Калининградский охотничий клуб


Как уберечься от перегрузки?


Почти всеми видами спорта занимаются в основном здоровые люди и, как правило, молодые. Спортсмен в 30-35 лет (легкая атлетика, спортивные игры, бокс) считается старичком, а у охотников это возраст юнцов. Конечно, есть люди, которые увлеклись охотой в зрелом и даже в пожилом возрасте. У таких в той или иной степени уже выражены возрастные физиологические изменения, в первую очередь со стороны сердечно-сосудистой и нервной систем. Есть среди охотников и хронически больные.

Как уберечься им от перегрузки, как сделать охоту полезной для здоровья? Вот об этом и пойдет речь.

фото К. СливскисаОб охоте написано много книг, в том числе руководства для начинающих и для промысловиков, различные справочники и пособия. В них врачами написаны целые главы о профилактике и лечении различных заболеваний, о самопомощи и взаимопомощи. Но как ни странно, нигде не освещены вопросы врачебного контроля и самоконтроля. А ведь охота - очень нелегкий вид спорта.

Охотник, в сущности, разносторонний спортсмен: он совершает многокилометровые переходы пешком (а иногда и бегом), причем не налегке, а с полной, так сказать, "боевой" выкладкой. И к тому же по пересеченной местности... А хождения по болотам или по пояс в снегу не стали самостоятельными видами спорта, вероятно, из-за полной непривлекательности.

Возьмем одну из составных частей спортивной охоты - стрельбу. Она выделилась в самостоятельный вид спорта, но разве можно сравнить физическую нагрузку стрелка, принявшего 100-200 тарелочек на стенде, с нагрузкой во время охоты на кабанов в горах Кавказа или на медведя с лайками? Стрелок - возьмем ли мы стендовую стрельбу или пулевую - находится в более благоприятных условиях, чем охотник. Все спортсмены перед соревнованиями обязательно проходят медицинский осмотр. За подготовку к соревнованиям и за их проведение отвечает тренер. А за охотника не отвечает никто! Специальных врачебных осмотров они не проходят, в межсезонье не тренируются.

Ведь как бывает? Сидит себе охотник (особенно работник умственного труда) в кабинете, на работу и с работы едет на городском транспорте или в машине, на четвертый этаж поднимается на лифте, организм его постепенно отвыкает от физической нагрузки. Но вот настал великий день открытия охоты, и наш "спортсмен" без всяких тренировок и осмотров хватает ружье, рюкзак - ив путь. Хорошо еще, если он по приезде на место, выпив по традиции "со свиданьицем" стопку водки, остановится на этом, а то попадется в компании какой-нибудь заводила - и затянется застолье, а потом и разговоры чуть не до утра, а назавтра предстоит рабочий день, иногда очень тяжелый.

Охотники, по сути дела, всегда предоставлены сами себе. За смерть от физической перегрузки непосредственно на охоте или сразу после нее никто не отвечает - это, как говорится, личное дело самого охотника. В самом деле, получая путевку, он никогда не услышит: "Вам, батенька, 60 лет, а до базы идти 10 км, не лучше ли вам поехать куда-нибудь поближе или вообще воздержаться на сей раз, так как подходящие для вас точки уже заняты". Своему врачу (а у нас все находятся под контролем врача, то ли на работе, то ли по месту жительства) охотник не расскажет, что такое охота и на какую именно он собирается. Иной врач даже порадуется за своего пациента: чем забивать "козла" в пыльном дворе, лучше пусть едет на зайчиков.

Врачи больниц и поликлиник, к которым по собственной инициативе обращаются наши охотники, если даже и знакомы со спортивной медициной и методикой обследования спортсмена (функциональные пробы сердечно-сосудистой системы профессора С. П. Летунова), в подавляющем большинстве плохо представляют себе физические и психические нагрузки, ожидающие охотника.

Каждый спортсмен обучен простейшим методам самоконтроля. Многие ведут дневники, в которых фиксируют частоту пульса до физической нагрузки и после нее, наблюдают, насколько быстро пульс приходит в норму после тренировок и соревнований... Словом, не только врачи, но и сами спортсмены внимательно следят за тем, как организм приспосабливается к возрастающим физическим и психическим нагрузкам.

