Калининградский охотничий клуб


Охота на глухариных токах


Начинать рассказывать про глухаря полагается с рассуждения о том, почему он носит такое имя: за то, что в глухих лесах живет, или потому, что глохнет во время песни. Убежден в последнем. Глухарь при бережении может спокойно существовать в весьма обжитых местах, рядом с человеком. Русские люди назвали его "мошным" по месту обитания и в отличие от полевого тетерева, а за примечательное особое свойство - "глухим тетеревом".

Хорошо, что у нас в некоторых областях, а за рубежом везде, охота на глухаря разрешена только весной. Птица редкостная. Отстреливать ее в небольшом количестве необходимо, а сравнивать охоту на токах с любой другой, скажем, из под легавой и лайки, подкарауливанием осенью на осинах или лиственницах - просто нельзя. За весеннюю охоту - и волнующая сложность ее, и поэтическая обстановка зоревой лесной глухомани, в которую неизбежно и радостно окунается сам охотник. К этому надо добавить, что отстрел на токах - наиболее надежный метод регулирования количества и состава популяции.

на глухарином токуДля того чтобы поохотиться весной на глухаря, надо самому найти ток. Да, именно самому. Это возможно и процесс розыска не менее увлекателен, чем сама охота.

Приверженность глухарей к своим токовым площадям (известны тока, насчитывающие свыше ста лет существования) и их типичность привели к тому, что ненайденных, непосещаемых токов мало. Однако они есть. К ним же можно отнести тока, резко сдвинувшиеся в результате сплошных рубок или пожара, а так же заброшенные по разным причинам.

Дорогое дело поохотиться на "своем" нетронутом, непуганом току. Как его найти? Если вы местный житель или постоянно бываете в определенном лесном районе, подумайте, вспомните, где есть большие и малые болота, моховые, поросшие сосняком, вспомните, где вы встречали старых глухарей; где, стоя вечером на тяге, видели их летящими, где - и это уже удача - поднимали выводки. Если вы не бывали еще в этой местности, по приезде расспросите лесных людей - охотников, грибников, егерей про эти же признаки.

Я не хочу сказать, что глухариные тока твердо приурочены к сфагновым, сосновым болотам. Нет, ток может быть и в еловом, и в смешанном лесу, и даже в чистых березняках осинниках. Однако наличие хотя бы небольших сосново-моховых площадей поблизости к токам (я их называю "материнскими площадками") для нашей северо-западной тайги и обязательно и типично.

Характерно для токовой площади расположение на переходе к пониженным местам (например, кромка болота). В начале токового периода снег в сосновом редколесье рано занастеет, хорошо держит грузную птицу: удобно побродить, поискать подснежную клюкву на вытаявших кочках, поклевать камешки на выворотнях и... почертить. Рядом, в лесу на гривах, снег рыхлый - там удобно ночевать в лунке. Глухарь много времени проводит на земле и удобство передвижения по ней играет роль немаловажную.

Нетронутый ток консервативен. С самой ранней весны мошники закрепляют за собой участки тока, включающие присадистые деревья и площадки для слета "на пол", и ревниво их оберегают. Сумма этих площадок и составляет общую площадь тока. С этого момента начинает возникать токовой быт глухарей, довольно постоянный, зависящий от общего хода весны и в какой-то степени от погоды.

Иное дело на току посещаемом или, того хуже, пуганом. Токовой быт резко нарушается. Прилеты становятся нерегулярными, запаздывают, общая площадь тока расширяется. В конечном итоге (как это в настоящее время наблюдается у тетеревов) ток разбивается на группы и даже на одиночно поющих самцов. Правда, если оставить птиц в покое, тока концентрируются вновь.

Эти сведения помогают при розыске токов. Самый же розыск традиционно начинается с поиска "чертежей". Наиболее удобное для этого время конец марта - начало апреля, в зависимости от хода весны. На беговых лыжах легко пробежать десяток-другой километров, обследуя избранные места. Лучше всего, если небольшая пороша лежит на насте: бежать несравненно легче и хорошо видны следы птиц.

