Калининградский охотничий клуб


Почему исчезают легавые


На вятской земле на первых выставках охотничьих собак преобладали легавые. Подобное обстоятельство легко объяснимо. Породные легавые - это прежде всего красивые и элегантные собаки, привлекательные по волосяному покрову, как правило, яркому, лоснящемуся, у большинства пород шелковисто-убористому. И в охотничьем предназначении: манера, стиль, страсть в работе, то есть опять красивость, эффектность - это то, что немало определяет племенное достоинство всех легавых собак. Понятно, что поддерживать эти кропотливо развитые качества дело немыслимое без соблюдения определенной культуры собаководства, без выставок как мероприятия, облегчающего целенаправленный подбор и селективный отбор интересных собак. Ведь какая-либо гибридная собака, к примеру лайкоид, еще может оказаться пригодной в качестве, скажем, гонца. Но даже межпородный гибрид легавой неинтересен да и не нужен как охотничья собака, во всяком случае в качестве подружейной собаки, мало-мальски искушенному охотнику-легашатнику, испытавшему то, что влечет к охоте с легавой. Поэтому первыми поклонниками легавых в основном становились охотники из интеллигентной среды.

фото В. ЩелкановаВ Кировской области зачинателем породного разведения легавых признан Станислав Адольфович Драверт - страстный охотник по мелкой дичи, "по перу". В 1929 г. он завез в Киров первого московского породного пойнтера - желто-пегую Джильду 6380/п. Эстафета завоза кровных пойнтеров была подхвачена тогдашним руководителем Союза вятских охотников С. Д. Кринициным. В 1931 г. он приобрел в Ленинграде высококровную красно-пегую Зору, а в 1935- 1936 гг.- трех московских щенков, в числе которых стала известной в породе черно-пегая Аза (влад. Губин). Удачно начавшееся разведение пойнтеров повлекло завоз нового племенного поголовья. Заводчиками их стали кировчане Н. Е. Россихин, М. М. Перминов, И. И. Мышкин и др.

В меньшем количестве, но также сравнительно часто в область завозили высококровных собак других пород легавых, среди которых наибольшую популярность быстро приобрели ирландские сеттеры. С 1929 по 1937 г. на областных выставках экспонировали 75 пойнтеров, 42 английских сеттера, 86 ирландских и 35 шотландских сеттеров (Павлов и др., 1976).

В среде легашатников области горды ныне воспоминаниями и о том, что охотой с легавой увлекался крупный государственный деятель их уржумский земляк Сергей Миронович Киров, предпочитавший держать английских сеттеров.

В послевоенный период в течение двух десятилетий группа пород легавых собак в Кировской области практически не развивалась, хотя в ряде городов устойчиво сохранялись собаки, достаточно похожие на сеттеров. Правда, кровных ирландских сеттеров все еще продолжали культивировать большие любители этой породы В. В. Филимонов и Н. И. Рылов, державшие потомков высококлассного Дара 85 /п.

В начале 60-х годов дело заметно оживилось. В Киров перевели ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б. М. Житкова, а вместе с ним автора настоящей статьи, входившего в то время в группу московских заводчиков легавых. Были привезены английские сеттеры: чемпион Таймураз 6020/ас, производительницы Даль, Перфект-Лушка 1526/ас (все линии прославленных в породе Пюрсель-Абрека 7204/ас и Денди 122/ас), а также блесткий элитный черно-пегий пойнтер чемп. Алка 1196/п (линии ч. Донара 721/п,. несшего крови черных чешских пойнтеров). Питомник охотничьих собак ВНИИОЗ обогатил любителей ирландских сеттеров двумя высококровными представителями этой породы - потомками Арго 135/п и Кардинала 244/п. Появление на выставочных рингах этих собак активизировало любителей сеттеров и пойнтеров. Возродились спорадичные завозы в область других породных собак, а также и полевые испытания их. Усилия любителей легавых в 60-х годах позволили в 1969-1971 гг. экспонировать на кировских областных выставках 11 пойнтеров, 7 английских, 22 ирландских и двух шотландских сеттеров. Лучших экспонировали на выставках собак Москвы и городов зоны Урала. Тем не менее эти новые усилия не обеспечили возрождения легавых в Кировской области. Сама охота с легавой здесь не пошла. Не пошла в области с богатейшей мозаикой охотничьих угодий, редких своим природным великолепием, где была возможность охотиться с легавой на гаршнепа, глухаря, дупеля, вальдшнепа, белую куропатку. Больше того, не пошла эта охота и в местах, где до самого последнего времени можно было в урожайный на дичь сезон за выход поднять с легавой до 4-5 десятков одних только дупелей. Не закрепился в области даже ирландский сеттер, хотя местные охотники приучали его к охоте на уток, так как этот сеттер в поиске их в крепях, в холодной воде, также и в подаче битой птицы зарекомендовал себя лучшей собакой среди других пород сеттеров.

