Калининградский рыболовный клуб


Таблички "Проход к воде запрещен" отправят на свалку


Любители поплавать, просто отдохнуть около речки, озера или пруда в следующем пляжном сезоне смогут без помех попасть к воде. А лыжникам зимой не будет преград для бега. Тем же, кто «приватизировал» берег, в том числе и морской, придется убрать шлагбаумы и таблички: «Проход запрещен: частная собственность!». Либо платить штрафы до миллиона рублей.

В ноябре вступили в силу поправки в Водный кодекс, которыми введены новые штрафы за ограничение доступа к береговой полосе водных объектов, рассказал «РГ» министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской. И добавил: штрафы очень существенные. Для граждан — в размере от 3 до 4 тысяч рублей, для должностных лиц — от 30 до 40 тысяч рублей, для юридических лиц — от 500 тысяч до миллиона рублей.

Грозят в перспективе большие — миллионные — платежи и промышленным предприятиям, которые не установят в ближайшее время локальные очистные сооружения, добавил министр.

В пятницу он запустил в эксплуатацию блок ультрафиолетового обеззараживания сточных вод в Ростове-на-Дону. Это поможет в течение нескольких лет значительно улучшить качество воды в реке Дон и экологическую ситуацию в регионе. По словам Донского, это самый крупный проект, связанный с ультрафиолетом, не только в Центральной России, но и Европе. Блок ультрафиолетового излучения позволит отказаться от хлора при обеззараживании сточных вод в пользу менее агрессивного ультрафиолета. Кроме того, он способен убивать вредные бактерии, которые «не берет» хлор. Вода, прошедшая такую очистку, биологически безопасна. Попав в водный объект, она не снижает его рекреационный потенциал, безопасна для купания и отдыха, а также для существования и развития в ней биологических ресурсов.

Проблема воды в России стоит достаточно остро, как ни парадоксально это звучит. Мало того, что вода неравномерно распределена по территории страны — всего у нас три миллиона рек, но используются водные ресурсы только трех тысяч из них — большая часть воды течет за Уралом, где мало населения.

А там, где плотность людей и предприятий очень высока — в центральной части, на юге — воды немного. Плюс ко всему качество ее оставляет желать лучшего. Как признались «РГ» в минприроды, ситуация с состоянием как подземных, так и поверхностных источников централизованного питьевого водоснабжения и качеством воды в местах водозабора продолжает оставаться неудовлетворительной. В целом по России не соответствует санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам каждый третий поверхностный источник питьевого водоснабжения (35,7 процента) и каждый шестой — подземный (16,4 процента). Доля проб воды из источников централизованного водоснабжения, не соответствующей гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям — 30,7 процента, по микробиологическим показателям — 5,4 процента. Высокий процент неудовлетворительных проб из централизованных водоисточников отмечается в регионах, где вода берется в поверхностных водоемах.

Причина снижения качества подземных вод — изменение их гидродинамического состояния из-за длительной и мощной эксплуатации. Увеличение минерализации, общей жесткости, содержания железа и марганца, стронция, сероводорода характерно для подземных вод в пределах крупных промышленных центров с большим отбором воды.

В водопроводной сети качество воды после подготовки в течение последних трех лет остается на одном уровне. Доля же водопроводов из подземных источников, не соответствующих санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам составляет 18,2 процента, а среди водопроводов из поверхностных источников — 45,2 процента. Основная причина — высокий износ водопроводных сооружений и сетей, который в некоторых регионах достигает 70 процентов. Что касается реки Дон, то качество воды в ней последнее время ухудшилось. Оно относится к категории З «б» — очень загрязненная. Так что новая система ультрафиолетового обеззараживания стоков должна помочь местной экосистеме со временем приблизится к норме. Также в Ростове-на-Дону планируется строительство завода по сжиганию илового осадка — по новой технологии, безопасной с экологической точки зрения. Цена вопроса обоих проектов — 41 миллиард рублей. На ультрафиолетовую систему потратили почти половину этой суммы — 17 миллиардов рублей. Семь из них выделил федеральный бюджет (в рамках ФЦП «Развитие водохозяйственного комплекса Российской Федерации в 2012-2020 годах»).

Как отметил Сергей Донской, этот ростовский проект — пока, к сожалению, один из немногих.

Сергей Ефимович, как известно, основными загрязнителями воды являются не водоканалы, а промышленные предприятия. Сможет ли государство заставить их в ближайшее время очищать свои стоки?

