Калининградский охотничий клуб


Мои охоты на вяхирей


Однажды в разгар золотой осени я шел ближайшим путем к лесу, где надеялся поохотиться на рябчиков. Дорога вилась по песчаному бугру, поросшему кустиками можжевельника. С обеих сторон тянулись уже убранные ржаные поля. Утро было пасмурное и тихое. Капельки то ли тумана, то ли мелкого дождя сыпались сверху, и развешенные повсюду между кустами паутинки от осевшей на них воды были похожи на гирлянды причудливых серебряных нитей. Не дойдя метров двести до места охоты, там, где поле языком вклинивалось в глубь лесного массива, я внезапно вздрогнул от громкого хлопанья множества крыльев. Чуть не в пределах выстрела слева от дороги поднялась с поля громадная стая вяхирей, потянула к лесной кромке и расселась на деревьях. Зрелище впечатляющее! Однако, зная по опыту сторожкость птиц, я не пошел их скрадывать и отправился за рябчиками.

голуби на присадеПримерно в обед, возвращаясь с охоты тем же путем, я снова поднял с поля голубей. Почему вяхири столь упорно привязались к одному месту, узнать было нетрудно: на стерне осталось много необмолоченных колосков, попадались и целые полосы примятой, но не сжатой комбайном ржи, рассыпанное зерно. Кормились здесь птицы не один день - кругом валялся помет, потерянные пух и перья. Вечером, когда стемнело, я вырыл яму, достаточно глубокую и просторную, чтобы было удобно сидеть, хорошо замаскировал ее соломой и еще до рассвета устроился с ружьем в скрадке. Утро, на счастье, выдалось ясное, с легким заморозком. Лишь порозовел восток - дали открылись, и я из своего укрытия мог с радостью наблюдать, как со всех сторон спешат и рассаживаются на макушках высоких елей у кромки поля одиночки, пары и стайки голубей. Все вершины деревьев усеялись черными стрелками - силуэтами птиц, а новые все подлетали и рассаживались рядом. Так продолжалось минут 30-40. Наконец одна стайка в полтора - два десятка голубей снялась с деревьев, прошла, снижаясь, над полем и, сверкнув на развороте серебром подкрыльев, опустилась на стерню вне выстрела. За ней последовала другая, третья - и скоро поле вокруг скрадка покрылось копошащейся серой массой. Выбрав момент, я выстрелил сначала по сгрудившимся на земле голубям, потом влет по поднявшимся на крыло и с радостью заметил, как упали на землю три птицы, а через несколько секунд вывалилась из стаи и забилась на стерне, теряя перья, еще одна. Несмотря на охвативший меня охотничий азарт, я хорошо сделал, что не выскочил из шалаша подбирать трофеи: часа через полтора был вознагражден за проявленное терпение, сделав еще один удачный дуплет, а после обеда - третий.

Как показала в дальнейшем "промысловая" разведка, голуби перекочевали на другой, более обширный и открытый участок жнивья. Поскольку вяхири постоянно меняли в течение дня место кормежки, устройство засидок в поле успеха не принесло. Заметив, что перед вылетом на поле птицы присаживаются на одни и те же группы деревьев с края леса, пришлось изменить тактику охоты - перебазироваться в те места, где садились голуби.

В одном случае присадой голубям служили старые осины, растущие вперемежку с высокими елками, в другом - чрезвычайно густой средневозрастной ельник, узкой полосой вклинивающийся далеко в поле. Здесь, в куртинах густого елового подроста, я и устроил свои скрадки, метрах в трехстах один от другого. Стрелять приходилось чаще, чем на поле, так как уже через 20-30 минут после грохота выстрела одиночки, пары или небольшие стайки голубей снова прилетали к месту засидки.

Иногда, когда вяхири садились на деревья вне выстрела, я не выдерживал, вылезал из укрытия и скрадывал птиц, правда не всегда успешно. Дело в том, что места присада эти осторожные пернатые всегда выбирают с таким расчетом, что подойти к ним незамеченным бывает чрезвычайно трудно. Так, упомянутая выше грива ельника, где чаще всего садились голуби, у самого леса примыкала к небольшой вырубке, заросшей вейником, заваленной старыми гнилыми сучьями и хорошо просматриваемой сверху. "Осиновая" приседа примыкала к довольно широкой выкошенной прогалине с редкими кустиками ивняка. Все голуби одновременно никогда не слетались кормиться на поле. Всегда две-три птицы, так называемые "сторожа", оставались на самых высоких деревьях и зорко следили за окрестностью.