...Вы вышли из дому еще затемно. На большом уже свету, когда солнце у вершин, пересекаете примеченное болото и замечаете ясные следы глухаря, такие приметные, крупные: это не рябчик настрочил! Ток? Удача? Нет: глухари здесь бывают - и только. Это может быть кормовой след. Тропите внимательно. Тянется, тянется цепочка, привела к выскети. На скате обнажилась почва. Так, клевал камешки. Тянется след дальше, долго. Вытаявшая кочка, на ней темно-красные капли клюквы. След кончился между гребенчатыми отпечатками крыльев. Вылет. След был кормовой. А вот и другой след: на нем по бокам цепочки, длинные полосы, будто кто грабельки протащил - "чертеж"! Удача? Ток? Нет, пол-удачи. Бывает, что глухарь покормится на соснах, согреется на веселом мартовском солнце, а тут еще и глухарка рядом. Ну и почертит, точно как домашний голубь надуется и покрутится около голубки. А тока тут нет.

Удача придет, если вы найдете токовой след. Он совсем другой. Петляет, закручивается, особенно на кочках и… вот удача! Прервался, след чертящего, глухаря, взлет - и через несколько шагов посадка. Грузная птица глубоко, сразу двумя лапами придавила, наколола снег. Глухарь пел! Запомните этот двойной резкий отпечаток. Сойдет слой порошки, растопится наст, пропадут чертежи и цепочка следов, а клеймо посадки останется надолго. Теперь домой, поскорее пока не начался подлип. Ток найден. Надо ждать схода снега, а там на главную проверку - подслух.

Есть и другие способы найти ток. Многие считают верным признаком тока так называемый "игровой помет". И да, и нет. Много раз мне показывали его опытные охотники. Так они называли разбросанные по снегу (чаще всего под деревьями) кусочки опилкоподобного желтого зимнего помета. Легенда здесь такая: "Ходит по ветке, увлечен песней, разбрасывает, как попало. Или, токуя, бегает по снегу". Много раз я видел такой "игровой" помет не на току, а на кормежках. И не удивительно нисколько: щиплет хвою глухарь, а помет, пока долетит до снега, разобьется о ветки. По помету можно найти ток, но совершенно иначе. Если вы весной придете на предполагаемый ток ранним утром и найдете под присадистым деревом сегодняшний помет, то это почти наверно ток.

А сегодняшний помет определить можно. Это не зимний цилиндрический, коричневый, опилочный, а весенний, гладкий, зеленый, грушевидный с быстро желтеющей белой головкой. И еще один признак такого помета: мелкие черные включения. По-видимому, это остатки непереваренных хитиновых оболочек жуков, чаще всего надкрылий жужелиц. Логика здесь проста: сегодняшний помет самца (у глухарки он много меньше по размеру), погода хорошая, время раннее - где же ему быть, как не на току. Хорошо еще где-нибудь неподалеку найти зеленовато-черное перышко из шеи самца, выщипанное соперником. Помогает нахождению тока и наблюдение за вечерним направлением полета глухарей и утренним глухарок через открытые пространства - вырубки, гари, большие мхи.

Так или иначе ток найден, предстоит генеральная проверка - подслух. Не торопитесь, подождите, когда сойдет снег. Нет ничего легче как напугать, разогнать ток в самом его начале. Шумен ход человека по прихваченному морозом снегу, видна его темная фигура...

Глухари начинают прилетать на токовище ранней весной. В темнозорь будут бродить по насту, неторопливо пощелкивая и распустив хвост. Встретится пара мошных, опустят шеи и как домашние петухи ринутся друг другу навстречу. До драки сначала дело не дойдет, сбегутся почти вплотную, взмахнут траурными веерами и разойдутся. Так происходит, закрепление индивидуальных участков на всей токовой площади.