Причины столь парадоксального явления весьма многозначны. Охотники старшего поколения к числу таковых склонны относить недостаточность интеллигентной прослойки в местной охотничьей среде. Притом довод их сводился к тому, что для вятского охотника вообще, мол, зазорна стрельба мелкой дичи ("поток"), так же как непривычны для него дрессировка и содержание собак в доме. Предполагали, что это-де следствие невнимания к легавым и даже игнорирование их со стороны тех, кому доверялось руководство охотничьим собаководством области. А оно и госохотинспек-цией, и облохотрыболовобществом, и даже администрацией питомника ВНИИОЗ из года в год доверялось специалистам (чаще активистам), кинологические познания которых были достаточны лишь для суждения о породном уровне лаек или гончих.

Однако более пристальное изучение этого вопроса показало, что главная причина подобного явления кроется в природно-климатических условиях области. Они суровы для всех пород легавых собак. В летне-осенние дни короткошерстные представители их плохо переносили местное обилие кровососущих насекомых. В то же время не страдающие от них длинношерстные сеттеры оказались малопригодны для длительной полевой работы в дни с обильными холодными росами и при постоянно холодной воде.

Но не это только приводило в удручение легашатника. Хуже было то, что вылет из крепей охотничьих птиц и, в частности, высыпки дупелей в центральных районах области наблюдаются с третьей декады июля. Вместе с тем обычные для региона августовские похолодания (с белыми жесткими росами) вызывают ранний, как правило, отлет их, как и ряда других охотничьих птиц, причем нередко так быстро, что после 20 сентября болотной дичи везде становится мало.

В довоенные годы, когда не было еще придумано окружить города запретными для охоты "зелеными зонами", исстари служившими самыми удобными и, как правило, наиболее привлекательными угодьями для поиска с легавой мелкой дичи, когда охотнику для того, чтобы пойти в поле с подружейной собакой, достаточно было "выправить" охотбилет, уплатив рубль госпошлины, а затем дождаться первого августа, всякие природные неблагоприятности для охоты с легавой сколько-то были терпимы. С 60-х годов положение изменилось. С этого времени то, что усложняло использование легавой в охотничьих целях, усугубили новые правила производства охоты, разработанные службой охотнадзора, а с созданием обширной сети приписных охотхозяйств - и своеобразные условия охотпользования, при выполнении которых дозволялась лишь охота в этих хозяйствах.

Нетрудно понять, что в условиях Кировской области ограничения производства охоты очень болезненно восприняли заводчики легавых собак. Правилами охоты на территории области, утвержденными в 1974 г. соответствующим решением облисполкома, летне-осенняя охота на пернатую дичь не могла быть открыта ранее второй субботы августа. Охот-инспекция или администрация охотхозяйств вправе была по каким-либо мотивам перенести этот срок на третью или на четвертую субботу августа (что, собственно, и стало здесь обычным явлением). Были годы, когда из-за неполадок с уборкой сельхозкультур охоту в области разрешали лишь в сентябре.

И все это в области, по площади равной Болгарии, в области, где охотник издавна мирится и с потрясающим бездорожьем, и со всевозрастающей глухоманью и где из двадцатипятитысячного контингента охотников охотой с легавой на болотную дичь никогда не занималось более 20-25 человек.

Охотникам, посмевшим нарушить установленный порядок производства охоты, грозили всяческие наказания.