Практика стрельбы из засидки дала мне возможность не только изучить повадки вяхирей, но и приучила к внимательности, терпению, осторожности, умению хорошо маскироваться. Многие охотники знают, например, что, заметив опасность, вяхирь слетает с громким хлопаньем крыльев, а вот что он прилетает и садится на дерево совсем неслышно, я узнал только тогда, когда, прозевав прилет птиц, вылез из шалаша размять ноги и спугнул уже сидящих за спиной "сторожей". В дальнейшем я не допускал такой опрометчивости и прежде, чем размяться, осторожно осматривал кругом все макушки елок и кроны осин.

Охота на приседах хорошо идет с рассвета. С десяти утра до двух часов пополудни ее активность падает (птицы отдыхают). Потом снова начинается подлет голубей, прекращающийся примерно за час-полтора перед заходом солнца. Надо сказать, что из всех способов охоты на голубей этот - самый добычливый. Однако он требует немалых затрат времени на предварительную подготовку и, прежде всего, на выявление излюбленных мест кормежки и приседа птиц.

Охотясь несколько лет назад в Костромской области, мне удалось очень удачно пострелять вяхирей у пшеничного жнивья. На следующий год, приехав на охоту в те же места, я был удивлен почти полным отсутствием голубей на этом жнивье. Лишь на третий день, после тщательного изучения всех окрестностей, наблюдений по утрам за направлением лёта птиц, причина выяснилась. Оказывается, все голуби собирались кормиться на горохово-овсяном поле, где после жатвы осталось не только много валков с гороховыми стручками, но и полосы несжатого гороха. Когда я к вечеру попал наконец на гороховое поле, то был приятно обрадован обилием голубей.

Далеко не сразу удалось выбрать здесь лучшее место для засидки. Дело в том, что на поле выгоняли пастись скот, который пугал птиц, и они меняли место кормежки и приседа. Сначала пастьба мешала охоте, но потом сослужила хорошую службу. Утром выгоняли скот всегда в одном и том же месте. В течение дня стадо, выполняя роль нагонщика, медленно продвигалось к дальнему концу поля, где я сделал скрадок. В дальнейшем на личном опыте убедился, что горох голуби предпочитают любому другому корму. Следует также добавить, что охота из скрадка у мест приседа или кормежки успешнее проходит в погожие дни. В сильное ненастье птицы малоактивны.

В лесах Северного Кавказа зимующие здесь вяхири собираются в стаи, насчитывающие тысячи птиц. В годы урожая желудей голуби вылетают кормиться в дубняки, где и устраивается засидка. Как известно, голуби не роются в земле подобно курам. Чтобы отыскать заваленные листом желуди, они время от времени взлетают невысоко над землей и часто машут крыльями, разметая таким образом опавшие листья. Когда тысячная стая голубей кормится на земле, стоит шум, который в тихую погоду слышен шагов за триста.

Мне приходилось охотиться на вяхирей в лесах поймы реки Чегем (Кабардино-Балкария) в ноябре - декабре. Засидки я делал в кустах лещины, хорошо маскируя шалаш, и караулил вяхирей, а мой напарник по охоте объезжал верхом на лошади окрестные дубовые рощи и спугивал птиц. Охота из засидки на Кавказе была не только интересна, но и добычлива - одним дуплетом удавалось взять 5- 6 птиц.

Стрелял я вяхирей из засидки и в местах водопоя и ночлега. В средней полосе России голуби для ночлега выбирают обычно растущие на краю поля заболоченные ельники с зарослями серой ольхи, осины, березы, ивы, калины. Леса эти порой настолько "крепки", что продираешься сквозь них с трудом.

Охотясь как-то в Чухломском районе Костромской области в начале сентября, мне посчастливилось найти очень удачное место для такой охоты почти рядом с домом. Огромное жнивье, где кормились голуби, спускаясь от деревни косогором, примыкало к старой мелиоративной канаве, за которой сразу же стеной рос заболоченный еловый лес. Покормившись в поле, вяхири вечером прилетали на канаву пить, а потом рассаживались ночевать на растущие вблизи деревья. В скрадок садился часа за два-полтора до захода солнца и стрелял сначала птиц, прилетающих на водопой, а потом - на ночлег.