Сергей Донской: Два года назад был принят Закон «О водоснабжении и водоотведении», который обязывает предприятия строить локальные очистные сооружения. Но до сих пор идет спор, когда они должны начать это делать. По действующим правилам — с 1 января 2014 года. То есть двухлетняя отсрочка им уже была дана. Однако сейчас бизнес заявляет о неготовности и просит еще раз отложить время вступления в силу этого положения. Правительство пошло на встречу, хотя, сколько еще времени будет дано бизнесу — окончательно не решено. Профессиональное сообщество просит два года, но есть вероятность, что срок будет короче. И третьей отсрочки точно не будет. Станет обязательным для исполнения принцип «меняйтесь или платите». Стоки от многих предприятий проходят транзитом через очистные сооружения водоканалов. Но водоканалы технологически могут очищать только бытовые стоки. По статистике, 62 процента сбросов загрязненных стоков в водные объекты приходится на ЖКХ, но фактически значительная их часть — «чужая грязь», которую сбрасывают промышленные компании.

Если предприятия так и не начнут устанавливать локальные очистные сооружения. Чем им это грозит? Не получится ли, что заплатить штраф будет дешевле, чем модернизировать систему?

Сергей Донской: В рамках Закона «О водоснабжении и водоотведении» ответственность промышленных компаний четко установлена, таким образом, обеспечен принцип природоохранного законодательства — «загрязнитель платит». В европейских странах к промышленным предприятиям предъявляются аналогичные требования. За сбросы в канализационные сети предприятия должны платить как за сброс напрямую в водный объект. Если эти сбросы сверхнормативны, то платежи могут составлять миллионы рублей, так что гораздо выгоднее все-таки обновить оборудование.

Тем более что государство готово им в этом помочь. В частности, в рамках программы «Развитие водохозяйственного комплекса России в 2012-2020 годах», которая была запущена полтора года назад. Общий объем финансирования из федерального бюджета — 523 миллиарда рублей. Субсидии из него предоставляются на возмещение части затрат на уплату процентов (три четверти от ставки рефинансирования Центробанка) по банковским кредитам, полученным на инвестиционные проекты по строительству и модернизации систем водоснабжения и очистных сооружений.

За время действия программы планируется предоставить более 16 миллиардов рублей на реализацию более 200 проектов. В 2014 году минприроды намерено выделить 1,2 миллиарда рублей водоканалам и промышленным предприятиям на модернизацию очистных систем. В целом же программа предполагает не только модернизацию очистных сооружений, но и строительство гидротехнических сооружений, берегоукрепление и еще комплекс мер, направленных на всестороннее решение «водной» проблемы. Так что компаниям лучше уже сейчас приступить к проектированию и строительству или модернизации своих локальных очистных сооружений. При этом инвестиции в строительство, исходя из разработанного минприроды и принятого правительством постановления, зачитываются в плату за негативное воздействие на окружающую среду в результате сброса в системы канализации. Также весной 2013 года правительством страны был установлен порог для предприятий-абонентов в 200 кубометров сточных вод в сутки.

Многие ли регионы уже стали участниками программы?

Сергей Донской: С начала ее действия начали реализовывать 20 проектов на сумму 44 миллиарда рублей — в Санкт-Петербурге, Липецке, Твери, Владивостоке, Оренбурге, Барнауле. Софинансирование — одно из главных условий. Так что деньги на реализацию проектов идут из нескольких источников — из федерального бюджета, бюджетов регионов и городов и бизнеса. Из тех 44 миллиардов, 11 миллиардов — деньги бизнеса. На участие в программе заявки подпали почти все регионы. Мы не можем сразу всех удовлетворить, но в определенном порядке деньги будут выделены всем, несмотря на корректировки федерального бюджета. Приложим максимум усилий.

Что касается доступа к воде. Теперь он должен быть открыт для всех желающих? Кто следить за этим будет?

Сергей Донской: Мы считаем, что введение серьезной административной ответственности позволит в разы сократить количество любителей незаконно ограничивать доступ людей к водным ресурсам. Отсутствие «защитного щита» у хозяйственных объектов, расположенных рядом с водоемами и обеспечивающих их охрану от загрязнения, засорения, заиления и нерационального использования с ноября этого года также карается штрафами, увеличенными в разы. В отдельных случаях «цена вопроса» может доходить и до миллиона рублей (для юрлиц). Победа над «проблемой заборов» и повышение уровня ответственности не только улучшит общее состояние водных объектов, но сделает наши берега более живописными, а воду — чистой. Следить за исполнением будет Росприроднадзор.

Марина Грицюк

"fishkamchatka.ru" 25.11.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100