Снег сошел. Глухари прилетают с вечера. Часов в семь-восемь при закате солнца подойдите к краю предполагаемого тока. Посидите тихонько. Есть прилет! Ток найден. Уходите, пока светло, это не охота, это - проверка. Охота на глухариных токах обычно разрешается на сравнительно короткий срок в конце апреля - начале мая. Я не буду говорить, что надо брать с собой на ток: думается, не лесной новичок пойдет туда, не воскресный охотник. Перечислю то, без чего нельзя: часы, компас, запасной коробок спичек в непромокаемом мешочке, добрый плотничий топор (не "охотничий"), смена белья, включая запасные шерстяные носки, кожаные или брезентовые рукавицы, велоаптечка.

Что касается верхней одежды, то я боюсь что-нибудь специальное рекомендовать, однако есть одно непременное требование: надо, чтобы она не шуршала и была (как и шапка) защитного цвета.

В составе одежды должно быть нечто очень теплое (малица, овчиная шубейка, толстый свитер), снимаемое на ходу и надеваемое на остановках. Само собой разумеется, что сапоги должны быть высокими. Полезно иметь с собой два куска пластиката. Один 2,0х1,5 м для экрана, другой небольшой, чтобы вывалить на него из рюкзака, не тащить лишнее на ток.

Чем раньше прийти на место, тем лучше. Надо выбрать место стоянки так, чтобы и сухо было и вода, и в особенности дрова были поблизости. Табор должен быть не ближе чем 300-500 м от тока и лучше за бугром, чем на бугре. Надо заготовить дрова, подстилку для лежания, вырубить козелки для костра. Все это нельзя толково, без шума сделать в темноте после подслуха, а необорудованная стоянка в течение даже короткой весенней ночи вместо отдыха и подлинного удовольствия принесет неприятности.

Солнце на "полтора кулака" от горизонта (начало восьмого). Набран полный котелок воды, приготовлена растопка, за плечами рюкзак с теплой одеждой, в кармане десяток квадратиков белой бумаги, костер погашен, в руках несколько еловых лапок - можно идти на подслух. Идите не торопясь, чтобы не вспотеть, оглядывайтесь и запоминайте обратную дорогу. Не забирайтесь глубоко в ток, чтобы налетевшие птицы не "закрыли" вам обратный путь к стоянке.

Выбрали сухую кочку или выворотень, подложили принесенные с собой еловые лапки и рюкзак. Устраивайтесь поудобнее, надо чтобы ноги твердо упирались и прислониться было к чему. Не легко просидеть неподвижно три, а может быть и четыре часа. Место лучше выбрать несколько укрытое - вдруг глухарь сядет поблизости.

Слушайте! На красноватой от лучей заходящего солнца елке, на самой верхушке как палец торчит певчий дрозд - главный запевала лесного хора. Последний ветерок качнул ветки и затих. Над самой головой щедро рассыпает трели зяблик. Протяжно свистнул в еловой чаще рябчик. Невидимая, стороной прошла, взволнованно перекликаясь, стая гусей.

Солнце зашло. Холодом потянуло с болота, застыли капли на планке ружья, черная веточка льда перекинулась через снеговую лужу. Тишина. Где-то взлетел на дерево глухарь, видимо пришел на ток пешком.

Опять тишина - долгая, томительная. Темная фигура крупной птицы, приближаясь, мелькает между деревьями. Ближе, ближе слышен посвист мощных крыльев. С грохотом садится мошник где-то впереди в соснах, громко крехнув при посадке. "С голосом прилетел, завтра будет петь",-думаете вы и втыкаете в землю прутик, наклонив точно в сторону посадки. Это ориентир на завтра. Опять тишина и вдруг... как посыпало: один за другим звуки прилетов, то громкие, будто обрушилась вершина дерева или кто-то пустой корзиной ударил по хвойным веткам, то далекие и тихие, как взлет рябчика. Некоторых видно: черные в сумерках птицы копошатся в хвое, нервно кормятся, вытягивая длинные шеи, иногда шумно перелетают, заставляя вздрагивать охотника.