Один из наиболее ^распространенных способов охоты - скрадом на "подслух". В августе, когда самцы вяхирей воркуют ("гудят"), охотник, услышав голос птицы, начинает подходить к ней. К сожалению, в средней полосе и северных лесах Европейской России летне-осенняя охота на пернатую дичь открывается позднее того времени, когда вяхири еще гудят, почему стрелять голубей "на подслух" мне доводилось мало. А вот скрадывать птиц, отдыхающих на деревьях у мест кормежки, случалось часто. Охотиться этим способом можно весь день. Охоту с подхода осенью (до опадения листвы) я обычно производил таким образом: шел краем поля и, заметив вдали на макушках елок силуэты-черточки сидящих голубиных сторожей, сворачивал в лес. Не доходя метров двести до предполагаемой присады, осторожно приближался к опушке, уточнял место нахождения птиц, их число, высматривал лучшие пути подхода и затем начинал скрадывать.

Вяхири обладают не только хорошим зрением, но и слухом, почему подходить надо чрезвычайно тихо, выбирая в лесу места, где мало на земле сухого валежника, старых веток. Достаточно, бывало, треснуть под ногой предательскому сучку, как сорвавшийся с громким хлопаньем крыльев "сторож" оповещал своих собратьев о грозящей опасности, и стая, к которой подкрадывался чуть не час, улетала. Не раз приходилось делать большой крюк, чтобы обойти крепкое место стороной. Лучше всего охотиться с подхода в ветреную, перемежающуюся короткими дождями погоду. Ветер и падающие с деревьев капли создают шум, скрадывающий ваши шаги, мокрый хворост не так сильно трещит под ногами, не шуршат опавшие листья. В тихий солнечный день, чтобы сделать несколько шагов к сидящему голубю, приходится иногда терпеливо ждать, когда налетит очередной шквал ветра и зашелестят листья деревьев.

Подходя к замеченным птицам, следует быть не только осторожным, но и предельно внимательным. Некоторые вяхири могут сидеть значительно ближе, чем вы предполагали. Поэтому прежде, чем начать подход к голубю, который уже находится в поле зрения, надо тщательно осмотреть кроны ближайших деревьев. Несоблюдение этого правила, торопливость меня, уважаемый читатель, подводили неоднократно, портили охоту.

Охотясь скрадом, начинающий охотник должен помнить, что вяхирь хорошо видит впереди себя, хуже сбоку и ничего не видит, что происходит за спиной. В случаях, когда сидящая на дереве птица видна издали, подходить следует, сообразуясь с ее поведением: замирать при проявлении голубем признаков беспокойства (вертит головой, вытягивает шею) и снова двигаться, когда он успокоится.

Вяхирь крепок на рану. Стрелять его необходимо патронами, снаряженными дробью № 5,6, к снарядке патронов подходить очень серьезно. Насколько я убедился на собственном печальном опыте, патроны заводского изготовления с древесно-волокнистыми пыжами для охоты на голубей непригодны, так как не обладают достаточно резким боем. Стрельба ведется чаще всего на предельных для ружья дистанциях. Употреблять при снаряжении патронов следует войлочные просаленные пыжи, еще лучше - пластмассовый стаканчик. Из-за плохих патронов бывает много не только досадных промахов, но и подранков. Выстрелит охотник по сидящей или летящей в меру птице, а вместо нее к ногам стрелка медленно опускается лишь облачко выбитых перьев.

В заключение позволю себе не согласиться с мнением тех охотников, которые охоту на вяхиря считают недостаточно эмоциональной и спортивной. Действительно, в описанных мною способах стрельба ведется в основном по сидячим птицам, а не влет. Однако это ни в коей мере не умаляет спортивных достоинств охоты. Для того чтобы выбрать хорошее место засидки или скрасть сидящего на приседе голубя, требуется мастерство - и немалое. Что касается эмоциональной, эстетической стороны, то судите, уважаемый читатель, сами. Охота на вяхиря производится в средней полосе России в конце лета - разгаре осени. Перед глазами охотника развертываются редкие, присущие только этому быстротечному времени года картины природы с яркой палитрой красок всех цветов и оттенков, криками соек и пересвистыванием стаек синиц, смешанным запахом хвои, грибов и увядающих листьев, сверканием капель росы на повсюду развешенной паутине, глянцевым блеском мокрых коричневых шляпок последних боровиков, парящими над золотистым жнивьем пролетными канюками...

Живописен и сам трофей. Радует глаз охотника крупная птица с желтым клювом и красными лапками, пепельно-голубой головой, спинкой и грудью, белым кольцом на сизоватой шее.

А. Сицко, биолог-охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 09 - 1988 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100