Калининградский охотничий клуб


Серый журавль


Тепло последних мартовских дней было недолгим. Несмотря на то, что весна выдалась ранняя и почти весь снег в лесу растаял, первого апреля, видимо, «посмеявшись» над доверчивыми людьми, зима решила вернуться. К обеду похолодало. Закружились в хороводе редкие снежинки, потемнело вокруг от свинцовой снеговой тучи. Сиреневые лепестки цветов печеночницы уж не приветствовали меня на поворотах своими веселыми фонариками, а припорошенные снегом, они были теперь совсем неприметны. Я возвращался по просеке с глухариного тока, в лесу не слышно было ни дроздов, ни зарянок, лишь иногда пинькнет одиночка-зяблик, да хрипло выдаст свою позывку пухляк. Неуютно в лесу, зябко. Но откуда-то сверху донеслись знакомые курлыкающие звуки. Это не был пролетный клин журавлей. Высоко надо мной в небе, делая широкие круги, кружились две ширококрылые птицы. Снизу они были едва различимы. Но это точно была уже гнездовая пара серых журавлей. С высоты птицы осматривали свои владения, которые они не видели с прошлого года. Удивительно, еще пять минут назад, идя по тропинке, я думал о возвращении зимних холодов, но услышал величественных птиц, увидел их в небе — и вновь повеяло весной.

Серый журавльВстречи с этими крупными и осторожными птицами стали частыми, как только я начал посещать более удаленные от Москвы места. Пролетают журавли высоко и часто перекликаются в стае. Не заметить и не услышать крупных и громкоголосых птиц невозможно. Преодолевая большие расстояния, стая чаще всего летит правильным клином. Доказано, что при таком построении в самом тяжелом положении оказывается первая птица, а остальным лететь гораздо легче. На открытых просторах, в синеве апрельского неба, их видно и слышно издалека. Но увидеть на земле в эту пору их удается нечасто. Дело в том, что, начиная гнездиться очень рано, серые журавли уже в начале апреля стараются держаться возле своих гнездовых территорий, а это всегда глухие, мало посещаемые людьми места. На лугах и полях небольшими группами кормятся молодые, годовалые птицы, не участвующие в размножении. Те же, что гнездятся, проводят время до середины лета на болотах или в разреженных дебрях сырых черноольшаников. При малом количестве гнездящихся на окраинах Московской области журавлей гнездо их найти трудно, а снять на фотопленку гнездовую жизнь редких и осторожных птиц в таких нелегких условиях потребовало бы больших усилий.

Примерное местоположение гнезда можно выяснить, прислушиваясь утром к дуэтной песне взрослых птиц. Первым кричит самец, а ему вторит из гнезда самка. Но определить примерное место гнезда не значит найти его, порой оно расположено в таких тростниковых зарослях, где к тому же воды весной по пояс, что можно пройти в пяти метрах, не заметив гнездовой постройки.

Как-то в начале мая я увидел подлетевшего к небольшому водоему серого журавля. Близился закат, но я все смотрел и смотрел в бинокль, как длинноногий красавец, вышагивая по лугу, кормился какой-то живностью. Неожиданно поведение птицы изменилось. Он трубно крикнул, подняв вверх клюв, а затем начал подпрыгивать, помогая себе крыльями. Этот молчаливый танец не был предназначен для подруги — журавль был один и, похоже, только искал себе пару. Это было незабываемое зрелище: плавные движения крыльев и неспешные прыжки чередовались с замысловатыми поклонами и резвыми пробежками. Весной оба партнера гнездящейся пары часто проделывают такие танцы. А вообще, увидеть танцы журавля можно в любое время года, даже на зимовках, в исполнении нескольких птиц одновременно.

Серые журавли делают гнездо на сплавине или болотной кочке, в труднодоступном для людей и четвероногих хищников месте. Очень интересная особенность — в радиусе ближайших 6-10 метров от гнезда взрослые птицы обламывают верхушки сухих растений. Делается это для того, чтобы насиживающая птица заранее заметила опасность и незаметно ушла от гнезда. Журавли никогда не защищают яйца или птенцов, а предпочитают скрыться и не показываться рядом с гнездом, пока опасность не минует. Обычная кладка состоит из двух яиц. Зачастую в конце первой декады мая идет уже вылупление птенцов. Они появляются на свет рыжие, покрытые пухом и готовые покинуть гнездо, но остаются в нем несколько первых дней. Затем начинаются кочевки по ближайшим окрестностям. Достигнуть величины взрослых птенцам удается лишь через два месяца после вылупления. К концу июля молодые журавли, что вывелись в средней полосе, уже летают. В начале и середине августа семьи можно увидеть на полях. Двое или, в крайнем случае, один из взрослых внимательно смотрят в сторону человека (или машины), а молодые птицы беспечно копошатся, наклонив головы к земле. Последних легко отличить по однотонной серой окраске оперения и рыжеватой голове, тогда как низ головы и горло взрослых черные. Вблизи у родителей можно различить красную голую кожу на темени. Очень заметны у взрослых и белые полоски по бокам шеи, которые начинаются от глаз и, спускаясь вниз по шее, оканчиваются вместе с черными перьями горла над зобом. Птенцы, несмотря на то что величиной догнали взрослых, все еще по-детски пищат. Потому часто, когда птицы пролетают в воздухе над наблюдателем, отчетливо слышен их тоненький писк. Трогателен и совместный полет семьи, когда родители летят по обе стороны от молодых птиц, словно оберегая их от выстрела.