Не меньшая неприятность ожидала легашатника, если та же служба застанет его на натаске собаки в отведенном для этого месте, "но без надлежащего на то разрешения". За такую натаску согласно постановлению Центрального правления Росохотрыболовсоюза от 30 июля 1980 г. № 331 "О мерах общественного воздействия, применяемых к членам общества, допустившим нарушение устава, правил охоты и другие проступки" полагается строгий выговор. Наказанный же этим выговором лишается права на получение путевки в дни открытия охоты. Вместе с тем он не может рассчитывать на получение сезонной путевки и одновременно теряет право на участие в любых охотах на диких копытных и на медведя. То, чего не лишается в таком случае провинившийся легашатник, так это возможности получения в последнюю очередь разовой путевки на охоту в каком-либо хозяйстве охотобщества.

Подлинная беда разразилась бы над легашатником в случае встречи в закрытое для охоты время в каких-либо угодьях со злобным, мстительным по характеру, склонным к стяжательству либо к глумлению егерем. Причем пусть даже на дороге, но с собакой не на поводке, да еще сделавшей 2-3 броска к ближним кустам... Такому егерю при желании не составило бы труда инкриминировать владельцу собаки натаску ее в не отведенных для этой цели местах. А за такую вольность по тому же постановлению Росохотрыболовсоюза предусмотрено исключение повинного из членов охотобщества, что равносильно теперь утрате охотником гражданского права на занятие охотой с обязательной продажей ружья...

В конечном итоге быстро заглохла зарождавшаяся охота с легавой на просторной вятской земле.

Естественно, что вкупе с начавшимися в те же годы притеснениями коммунальной службы, как в части провоза, так и при содержании собак в городах множественные запреты и регламентации охоты нанесли смертельный удар по стараниям, которые кинологи области предпринимали для активного разведения породных легавых. Этот удар полностью прикончил разведение пойнтеров и шотландских сеттеров; к 80-м годам редок стал прежде обычный ирландский сеттер. В 1985 г. на 49-й областной выставке охотничьих собак порода островных легавых была представлена всего тремя английскими сеттерами. Они сохранились у художника, у научного сотрудника ВНИИОЗ и у доцента Кировского пединститута. Показательно также, что в 1986 г. в секции охотников-лайчатников г. Кирова было зарегистрировано 402 щенка, в секции гончатников - 143, норников - 13, спаниелистов - 26, в секции легашат-ников - ни одного.

фото В. ЩелкановаВ 1986 г. после настойчивых и длительных тяжб заводчиков легавых с руководством госохотинспекции, саботировавшим не без поддержки в облисполкоме с 1981 г. Приказ Главохоты РСФСР за № 364 "О частичных изменениях типовых Правил охоты в РСФСР", охота на болотную дичь с породными легавыми была разрешена с 9 августа.

Но, как мне кажется, подлинный прогресс в разведении легавых не только в Кировской, но и в других областях всецело будет зависеть от того, как скоро покончат здесь с бесхозяйственностью в охотничьей отрасли, а она сейчас остро проявляется в полной безответственности за недоиспользование ресурсов охотничьих животных.

Одним словом, пора вести дело к тому, чтобы не охотники терпели самодурство от кого-либо и где-либо, желая получить путевку в охотугодье, а чтобы ведающих продажей путевок всерьез заботило привлечение охотников во все угодья для выполнения правильно установленного плана отстрела дичи в каждом из них. И заботило с сознанием всеобщности научной концепции, что "лучшая форма охраны животных - рациональное использование их".

Без легавых собак не развить подлинную культуру и эстетичность охотничьего дела. Не избежать также и сокращения способов охоты на пернатую дичь, а значит, и усиления охотничьего пресса на те ее виды, добывание которых возможно и без собаки. Вышесказанное относится и к решению вопроса сокращения потерь подранков, которые при охоте без собак достигают 40 % (Русанов, 1979; Чемоданов, 1984).

И последнее. При перечислении условий, при которых возможны возрождение и рост поголовья легавых, немаловажным будет, если все, кто решает судьбы русской охоты, осознают, что утрата этих собак - это утрата нашего национального охотничьего богатства.

М. Павлов, эксперт республиканской категории

"Охота и охотничье хозяйство № 02 - 1989 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100