Охота тем и коварна, что невозможно предвидеть, когда, какая будет нагрузка, как ее спланировать. Людям физического труда и тем, кто помоложе да покрепче, такие перегрузки до поры до времени сходят с рук, а для тех, кто постарше и послабее, она равносильна самоубийству. Сплошь и рядом после тяжелой охоты иногда сразу, а иногда через несколько дней появляются боли в области сердца, одышка, нарушение сна, то есть развивается типичная картина перенапряжения, как ее описывают корифеи нашей спортивной медицины профессор С. П. Летунов и Р. Е. Мотылянская. Острые явления могут исчезнуть быстро, но еще длительное время будет наблюдаться снижение функциональной способности главнейших систем организма.

В этом случае ведущие симптомы будут со стороны нервной системы - вялость, сонливость днем и бессонница ночью, повышенная раздражительность, быстрая утомляемость. В таких случаях может появиться даже отвращение к охоте.

Со стороны сердечно-сосудистой системы при перетренировках, так же как и при перенапряжении, беспокоят сердцебиение, боли в области сердца после физических нагрузок, ранее легко переносимых, одышка; часто бывают аритмии. В легких случаях покой и сердечные средства снимают все симптомы, в тяжелых случаях необходим больничный режим, после которого в течение долгого времени следует избегать физических нагрузок. Чем старше возраст, тем длительнее восстановительный период.

Бывают случаи, когда человек, не поев, как следует, утром, во время охоты падает как подкошенный, теряет сознание, пульс становится слабым: это так называемое гипогликемическое состояние, то есть состояние организма, когда ему на данную физическую работу не хватило "горючего". На охоте это состояние мне пришлось наблюдать в ноябре 1938 г. С двумя приятелями я охотился с гончими на зайцев. На третий день продукты кончились, и мы охотились на пустой желудок. К вечеру отправились за 12 км на станцию. Не доходя 3 км, у крайнего дома какой-то деревушки один наш товарищ внезапно упал и потерял сознание. Мы растерялись. Втащили его в дом. Хозяева как раз пили чай, и мы решили ему влить в рот сладкого чая. Проглотив чай, он сразу пришел в себя, потом с аппетитом съел кусок пирога, а через 10 мин сказал, что готов идти дальше. Несколько лет спустя, став врачом, я понял, что был свидетелем типичного гипогликемического состояния.

У охотника может быть трудный день, может быть и легкий, но всегда надо быть готовым к худшему. Придешь вечером на базу по морозцу, а утром - оттепель, снег подлипает к лыжам, а значит, и нагрузка на все органы и системы в несколько раз больше. Если же с вечера еще, к несчастью, выпил да не выспался, то впору и отказаться от охоты. Но у кого хватит на это благоразумия? Если кто и заикнется, его засмеют. Засмеют, во-первых, потому что большинство охотников с медициной знакомы весьма поверхностно; во-вторых, потому что собираются в одну компанию для коллективной охоты по зверю и молодые, и старые. Первые всегда задают тон, а старики из гусарства скрипят зубами, но тянутся за молодыми, совсем не думая о последствиях.

Видов охоты очень много, а еще больше способов. Возьмем для примера такой, как охота на водоплавающую дичь осенью. Физическая нагрузка на организм человека будет зависеть от способа охоты. Самый легкий - в засидках на пролете, особенно если они проводятся в охотхозяйствах: человека привезут на лодке в шалаш, потом отвезут обратно. На такую охоту, казалось бы, можно ехать без всяких тренировок, так как она не грозит переутомлением или перенапряжением. Но неприятности, а иногда и смертельная опасность подстерегают нетренированного и незакаленного охотника даже здесь.