Родители продолжают находиться вместе со своим выводком, состоящим из 1-2 птенцов, во время осенних сборищ, когда птицы начинают готовиться к отлету и соединяться в стаи. Если в августе журавли чаще встречаются семьями, то в сентябре в благоприятных местах, где их не беспокоят и порядок с кормами, они собираются в сотенные сообщества. Происходит сбор птиц постепенно. Сначала семьи вместе летают на кормежку в поля и сообща улетают на ночевки. Это может быть десяток или полусотня птиц, то есть несколько семей, выглядящих еще не столь сплоченно и дружно, но совместно прилетающих на поля. Но к концу сентября ситуация меняется. Птицы прилетают в определенное время на излюбленный участок жнивья большой стаей, а позже к сидящим журавлям присоединяются другие стаи. За большим скоплением серых журавлей в пойме Дубны мне удалось понаблюдать во время нескольких утренних сентябрьских съемок.

Утром, после 7 часов, когда рассвело и стало видно все вокруг, послышались журавлиные курлыканья. Первыми на участок скошенного овсяного поля прилетели три птицы, а буквально через пять минут сюда потянулись стаи покрупнее. Редко в какой из них было 5-6 птиц, обычно от двадцати и больше. Все журавли садились на небольшой пятачок поля со стерней, площадью не более чем в пару гектаров, находящийся довольно далеко от дороги и водоотводных канав. За полчаса сюда приземлились более трехсот птиц, но стаи все летели и летели. Первые журавли настороженно осматривались и прислушивались, но чем больше становилось птиц, тем свободнее они себя вели. Стая была далеко от меня, но негромкие «клыкающие» звуки разговоров донеслись до моего слуха почти сразу после прилета птиц. Несколько раз они поднимали клювы вверх и громко курлыкали. Это было словно общее собрание перед отлетом. Но все же, несмотря на то что все семьи были рядом, это не была единая стая. Видимо, лететь далеко одним большим скоплением не имело практического смысла (представляете, какой бы «клин» тогда был), потому птицы уже сейчас держались и летали умеренными по размеру группами по 30-50 особей.

В 9 часов на поле приехали два трактора. Колхозники начали пахать жнивье. Журавли взлетели дружно, большим серым комом, но скоро эта масса разъединилась на несколько крупных стай, а крупные стаи на несколько еще меньших. Некоторые птицы улетели с криками за реку, но большая часть села на пахоту, за полоской бурьянов, где стояла моя замаскированная под стог палатка. Они рассредоточились на большой площади, и теперь отчетливо стало заметно, что птицы держатся семьями. Недолго покопавшись в земле, журавли стали не спеша идти на восток, вдоль канавы, заросшей травой. Бесконечная вереница птиц проходила мимо, кто в сотне метров от моего укрытия, кто дальше. От такого количества находящихся рядом крупных птиц пошел запах, как в зоопарке, в птичнике. Они шли и шли непрерывной чередой. Путь одной семьи, состоящей из четырех птиц, проходил очень близко от палатки. Только сейчас можно было рассмотреть их подробно. Оказалось, что красное темя на головах взрослых птиц вовсе не одинакового размера. А молодые вблизи выглядят как настоящие подростки — нескладные и несмышленые. Вся семья подбирала что-то с земли. На одном фото отчетливо видно, как молодой журавль держит в клюве зерна. Все четыре птицы совместно копались в одной ямке на пашне, видимо, найдя там что-то вкусное. Взрослые журавли тихо переговаривались, молодые пищали.

На зимовках молодежь все еще держится возле родителей, и, по наблюдениям орнитологов, они вместе летят к нам на север весной. Только взрослые летят на гнездовой участок, а молодые сбиваются в стайки или одиночками кочуют все лето на лугах, где легко прокормиться. Половозрелость у них наступает после трех лет. Считается, что пара формируется у журавлей на всю жизнь, но если один из партнеров погиб, то оставшийся находит ему замену.

Очень непростые отношения у серых журавлей с человеком. Начну с того, что гнездящиеся птицы совсем не переносят присутствия людей на гнездовом участке и быстро покидают такие угодья. До сих пор на них охотятся лишь в Пакистане и Афганистане (там пролетает на зимовку западносибирская популяция). В России, до начала ХХ века, на журавлей охотились обычно на перелетах. Правда, ценилось, как более нежное, мясо молодых птиц. Сейчас серые журавли — пугливые птицы, но их осторожность приобретена с многолетним негативным опытом. Несмотря на запрет, в них стреляют (сам слышал), то ли ради забавы, то ли для проверки оружия. В западных странах, где строже природоохранные меры и не так много подходящих мест для остановок перед рывком в Африку, журавли гораздо терпимее относятся к людям. О том, чтобы стрелять в таких замечательных птиц, там даже не думают, а на специальных охраняемых территориях их подкармливают и разве что фотографируют. Большая часть тех доверчивых птиц гнездится у нас. Так неужели, господа охотники, мы позволим из-за нескольких недальновидных браконьеров, которые любят стрелять по крупным мишеням, думать о нас как о темном, не ценящем красоту природы народе. Ведь несправедливо, что немцы и шведы могут беспрепятственно любоваться вблизи этими птицами, а у нас они пугаются даже остановившейся в полукилометре от стаи машины. Впрочем, каждый должен решать сам, как вести себя в угодьях, бог ему судья.

В. Забугин

"Охота и Рыбалка XXI век № 3 - 2008 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100