Калининградский охотничий клуб


На лосей


Если идти от разъезда Ардаши, что на линии железнодорожной магистрали Киров - Пермь, на станцию Роговая, то дорога сначала поведет нас лугами поймы реки Чепцы с зарослями ивняков и островками лиственного леса, а затем начнет круто подниматься вверх, сперва среди чернолесья, потом по сосновому бору, глухо шумящему на зимнем ветру. Поднявшись наконец на ровное плато и оглянувшись назад, вы увидите далеко внизу дымок спешащего на восток локомотива, черные коробочки станционных домиков и деревни, причудливые изгибы реки, выделяющейся на белом фоне снегов темной цепочкой окаймляющих ее кустов, деревья и пятна береговых обрывов. Справа и слева синеют до самого горизонта леса, среди которых затерялись редкие, доживающие свой последний час ветхие деревушки.

лось взят с подходаЭти места в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов служили приютом всевозможному зверью, здесь я проходил свою первую школу охотоведа и охотника, ночуя где придется, а большей частью у бедных, но гостеприимных вятичей, безропотно относящихся к причудам местных властей, взявшихся вдруг перегонять Америку по производству молока и мяса.

Основным районом моих охотничьих скитаний за лосями были леса, расположенные между старинным трактом г. Слободской - с. Роговая и рекой Чепцой. После ледостава и наступления зимы почти все лоси, летующие в пойме, откочевывали в таежные дебри правобережья Чепцы, где было и малоснежнее и теплее, чем на кормных, но продуваемых свирепыми ветрами лугах.

О проведении правильных облавных охот, какие практикуются в Подмосковье, изрезанном во всех направлениях дорогами и просеками, здесь нельзя было и думать: обложить зверей в сплошных, тянущихся на десятки километров лесных массивах, во-первых, не представлялось возможным, во-вторых, лоси, рассредоточенные на больших лесных пространствах, встречались далеко не на каждом шагу. Нередко после сильного снегопада, когда звери отстаивались целыми днями буквально на "пятачке" где-нибудь с края зарастающего выруба, считалось счастьем найти хотя бы старые, запорошенные снегом следы. Охота велась поэтому в основном с подхода путем тропления или из-под собаки. В те времена еще не существовало ни снегоходов, ни высокопроходимых машин типа "ГАЗ-66". Основным средством передвижения были собственные ноги, почему охота на лосей была тяжелым, зачастую изнуряющим трудом.

Успеху охоты на лосей способствует, как известно, не только хорошее знание окрестностей, мест, где держатся звери, но и состояние погоды. В морозные дни, когда потрескивают деревья, а шорканье и скрип смерзшихся креплений лыж разносятся далеко, подойти к лосю на верный выстрел из гладкоствольного ружья практически не удается. Для охоты троплением я выбирал мягкие, ветреные и метельные дни, хотя и терял порой много времени на поиски следа.

Помню, как однажды, пробродив в сильный декабрьский снегопад два дня в лесах за деревней Игумново, обшарив все известные мне лосиные места и не найдя следа, я, мокрый и измочаленный ходьбой по рыхлому снегу, добрался к вечеру до Большого Починка, где и заночевал, рассчитывая, что погода улучшится. Надежды мои, однако, не оправдались. Утром метель бушевала по-прежнему, и ветер, когда пересекал поле, валил с ног.

Добравшись до леса, я повернул вправо от вчерашней лыжни по еле заметной тропке, вьющейся по границе старого ельника и ольховой низины, и на одном из крутых ее поворотов уперся неожиданно в свежие, еще не припорошенные снегом следы лосей, ведущие из болота в ельник. Судя по времени (было около одиннадцати утра), спокойному шагу - крупный бык, два зверя поменьше и корова с теленком шли на лежку. Тропить по следам было опасно: можно подшуметь, продираясь через довольно густой подрост и подлесок. Поэтому я, пройдя немного вперед и сняв лыжи, повернул влево к видневшемуся просвету прогалины и, дойдя до поляны, пошел в направлении лосиных следов. Не успел я сделать и десяти шагов, как увидел впереди быка. Зверь стоял под нависшими лапами ели всего метрах в двадцати, вполоборота ко мне, и прислушивался.

