое-кого из своих земляков-россиян и предупредить: не надо раскачивать лодку, тем более, когда эта «лодка» — огромная многонациональная страна. Все должно идти постепенно. Как не может человек вечером лечь спать, а утром проснуться богатым, если говорить об некоторых современных идеалах счастья (если, конечно, ему на голову не упадет наследство), а тем более не может в одночасье подняться с колен разрушенная страна — бывшая основная колония советской империи. Но в то же время я понимаю, я чувствую, что это наше неравномерное развитие, экономические и социальные трения, которые есть в обществе, происходят, прежде всего, от того, что МЫ ОЧЕНЬ БОГАТЫЕ — и мы сами, и наша территориально и ресурсно огромная страна. Мы обленились, если судить по-крупному, если быть беспристрастными и принципиальными. Вот, если даже просто посмотреть на Камчатку, — ведь у нас пять тысяч (!!!) вакантных рабочих мест! Не работают целые... поселки. Во многих поселках стоят рыбоперерабатывающие заводы, завозятся рыбаки и рыбопереработчики с материка, из Средней Азии, а наши люди просто уже не хотят работать, они разучились работать. Они просто паразитируют на богатстве страны. И это не только на Камчатке, богатой рыбой. Повсеместно. Русский человек настолько трудолюбивый, настолько смекалистый, настолько гибкий и умный, что ему любое дело по плечу, но, приходит он к выводу: зачем напрягаться, когда жизнь стабилизировалась, пенсии платят вовремя и можно с лихвой, не утруждая себя, пожить за счет страны и ее природных богатств...

Но самое страшное для меня вот что. Меня часто, как депутата, приглашают разговаривать с молодежью. Они спрашивают: как вы достигли всего этого, а я отвечаю, что просто все время работал. И вижу — не понимают. Им нужно сразу и много. И я вижу, что есть в этом нашем общенациональном российском богатстве какой-то изъян. По статистике сегодня только два (!!!) процента молодежи хотят открыть свое собственное дело, работать сами на себя, создавать трудовые места, а все остальные хотят быть чиновниками, пристроиться на государственную службу, хотят в МЧС, в прокуратуру, в полицию, в любое место, где можно... НЕ РАБОТАТЬ.

В молодости, когда я мобилизовался после армии, мне тоже очень хотелось хорошо жить и вот, помню, сидели мы в палатках, завербованные на путину, и я был самый молодой — мне был 21 год — как раз шла Охотоморская путина, а мы на берегу на старой базе фабрики орудий лова на готовились к выходу в море, получая необходимое снаряжение. И я спросил у самого старшего из нас, у морского бродяги: «Дядь Саш, скажи, вот ты много прошел, везде побывал, у тебя когда-нибудь были большие деньги». На что он мне с пониманием так, со знанием дела сказал: «Их вот нет-нет, потом маленький перерыв — и опять нет!» Поэтому мне жаль молодежь — ту, которая вместо того, чтобы создавать свое собственное дело, работать на себя, хочет быть поближе, где-то рядом с большими, но чужими, деньгами, ищет, где пристроиться, приспособиться...

Но есть, слава Богу, и другие примеры — мы обратили внимание на такой камчатский феномен, как Медицинский колледж. 50 мест — 150 поступающих, то есть 3 человека на место. Молодежь тоже начинает понимать, что нужна специальность, которая тебя поведет по жизни дальше. Видимо, и в администрации края уже понимают, что есть серьезная нехватка врачей на Камчатке и создают благоприятные условия. Вот этот подход мне нравится: сначала молодые люди поступают в колледж, потом в институты и дальше идут вверх — ведь врач он учится всю жизнь. И меня очень радует, что молодежь начинает определяться. Время ларьков давно уже закончилось.

Но бывает, к сожалению, и совсем не так: молодой человек закончил, например, курсы рефмашиниста и приходит к нам устраиваться на работу. Спрашиваю, сколько бы ты хотел зарплату получать, а он отвечает — 100 тысяч. Я говорю, но мы не можем тебе такие деньги сразу платить, мы готовы тебе платить сейчас сорок, но это будет стабильно, а мы на тебя будем смотреть, что ты из себя представляешь, как ты работаешь, а уж потом решать поднимать или не поднимать зарплату. А он в ответ: нет, меня это не устраивает и идет таксует, постепенно теряя интерес к полученной профессии, привыкая к свободной жизни (кто же молодого и неопытного возьмет сразу на 100 тысяч!). Вот поэтому более пяти тысяч рабочих мест на Камчатке вакантных!