Примолк лес, кончились прилеты. Певчий дрозд оборвал последнее сочное колено и порхнул с вершины в уютную черноту хвои. Не торопитесь уходить! Помните основное правило глухарятника: уход и приход на ток только когда птицы спят. Если глухарь уснул, вы можете пройти к стоянке близко от него, если только не ступите ногой на корень или не коснетесь дерева, на котором он сидит. Не смотрите на часы, вы озябли, устали сидеть, и вам покажется, что стрелки неподвижны. Подождите появления трех звезд, не меньше, а пока думайте. Много есть о чем подумать на глухарином току.

глухарь поетПрежде всего осознайте, глубоко и радостно, что вам выпало счастье, удача - в погожую зорю быть на глухарином току, на охоте, красивей и таинственней которой нет на свете. И тут же, как обладатель ценнейшего дара, договоритесь твердо сам с собой, со своей охотничьей совестью, что никогда не тронете ток, если на прилете меньше трех петухов, что никогда не возьмете за весну больше одного глухаря, что будете стрелять только под песню, только в меру, не через ветки. Что не будете стрелять влет или боже избави, по неясному в сумерках силуэту птицы, что может привести к убийству копалухи. И еще дайте себе слово, что не проявите слабости и не покажете ток даже самому близкому приятелю, если он недостойный охотник. И не надо торопиться уходить потому, что можно еще кое-что услышать. Затихнет лес, туман и сумерки окутают болото и оттуда, из темноты донесутся необычные для тех, кто раньше их не слышал, звуки. Глухариная песня! Как только ее не называли: таинственная, чарующая, необыкновенная, удивительная, голос каменного века.

Мне не кажутся подходящими все эти эпитеты. Глухарь не древнее многих других птиц. Голос его, в конце концов, просто соответствует условиям, в которых сложился этот вид птиц. Но все же, почему трудно остаться равнодушным? Долгие годы слушаю и думаю. Пришел к выводу, что так сильно она впечатляет не с первого раза. Когда вы не раз побываете на току, посмотрите на поющего глухаря, она приобретет для вас эти "мистические" свойства. Тем она памятна и волнует, что поет ее глухарь со страшным напряжением, с дикой страстью, содрогающей все его тело.

Большая ошибка и нарушение традиции- подскакивать под вечернюю песню. Подскочите, а глухарь кончит петь. Шевелиться нельзя, стрелять темно, ждите, пока уснет и полной ночью пробирайтесь к табору.

Слушайте глухариную песню! Далекая, она слышится в зависимости от погоды и особенностей слуха охотника по-разному: или одно щелканье, или глухая песня. Допустим, что птица сидит очень близко. Сначала слышится двойной звук, похожий на стук шариков настольного тенниса: "Те-ка". Первый чуть выше по тону: это "текание". Глухарь в это время хорошо слышит и может прервать эту часть песни, а может участить и перейти к следующей, к "дроби". "Дробь" частая и заканчивается она так, будто звуки натолкнулись на препятствие и слились в один: это "переходное колено". Профессор А. Мальчевский, анализируя магнитофонные записи глухариных песен, определил, что этот переходный звук географически изменчив. Англичане, имея дело собственно со шведской популяцией глухарей, назвали этот звук cork note - пробковый, то есть звуком откупориваемой бутылки. Немцы называют его hauptschlag - главный удар; в Польше "коркование" или "откупоривание". У наших глухарей он слышен не очень ясно и не подходит для такого сравнения.

"Дробь" обязательно переходит в "глухариную песню". Переходит за исключением случая, когда глухарь поет на полу и взлетает. Во время "дроби" и глухой песни глухарь ничего не слышит, хотя видит нормально.