После первого выстрела он вздрогнул, будто нехотя шагнул, после второго медленно скрылся в чаще... Сначала ничего не было слышно, кроме шума метели, потом раздалось то ли мычанье, то ли громкий вздох, а затем сильный треск валежника - лось рухнул. Я правильно сделал, что сразу перезарядил ружье, так как, пройдя шагов тридцать в направлении треска, увидел слева еще двух зверей, один из которых стоял в пределах выстрела, в пятидесяти метрах. Этот прошлогодний бычок-спичак ушел после выстрелов подальше, чем первый, и завалился в такой густерне, что пришлось вырубать вокруг еловый подрост, чтобы разделать тушу. Радости моей не было границ. Еще бы: взять сразу двух лосей, когда все надежды, казалось, были потеряны! Да еще в первой половине дня, да всего в полутора километрах от деревни, где есть лошади и не будет затруднений с вывозом мяса!

Далеко не всегда, конечно, охоты складывались так удачно. Помню, тоже в декабре, мне удалось вытропить лосей лишь во второй половине дня, когда резко потеплело и на лыжах начался подлип. Зверь, как узнал позже, был ранен по брюху. Дать ему время вылежаться и потом добить не позволял короткий зимний день, а оставить подранка на ночь - велик риск испортить мясо, если зверь отдаст Богу душу до середины ночи. Выход был один: преследовать и стараться добрать зверя до наступления темноты. Лишь через два часа после непрерывного преследования по лесам Чепец-кой поймы мне удалось сделать выстрел на предельной дистанции. После этого лось стал часто ложиться, и наконец, когда до темноты оставались считанные минуты, я добыл его в мелочах у линии железной дороги, почти под телеграфными проводами. Разделывая тушу при слабом свете костра, весь мокрый и уставший до тошноты, я здорово завидовал тогда людям, которые сидели и лежали в пролетающих мимо и сверкающих огнями железнодорожных экспрессах: ведь после всего мне предстояло еще брести около семи километров до дома...

Вспоминая свои удачные и неудачные охоты на лосей путем тропления, хочу дать несколько советов начинающему охотнику. Лось обладает тонким слухом, почему, как уже говорилось в начале статьи, для тропления желательно выбирать мягкую, ветреную, метельную погоду. Скрадывать лосей лучше утром и к вечеру, когда они кормятся. Там, где имеются обширные пространства зарастающих вырубок и гарей, большую помощь в выслеживании зверей оказывает бинокль, в который охотник, встав на какое-нибудь возвышение (ствол поваленного ветром дерева, пень), время от времени обозревает окрестности и, увидев кормящихся животных, начинает подходить к ним. Можно вытропить лося, подойти к нему на выстрел и тогда, когда он находится на лежке. При этом следует учитывать, что, жируя, сохатые перемещаются против ветра или в полветра, перед лежкой делают петлю и ложатся головой в сторону входного своего следа, место дневки выбирают в большинстве случаев с хорошим обзором.

Стрелять зверей на лежке не рекомендую. В глубоком снегу видна только верхняя часть покрытой длинной шерстью спины, и, сделав выстрел по темной полоске туши, возвышающейся над снегом, охотник обвысит или попадет не в убойное место. Поэтому, подойдя к лежащим на дневке лосям, надо тихонько свистнуть, чмокнуть и стрелять (под лопатку) тогда, когда сохатые встанут.

Тропить лучше пешком. Однако в глубокоснежье, когда такая ходьба становится затруднительной, можно скрадывать и на лыжах. Крепления у лыж (юксы) не должны скрипеть на ходу. При охоте по белой тропе надо надевать белый маскировочный халат.