А ведь это места не просто за еду, а за нормальную зарплату. Ведь были времена, когда на рыбацком флоте работали за похлебку! Люди выходили в море, приходили домой и не могли получить деньги. Сейчас же совсем другая ситуация. Когда правительство пошло другим путем и провело закрепление за предприятиями долей и рыболовных участков, когда предприниматель осознал, что ему уже не надо ходить и кланяться местной власти, выпрашивая, умоляя их дать разрешение на то, чтобы можно было ему в этом году невод поставить (и так каждую путину!). И сейчас не нужно рассовывать деньги по кубышкам на черный день — их хватает и на заработную плату и на развитие. Сегодня рыбопромышленники вкладывают свои средства ни в Испанию, ни в Таиланд, а в свой родной камчатский берег.

Возьмите любую компанию, проедьтесь по западному, по восточному побережью — там очень валютоемкие вложения, там речь идет о десятках миллионов долларов! А такой пример, как Озерновский РКЗ, — так там вложений за сорок миллионов евро! Люди видят перспективу, и никто уже не хочет уезжать с Камчатки, как это было раньше.

Поэтому мне и хочется сказать доброе слово о людях, которые во главе этого движения, направленного на развитие и усиление нашей страны. Любое движение возглавляется. В любом движении есть лидер. И то, что Россию начинают уважать и даже бояться (не в военном, а в экономическом смысле, как мощного конкурента) — это заслуга нашего лидера — заслуга Владимира Владимировича Путина и его команды.

Один из членов этой команды — Андрей Анатольевич Крайний И я скажу вам откровенно: за последние двадцать лет я не знаю лучшего руководителя отрасли, чем Андрей Анатольевич Крайний.

В рыбном бизнесе нас ведет именно он, Крайний — руководитель Федерального агентства по рыболовству.

За каждым из нас, рыбопромышленников, стоят семьи, стоят дети, за которых мы ответственны. Рыбный бизнес — бизнес очень и очень рискованный. Я прошел много этапов — и социалистический, и капиталистический. Был период в постсоветской России, когда рыбной промышленностью, вроде как, управляли профессионалы, а мне было очень трудно работать — они рушили все, что только можно разрушить, создавали колоссальные препятствия для развития отрасли и губили ее на корню. Вы посмотрите, что осталось на дальневосточном побережье от реформаторов 1990-х годов. Реформаторов-профессионалов. Развалины. Руины. Кладбища...

А вот сейчас пришли непрофессионалы, в том числе и у нас, на Камчатке, такие как, например, Владимир Михайлович Галицын, человек незашоренный, независимый ни от какой компании, человек, который сам себя сделал и который пользуется среди рыбаков уважением. Это и бывший спецназовец, бывший работник милиции Евгений Павлович Широков — он тоже не профессионал, не рыбник, но он, как и Владимир Михайлович, человек ДЕЛА!

Или вот Герман Станиславович Зверев — этот вообще журналист, а является бессменным и непререкаемым лидером крупнейшей и мощнейшей в России Ассоциации добытчиков минтая. Нынешняя ВАРПЭ (Всероссийская Ассоциация) по мощи и авторитету лидеров и рядом не стояла.

А теперь откроем секрет Полишинеля: откуда взялись рекордные исторические (как пишут в газетах) объемы вылова? Они ж были всегда, просто они не учитывались. Их просто воровали. Потому что давалась квота, эту квоту вылавливали, но вылавливали к этой квоте еще две такие квоты, потому что невозможно было по-другому сделать. И был вылов 50 тонн, но мы все понимали, что выловлено 150. И мы видели, как эти «профессионалы» давали добавку в декабре, когда путина заканчивалась в августе. Но река в августе была завалена рыбой! В декабре уже и сненки (дохлой отнерестившейся рыбы) не оставалось. И не было смысла в эту реку запускать лишнюю рыбу, которая готова задавить сама себя раз уж пришла на нерест, чтобы погибнуть во имя воспроизводства своего потомства! Когда было такое, чтобы даже в дренажных мелиорационных каналах рыба была! В 1983! В 1998! Потому что не смогли выловить и обработать эту рыбу. И так мы мучились все 1990-е и до середины 2000-х. А пришли в середине 2000-х годах в отрасль непрофессионалы-журналисты, которые дали нашей рыбалке свет, а рыбе жизнь, и рыбалка вышла из тени, и вот они откуда большие уловы. И если в таком направлении все это будет продвигаться и дальше, то рыбная отрасль обязательно возродится. Для человека, который хочет хорошо жить, но при этом и хорошо работать, сделали все. За нами закрепили долгосрочный ресурс, дали возможность не воровать, не прятаться. Людям, я скажу, выгодно работать честно. Именно ВЫГОДНО работать честно. И я анализирую и вижу, что это вот спокойствие, стабильность пришли в мой дом, в мою компанию, в мой бизнес вместе с приходом на руководство отраслью Крайнего Андрея Анатольевича. Я говорю об этом откровенно и открыто, несмотря на то, что Андрей Анатольевич постоянно на острие каких-то острых, ярких, значимых событий — в том числе и склок, и разборок, и домыслов, и имя его склоняют сегодня в стране все, кому не лень. Он — открытая мишень. И что меня всегда поражает — ему, вроде, как даже нравится ходить по острию ножа и осуществлять такие идеи и проекты, от которых дух захватывает. В том числе и «Народную рыбалку». Это же такой праздник для миллионов людей!