Помню случай, который произошел в Спас-Клепиках на озере Великом. Было это в конце октября, в последние дни осеннего пролета. С центральной базы нас направили на точку к егерю. Увидев четырех охотников, егерь предупредил, что лодка у него трехместная, с подвесным мотором, и поэтому развозить нас по шалашам придется в два рейса. Утренние сборы, как всегда, затянулись, и до зорьки оставалось совсем немного времени. Понадеявшись на русское "авось", мы все четверо сели в лодку и потихоньку поплыли. Борта были чуть не вровень с водой, но ехали осторожно, и все обошлось благополучно. После охоты егерь опять собрал нас всех в одну лодку, и мы тронулись в обратный путь. Возвращаясь по другой дороге, мы попали на более мелкое место, и мотор стал цепляться за дно. Меня осенила мысль: сесть в нос лодки с тем, чтобы поднялась корма. Сказано - сделано. Корма поднялась, и мотор перестал задевать за дно. Егерь нажал на газ, и... нос лодки скрылся под водой. Лодка, как говорят моряки, легла на грунт. Глубина в этом месте была около полутора метров. Температура воды не превышала 6° С. Не покидая лодки, мы стояли по пояс в воде, кричали и стреляли, чтобы привлечь к себе внимание. Вокруг нас плавали трофеи, вещи, весла. Вскоре нас подобрала "Казанка". Приехав на базу, мы все разделись догола, растерлись водкой и завалились в постель. Благодаря такой профилактике никто не заболел. Если бы не купание, затраты мышечной энергии и нагрузки на все органы и системы были бы на такой охоте минимальными.

Но есть другие виды и способы охоты, где физическая нагрузка почти предельная или предельная. Это облавные охоты на лося и кабана. Но, пожалуй, самая изнурительная охота - горная, за дикими свиньями, медведями, косулями и особенно за архарами. На такой охоте малотренированный человек выкладывается так же, как лыжник на пятидесятикилометровой дистанции. Выйдя затемно дождливым утром, в сплошном тумане из селения, приютившегося у подножия гор, охотник преодолевает один подъем за другим и, наконец, поднявшись на очередной шпиль, с наслаждением подставляет лицо последним теплым лучам осеннего солнца. А там, откуда он вышел, по-прежнему дождь и хмурь. Расстилающиеся внизу ущелья до краев наполнены густым белым туманом, напоминающим огромные комья ваты...

Не успел наш горожанин отдышаться, как кто-то из товарищей (чаще всего местный житель) уже торопит: "Давай, давай!" Опять подъем, а за ним спуск. Эти спуски у новичков вызывают чувство досады, теряется смысл форсирования очередного подъема. И вот в середине или в конце такого тяжелейшего дня происходит встреча со зверем. В какую-то долю секунды охотник должен стряхнуть с себя усталость, собраться, вступить в единоборство. Задача, пожалуй, посложнее, чем стрельба из винтовки в лыжных гонках патрулей. А если охотник выдохся, если у него дрожат руки...

5 ноября 1969 г. в Белореченском районе под городом Нальчиком егерь Н. Базиев, получив лицензию на отстрел медведя, взял с собой приятеля и отправился на охоту. Преодолев ряд горных хребтов, Базиев увидел в ущелье обедавшего мишку. Подкравшись к нему, он выстрелил. Медведь взревел и, оставляя на снегу кровавый след, бросился вверх по ущелью. В горячке преследования Базиев не заметил, что медведь пошел по кругу и притаился за большим кустом. В одно мгновение огромный раненый зверь вскочил на задние лапы, из его раскрытой пасти хлопьями стекала пена. Страшный рев на секунду оглушил охотника. Ударом лапы медведь выбил ружье из рук Базиева. Охотник не растерялся, сунул левую руку в разинутую пасть зверя, а правой рукой ухватил за ухо, чтобы не дать ему возможности освободиться. И вот, заключенный в медвежьи объятия, егерь продолжал душить зверя. Через несколько секунд медведь не выдержал, рванулся в сторону и, оставив на месте схватки добрых два ведра "компота", пустился наутек. Охотник, весь израненный, с изжеванной рукой, нашел в себе силы схватить лежавшее невдалеке ружье и выстрелом в позвоночник свалить зверя. Почему же этого не сделал компаньон Базиева, стоявший рядом? Трудно сказать, видимо, растерялся, а может, у него уже вообще ни на что не оставалось сил...

Спортивная охота порой предъявляет организму предельные требования. И опять невольно хочется сказать: из-за отсутствия врачебного контроля и недостаточной медицинской пропаганды в обществах охотников каждый охотник должен быть сам себе доктором, ибо его здоровье - в его руках. Конечно, такую ситуацию, о которой я только что рассказал, предвидеть никто не может, но опыт старых охотников всегда должен быть на вооружении у молодых.

Охотники, рассчитывайте свои силы, не увлекайтесь сверх меры...

М. Кирсанов, врач, охотник

"Охота и охотничье хозяйство № 05 - 1987 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100