По чернотропу или в начале зимы, когда снег еще недостаточно глубок, успешно охотятся на лосей с лайкой. Охотиться можно и одному, и вдвоем, втроем. Хорошо притравленная собака быстро находит кормящихся или лежащих на дневке лосей и начинает их облаивать.

Услышав лай собаки, охотник подходит к зверю, сообразуясь с местностью и направлением ветра. Скрадывать надо только против ветра или в полветра, причем при подходе выбирать места, маскирующие охотника, но отнюдь не чащу, продираясь через которую можно нашуметь. Если охотится несколько человек, они договариваются между собой, кому какие предпринимать действия. Одни обычно начинают скрадывать зверей сразу с того места, где он услышал лай, другие стремятся встать на возможном направлении движения животных, когда они, чем-то напуганные, пойдут. Когда охотятся несколько человек, охота с подхода из-под собак требует величайшей осторожности и осмотрительности, так как бывает, что охотники подходят к зверю с разных сторон и могут оказаться на линии выстрела друг против друга.

И еще одна немаловажная деталь. Собака, используемая для охоты на лосей, должна быть вязкой, но не слишком азартной, злобной. Слишком злобных собак, которые, бывает, бросаются на лося, зверь боится, не стоит на месте и зачастую сразу уходит далеко. Хороша та собака, которая облаивает лося, находясь от него в 20-30 м, и чаще начинает отдавать голос только тогда, когда услышит приближение охотника.

Как правило, и охота троплением, и из-под собак производится в промысловых целях, то есть для сдачи добытой продукции торгово-заготовительным организациям.

Наиболее распространенный в настоящее время способ спортивной охоты - облава, в которой принимают участие от 5 до 15 и более человек. Для ее проведения удобны отъемистые, пересеченные в разных направлениях дорогами, просеками, долинами заболоченных низин и ручьев леса. Здесь легче обойти зверей, расставить стрелков и загонщиков. При подготовке охоты опытный охотник или егерь обходит на лыжах, объезжает на лошади или снегоходе по дорогам, тропам и просекам участок леса, где обычно держатся лоси, и, установив по числу входных и выходных следов наличие зверей в кругу, расставляет на лазах стрелков. Он же, как правило, расставляет и загонщиков (кричан), дает сигнал начала проведения облавы и ее окончания. Под стрелковую линию используется обычно просека или дорога.

При проведении облавы необходимо учитывать следующие основные требования: не ставить стрелковую линию под ветром, то есть когда ветер дует со стороны загонщиков. Лоси, как и всякий другой зверь, по ветру идут неохотно, прорываются из круга либо через фланги, либо через цепь загонщиков. Не рекомендуется ставить стрелков по ветру, то есть, когда ветер дует от стрелков в сторону загонщиков - звери могут учуять охотников, стоящих на номерах. Лучше всего расставить стрелков так, чтобы ветер дул вдоль номеров (в полветра). Следует помнить, что из-под загонщиков лоси почти никогда не и дуг чащей. Стрелковые номера размещают поэтому на границе частого леса и редколесья, на краю пересекающей загон низины, болотины, на прогалине. Признак верного лаза - наличие старых лосиных переходов; чем их больше, тем лучше. Делать оклад и проводить охоту с рассвета до 10-11 ч утра, а также в конце дня, когда лоси кормятся, нежелательно: пока расставляют стрелков и загонщиков, звери могут выйти из оклада.

Успех облавной охоты зависит не столько от количества людей, в ней участвующих, плотности стрелков и загонщиков, сколько от знания руководителем облавы окрестностей, мест постоянного обитания и перехода животных. Охота может быть удачной при наличии всего трех-четырех стрелков и двух кричан, если окладчик поставит охотников на верные лазы, а загонщики умело стронут и поведут зверя. Однако в конце охотничьего сезона, когда лоси, как говорится, "настеганы" и потому бывают очень осторожны, цепь стрелков и загонщиков должна быть плотной - не далее 100 м номер от номера. В противном случае животные, наученные горьким опытом, могут либо прорваться через стрелковую линию там, где цепь номеров редка, либо уйти из круга через цепь кричан, либо отстояться в окладе между далеко идущими друг от друга загонщиками.