Он свой. И с нами, рыбаками, разговаривает на простом и понятном рыбацком языке. Он в рыбацкой теме, о чем бы мы не говорили. Иногда он даже указывал рыбакам на их ошибки и, главное, те признавали, что эти упреки справедливые.

И еще раз о профессионалах. Ведь кто только не возглавлял Комитет или Агентство по рыболовству. По году-два — и, не задерживаясь, маршировали дальше, если не садились в тюрьму. А пришел непрофессионал Крайний и 7 лет подряд работает и, главное, отрасль КАРДИНАЛЬНО изменилась в лучшую сторону, пошла вверх, хотя недовольные (а они всегда будут) все же есть, не спорю, но это уже так называемая наша ментальность — говорить о хорошем только плохо.

Вот, говорят, например, что это именно его предшественники, а не он, как раз и создали базу, от которой оттолкнулся господин Крайний и повел отрасль победным маршем, забыв о тех, кто эту победу «ковал». Уже забыли напрочь люди, что именно его предшественники создали совсем другую базу — рыбные аукционы. Создали кошмар для рыбаков. Я участвовал в работе по аукционам. Мы покупали по 600 долларов тонну воды Охотского или Берингова моря и наше судно, когда выходило в море, то его капитан еще не понимая, что он уже попал, потому что окупить РЕАЛЬНО эту тонну ВОДЫ невозможно. И много компаний развалилось. Выжили единицы, но именно они сегодня и набрали мощь. И теперь уже есть компании в России, которые могут работать в любой точке Мирового океана.

И, соответственно, наступило время, когда должен быть пересмотрен статус-кво Агентства или Комитета по рыболовству. Если мы вновь становимся великой рыболовной державой (а говорить об этом уже есть все основания), то пора услышать в Москве и требования Третьего Всероссийского съезда рыбаков — создать самостоятельное и мощное Министерство рыбного хозяйства России под стать Министерству рыбного хозяйства СССР, которое организовал в свое время Александр Акимович Ишков. Кстати, Андрей Анатольевич Крайний многие свои идеи черпает из истории рыбной промышленности при Ишкове — в том числе и специализированные магазины «Океан», через которые можно осуществлять розничную торговлю и конкурировать с иностранцами (с теми же норвегами, которые заполонили Россию своей лососевой химией).

Мы уже много раз были в составе Минсельхоза И уже не раз мы, рыбопромышленники, стояли в очереди на прием вместе с поросятниками и кукурузосеятелями, и там до рыбы никому не было дела! Там она НИКОМУ не нужна. Был в свое время заместителем министра бывший начальник Главрыбвода Владимир Абдурманович Измайлов — но его голос там был как глас вопиющего в пустыне.

Но, несмотря на это, все равно Крайний любыми путями ведет рыбную отрасль к тем победам, которые сейчас есть. Если бы правительство пошло навстречу Третьему съезду рыбаков и создало Министерство рыбного хозяйства, и это Министерство возглавил бы Крайний, мы бы сейчас уже ловили в Мировом океане. Это его мечта. На многих совещаниях он говорит об этом.

В.С.: Это, наверное, сегодня мечта многих капитанов дальнего плавания России

П.В.: Да! Я даже детям всегда говорил: вы смотрите за горизонт, расширяйте свой кругозор, мечтайте. Все мечты материализуются. Если ты мечтаешь и идешь к своей мечте, то она обязательно сбывается. Крайний берет сегодня самое лучшее у самого лучшего рыбного министра страны, и рыбная отрасль растет на глазах. Мне кажется, пройдет еще каких-нибудь два года и в отрасль придут очень сильные игроки. Крайний первый заговорил о том, что надо выдавливать иностранный флот отсюда, что Pacific Andes не должен контролировать российские компании. До него ведь никто об этом не говорил. И даже никто об этом не помышлял. А Крайний сделал все, чтобы они ушли отсюда, так же как сейчас он выдавливает корейцев, японцев. Здесь должны работать только россияне. И это правильно. Это наши национальные ресурсы, которые должны служить во благо страны, во благо народа.

И в этом я целиком и полностью поддерживаю Андрея Анатольевича, в том числе и в реализации его замечательной идеи организации Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка»

И мне бы хотелось пожелать ему удачи в его работе. Удача — что еще может быть важнее для настоящего рыбака!

"fishkamchatka.ru" 16.08.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100