Калининградский рыболовный клуб


Ахтунг! Водоохранная зона…


Именно с такой экспрессивной завязки началась переписка на одном из российских форумов для заядлых рыбаков. Далее по тексту: «Теперь запрещено движение и стоянка транспортных средств в водоохранной зоне вне дорог с твердым покрытием. К примеру, на крупных реках водоохранная зона 200 метров от кромки воды. И служители закона тут как тут, вояжируют вдоль берегов и собирают дань с отдыхающих и рыбаков. Официальный штраф 3500-4000р. Кто что думает и как жить дальше?»

Далее возмущенные посетители форума припомнили грехи власть имущих и коттеджи на берегах рек. Потом подключились юристы в стремлении проконсультировать жителей, как им жить в существующей реальности и не нарушать статью 65 российского Водного кодекса.

Не закон, а золото

В Мурманской области «вояжей» сотрудников контролирующих органов по берегам рек не так много, а между тем штрафы, взимаемые с нарушителей, могут ощутимо пополнить казну. Особенно если северяне, преступающие закон, и тысячи бесконтрольно передвигающихся по области туристов попадут в зону пристального внимания ответственных ведомств и служб. Как происходит не только на юге России, но и в большинстве цивилизованных стран.

Вот некоторые примеры административных штрафов, установленных законом:

— за мойку транспортных средств на берегах рек и водоемов, расположенных на территории и рядом с населенным пунктом, — до 200 рублей;

— за использование прибрежной защитной полосы водного объекта, водоохранной зоны водного объекта с нарушением ограничений хозяйственной и иной деятельности административный штраф в отношении граждан — 3 000 — 4 500 рублей, должностных лиц — 8 000 — 12 000 рублей, юридических лиц — 200 000 — 400 000 рублей.

— за парковку в неправильном месте — до 4000 рублей.

Список можно продолжить, но заинтересованным лицам проще полистать Водный кодекс. Он написан довольно подробно и прозрачно. Только парадокс в том, что исполнять его и контролировать соблюдение в полной мере не удается.

Во-первых, дробление полномочий среди контролирующих органов. Продвинутый читатель, безусловно, вспомнит, что есть природоохранная прокуратура и региональное министерство природных ресурсов и экологии. На водных объектах и в пределах водоохранных зон свои полномочия есть у ББТИ, Двинско-Печорского бассейнового управления, Росприроднадзора по Мурманской области, а также у отдела надзора на море (Архангельская область и Ненецкий АО, Мурманская область). И это далеко не полный перечень, последними в котором выступают органы местного самоуправления.

Еще одна из важных причин того, что закон фактически не работает, — плохая техническая оснащенность органов госконтроля и слабая осведомленность жителей о том, что же считается нарушением в зоне водного объекта. Кто с лету ответит, что такое водоохранная зона?..

Нет знака — нет зоны

Водный закон Российской Федерации — документ серьезный. Он регулирует ряд важных положений, напрямую влияющих на экологическую безопасность страны.

Одно из ключевых понятий законодательного текста — водоохранная зона (полоса) — «определенная в установленном порядке территория, примыкающая к акваториям водных объектов, на которой устанавливается специальный режим деятельности с целью предотвращения загрязнения, засорения, заиления и истощения водных объектов, а также сохранения среды обитания объектов животного и растительного мира».

Мурманская область уникальна по географическим и гидрологическим характеристикам. Это один из самых водных регионов России. Здесь более 100 тысяч озер. Некоторые реки имеют длину до 200 километров. И конечно, все знают, что водные объекты области населяют ценные породы рыб, а вокруг водоемов могут находиться зоны с не менее ценной, даже краснокнижной флорой и фауной. Логично предположить, что у нас много водоохранных зон. Но сколько их точно — вряд ли какое-нибудь региональное ведомство ответит без запинки.

Безусловно, не все водные объекты имеют водоохранные зоны. Некоторые из-за деятельности человека теряют подобный статус. Так произошло, например, с Фадеевым ручьем и Ледовым озером в пределах Мурманска, частью реки Росты.

Как пояснила редакции «Мурманского вестника» прокурор Мурманской межрайонной природоохранной прокуратуры Мария Краевская, статья 65 Водного кодекса РФ и уполномоченные органы правительства Федерации и субъектов определяют водные объекты с водоохранными зонами. У нас это областное министерство природных ресурсов и экологии. Впрочем, сфера их контроля не распространяется на водохранилища, которые находятся под присмотром Федерального агентства водных ресурсов. За 500-метровую зону Кольского залива отвечает отдел надзора на море (Архангельская область и Ненецкий АО, Мурманская область).

Каждая из перечисленных структур в зоне своей компетенции отвечает за специальные информационные знаки, позволяющие любому человеку понять, что он находится в водоохранной зоне.