Одно из главных условий успешной охоты - правильная организация гона. Загонщики должны идти ровной линией. Иногда крайние из них выдвигаются более или менее вперед (зависит от местности и конфигурации оклада), чтобы не допустить прорыва зверей через фланги. Часто и громко кричать, как это зачастую делается, не рекомендую. Кричанам следует двигаться не спеша, посвистывая или постукивая палочкой по деревьям и временами перекликаясь по цепи, чтобы не нарушать интервал между собой. Если кто-либо из загонщиков увидел гонный след лося, он должен тут же оповестить об этом своих соседей и линию стрелков криком: "Пошел! Пошел прямо (вправо, влево)!" Если загонщик заметил свежие наброды недавно жировавших лосей, ему следует обязательно пройти через те "подозрительные" места, где они могут лежать или стоять.

...Радостно видеть охотнику идущего на него высоконогого черного зверя. Еще больше удовлетворения испытывает он, увидев, как после меткого дуплета лось пройдет немного вперед, остановится и, ломая мелоча, рухнет на снег. Но ничуть не меньшее облегчение испытывает в это время, уважаемый читатель, и загонщик: "Слава Богу, не пропали тяжкие труды даром!" - думает он, услышав выстрелы, и, утирая струившийся по лицу пот, снова бодро лезет через заваленные снегом кустарники.

При проведении облавной охоты на лосей в целях безопасности охотник должен стрелять только в указанном ему руководителем охоты секторе обстрела и ни в коем случае не сходить с номера до сигнала отбоя, даже если зверь упал совсем недалеко от стрелка.

На номере нельзя курить, двигаться, кашлять, сморкаться, ломать ветки, то есть делать все то, что демаскирует стрелка.

Если лось ранен и вышел из оклада, не надо сразу его преследовать. Следует снова сделать оклад, снова расставить стрелков и начать гон. Один из загонщиков при этом должен идти по следу раненого зверя. Даже стрелянный не по убойному месту лось, если его не беспокоят сразу, быстро ляжет, и добрать его будет легче.

Проводить облавную охоту по чернотропу гораздо сложнее, чем при наличии снега, так как определить точно наличие зверей в кругу не представляется возможным. Для проведения облавы по чернотропу выбирается место, где постоянно держатся звери. Хорошую помощь оказывает собака, которую спускают с поводка сразу, как прозвучит сигнал начала гона. В бесснежье собака необходима и для добора подранка.

Осенью, когда начинается гон (сентябрь - первая половина октября), на самцов лосей охотятся на реву. Места гона сохатых располагаются, как правило, по окраинам моховых болот, зарастающих вырубок и гарей. В это время здесь можно встретить так называемые "точки" - ямы, выбитые в земле быками во время сильного возбуждения и борьбы с соперником, заломаные молодые деревца, кустарники, а на утренних и вечерних зорях услышать рев, точнее, стон сохатых, напоминающий негромкое мычание, треск ломаемых веток, валежника. Стон лосей можно услышать на расстоянии 500 м, а на более открытых местах (болотах, вырубках) в тихое утро до 1000 м. Быки во время гона теряют обычную осторожность, почему подойти к ним на выстрел нетрудно.

Стреляют лосей из гладкоствольных ружей пулями на расстоянии не более 50 м. Иногда удается взять зверя и на большем удалении. Мне, например, посчастливилось положить раз зверя на месте бронзовой подкалиберной пулей на 146 шагов, но это не правило, а исключение, случайность. Из нарезного охотничьего оружия, да еще при наличии оптического прицела можно стрелять и на значительно большем удалении - 100-250 м. Нарезное оружие незаменимо при охотах с подхода, особенно там, где есть большие открытые пространства, зарастающие вырубки, гари.

А. Сицко, биолог-охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1989 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100