В Мурманской области последний аукцион на закупку и размещение этих табличек прошел в 2011 году. Конечно, с того времени некоторые из них пришли в негодность, некоторые могут быть перенесены предприимчивыми гражданами. Ясно одно: информационных знаков мало, пора увеличивать их количество рядом с водными объектами. Потому что для человека находчивого нет знака — нет зоны. А то, что Административный кодекс не избавляет от ответственности за нарушения даже в случае, если знак не установлен, — долго доказывать. Поэтому Мурманская межрайонная природоохранная прокуратура уже направила запрос об изыскании дополнительных средств на установку таких знаков.

Согласно закону ширина водоохранной зоны может варьироваться. От чего это зависит? От длины реки, «объема» озера и рыбохозяйственного и стратегического статуса водного объекта. Водоохранная зона Кольского залива согласно кодексу составляет 500 метров, для рек от 10 до 50 километров — 50 метров (река Ура), от 50 до 100 километров — 200 метров (реки Тулома, Кола, Териберка), от 200 до 500 километров — 400 метров (река Поной). Для истоков рек водоохранная зона устанавливается радиусом не менее 50 метров.

Минимальная ширина водоохранных зон для озер и водохранилищ при площади акватории до 2 квадратных километров — 300 метров (в Мурманской области таких озер большинство). Для озер, площадь акватории которых составляет 2 квадратных километра и более, — 500 метров (озера Умба, Ловозеро, Ковдозеро).

Понятно, что на каждый участок с водным объектом информационных знаков не напасешься, но что-то предпринимать необходимо. Например, проводить информирование населения через СМИ в течение всего года. Ведь нарушения в водоохранных зонах от погоды и сезона не зависят.

Дом построить...

В последнее время строительство частных домов и коттеджных городков приобретает все большую популярность. Север не исключение. Это, с одной стороны, прекрасно, значит, благосостояние жителей растет. С другой стороны, правомерность такого строительства часто под большим вопросом. Конечно, нам далеко до самостроев какого-нибудь московского «Речника»...

— Скорее приходится сталкиваться с недобросовестными подрядчиками, уверяющими своих клиентов, что, например, строительство особняка в этой зоне лесного массива или на берегу этой реки или озера разрешено, на что получены все необходимые документы с резолюциями. А при проверке контролирующими органами оказывается, что разрешающих документов нет, — привела пример ситуации прокурор Мария Краевская. — В результате страдают те, кто вложил свои кровные в проект застройки. Так, министерством природных ресурсов и экологии проводится проверка правомерности строительства жилых домов и дач в районе одного из водохранилищ Мурманской области.

Есть масса примеров, когда любители живописных берегов рек самовольно распоряжаются водным объектом, проводя «самолепные» коммуникации или разворачивая на берегу склад строительного мусора в аккурат за табличкой «Прибрежная защитная полоса». Как, например, в коттеджном поселке близ Кильдинстроя, одна из улиц которого проходит над рекой Колой. Кстати, в этом новом «городке» даже не у всех строений выдержана обязательная граница от кромки воды, составляющая 20 метров. И такое состояние дел никого не смущает. А кого смущает — боятся сделать замечание или сообщить, куда требуется, про нарушение. Потому что «мало ли чего как выйдет не то»?

Коммуникации любого строения прописываются в документах, регулируемых «Техническим регламентом о безопасности зданий и сооружений». Если предполагается использование водного объекта для забора или сброса воды, это должно быть зафиксировано. Если документов нет — это прямое нарушение технического регламента и Водного кодекса.

Подобный случай был зафиксирован в поселке Шонгуй Кольского района. По обращению представителей садоводческого некоммерческого товарищества специалисты мурманской межрайонной природоохранной прокуратуры установили наличие труб, выходящих в один из ручьев, впадающих в реку Колу. В технической документации товарищества наличие трубопровода не значилось. Поэтому пришлось конструкцию демонтировать. К тому же хозяина конструкции найти не удалось.

Используют водные объекты без правоустанавливающих документов не только «злые» физлица.

— Самыми распространенными нарушениями являются захламление водоохранных зон, осуществление парковки автотранспортных средств без специально организованной твердой площадки, — рассказала Марина Краевская. — Как показывает наша статистика, каждый второй промышленник и предприниматель только в пределах Мурманска работают с нарушением положений Водного кодекса.

Не отстают и муниципальные предприятия, осуществляющие работы для органов местного самоуправления. Нередки случаи, когда они работают с водным объектом без правоустанавливающих документов. Или случается так, что документы были, срок их действия истек, а продлевать его люди просто постеснялись. Или побоялись ответственности? Ведь правоустанавливающий документ напрямую связан с предоставлением отчетности о деятельности как самой организации, так и об обязательных мероприятиях с ее стороны по сохранению водных биологических объектов.

В 2011 году было много исковых заявлений к муниципальным образованиям по поводу необходимости строительства очистных сооружений для сточных вод. Это касалось и заливов, и рек, таких как Патсо-Йоки, Сайда, Мотовского залива, губы Ура. В Никеле, Заозерске, Видяеве, Александровске администрации не позаботились о наличии очистных сооружений и теперь находятся под бдительным оком контролирующих органов, несмотря на исправленные нарушения.

Но что говорить о маленьких городах, когда в самой столице Заполярья ситуация не лучше? Природоохранная прокуратура потребовала через суд у администрации областного центра установить очистные сооружения по четырем выпускам сточных вод. В суде у ответчика возник вопрос: а что такого в сточных водах? Это же капли дождя, снега. Какие там могут быть примеси? Вместе с тем в пределах города ряд водных объектов успел утратить свое рыбохозяйственное значение именно благодаря этим небезопасным сбросам (например, Фадеев ручей, где раньше водилась форель, часть реки Росты, ручей Глубокий, озеро Ледовое). Прокурорам пришлось объяснять очевидные с точки зрения закона вещи: в случае эксплуатации водохозяйственной системы обязательно подвергать воду санитарной очистке, иначе любое использование водного объекта запрещено. Несмотря ни на какие доводы, на список рек и озер, утративших статусы водоохранных благодаря деятельности человека, администрация Мурманска пыталась обжаловать решение прокуратуры. Но в июле текущего года суд оставил свое решение в силе и обязал руководство города очистные сооружения установить. Вот такая нелегкая битва...

... и коня помыть

С приходом зимних холодов многие ручьи и озера «вздохнули с облегчением». На время. В морозы рядом с ними перестанут мыть свои авто особо экономные северяне. Правда, странно говорить об экономии, ведь намывают у водоемов не «Запорожцы» или «копейки», а вполне презентабельные джипы, новенькие иномарки. Неужто у владельцев таких машин не находится 300 рублей на автомойку?

И никто их не хватает за руку, не выписывает штраф. Спокойно едут мимо представители полиции, ГИБДД. И только, пожалуй, немногие смелые граждане изредка останавливаются и пытаются усовестить земляков, рискуя услышать непристойную брань или на драку нарваться.

Между тем в соответствии с пунктом 9 статьи второй закона Мурманской области должностные лица органов внутренних дел (полиции) уполномочены составлять в подобных случаях протоколы. К сотрудникам полиции относятся и представители ГИБДД. Даже больше: служители правопорядка обязаны принять меры по пресечению правонарушений. Но пока отчетов о таких случаях нет, по крайней мере на официальных сайтах служб.

Впрочем, не одна полиция виновата. Вот куда обратиться человеку, чтобы сообщить, что на 12-м километре Серебрянской дороги устроена бесплатная, летом почти круглосуточная, автомойка? Собственно, никуда. Есть, конечно, дежурный в управлении Росприроднадзора, но, если речь не идет о ЧС, незамедлительного выезда на место происшествия вы не дождетесь. Нарушителя нужно ловить за руку на месте, потому что потом его причастность к этим действиям установить сложно.

И тут даже фотосессия не поможет. Снимков необходимо сделать хотя бы 30-50, чтобы точно зафиксировать местность, номера машины, владельца. Фотоаппарат должен отобразить время съемки, точную дату, иначе человек «подкованный» с легкостью опровергнет любые обвинения: «Этот снимок сделан непонятно когда, может, год назад, и на северную природу ничто не похоже, может, это где-нибудь в Вологде сняли, да и срок исковой давности исчерпан...»

Странно еще и то, что не слышно громких заявлений борцов за экологию в таких случаях. Где они? Все в Печорском море?

Остается ждать, когда все вопросы, связанные с соблюдением законодательства в пределах водоохранных зон, ответственные службы и ведомства возьмут на особый контроль. Необходимо наладить связь с общественностью, отработать варианты быстрого взаимодействия и реагирования. А в ведомственные планы включить ряд спецпроверок. И обращать внимание не только на незаконную добычу водных биоресурсов. Их может попросту не остаться, если игнорировать засорение околоводных территорий, незаконное строительство на берегах рек и озер, эксплуатацию вод без правовых оснований, отсутствие очистных сооружений. Но главное — пора менять каждому человеку отношение к водным ресурсам с потребительского на осознанное, формировать экологическую культуру. И чем раньше, тем лучше, пока еще в Мурманской области насчитывается более 100 тысяч озер и много полноводных, имеющих рыбохозяйственное значение рек и ручьев. Начать можно с малого. Приближаясь к любому водному объекту, вспоминать первые строки информационного знака: «Внимание! Водоохранная зона». И вести себя на этой территории по-человечески.

"mvestnik.ru" 04.12.13 г.


главная журнал"СР" газета"РОГ" статьи форум карпомания фото спорт журнал"БР" охота


k®k 2002-2014 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100