Итак вся песня состоит из щелканья "дроби", перехода и глухой песни (точения). Продолжительность последней, то есть время, которое используют охотники, по моим замерам от 3,6 до 4,3 сек, этого вполне достаточно, чтобы сделать, три-четыре шага. Частота повторений, (по данным Ю. Пукинского и С. Роо, до, шести-семи полных песен в минуту. Таким образом за зорю петух может спеть не менее шестисот - семисот песен. Как видите, торопиться с подходом особенно не надо.

На току вы услышите и другие голоса мошников. "Крехание" (только не "хрюканье" или "рыгание" как неудачно иногда называют в литературе) - это хозяйский, а может быть даже и владычный голос при посадке. "Те-ка-аха"! - это чаще всего вечерние переговоры. Наконец - лучше бы его не услышать - "скиркание" (хорошее звукоподражание) подшумленной птицы. Это - сигнал опасности, издаваемый глухарем на дереве или на лету, вполне понятный другим петухам, находящимся в это время на току.

Лес уснул. Вы уходите на ночлег с последними остатками света, стараясь не шуметь, и накалываете на сучки белые квадратики бумаги.

Коротка весенняя ночь. Вряд ли вы уснете: просто полежите, погреетесь у костра, чайку выпьете, а там и пора. Выходить надо пораньше; самая досадная и частая ошибка неопытных глухарятников - это выход с привала при первых признаках рассвета. Глухари уже проснулись, но еще не поют и чутко слушают. Услышат даже самые осторожные шаги и петь не будут. Ток будет молчать, будто там никого нет и не было, хотя вы слышали вечерние прилеты. Надоест ждать, двинетесь и... тревожное "скиркание" и шумные взлеты укажут на вашу ошибку. Если опоздали, то лучше подождите у костра, пока глухари не распоются и идите тихонько к току, прислушиваясь, стараясь услышать певца до того, как он услышит вас.

В полной темноте, накалывая руки и лицо о невидимые ветки, поминутно сомневаясь в правильности взятого направления, радостно обнаруживая бумажки-вешки, вы возвращаетесь на место подслуха.

А фонарик? - скажет читатель,- маленький электрический фонарик? Так бы помог! Нет, не советую. Ровный, большой, даже потрескивающий огонь костра не так пугает глухарей, как внезапно вспыхнувший поблизости огонек фонарика или даже спички. Чавкающие шаги поблизости от дерева, на котором спит глухарь (особенно удаляющиеся), не спугнут его, вспышка же спички сдует как ветром. Можно, конечно, светить точно под ноги, можно, но опасно: покачнетесь, взмахнете рукой - и острый лучик прожектора глубоко пронижет древесные кроны.

...Лес спит. Холодно. Влюбленный заяц дудит то дальше, то ближе. Вы вздрогнете, когда оглушительно и трубно возвестят конец ночи журавли. Пискнет в полной темноте пухляк. Слушайте! Глухарь проснулся, скоро запоет. Протянул вальдшнеп. Слушайте! Глухарь уже должен петь. Да, поет! Не торопитесь, пропустите несколько песен, чтобы хорошо определить направление и убедиться, что не запел и другой глухарь, поближе. Выждали, начинайте подход.

Да, именно подход, а не подскок. Если глухарь поет далеко, тихонько идите. Осторожно, чтобы своих шагов не слышать. Не выдергивайте ногу из мокрого мха сразу, непременно чавкнет, поднимите сначала пятку. Прежде чем шагнуть, попробуйте ногой, нет ли там впереди палой ветки, скользкого корня или мерзлого снега. Так и идите, пока не станут ясно слышны все колена песни или окажутся на пути лесной завал, замерзшие лужи или островок снега. Тогда надо начать "подскакивать". Только не скачите! Взяв в левую руку ружье, дождитесь "дроби", смело сделайте три шага и жестко приставьте ногу. Это очень важно, всему делу основа: пробить ногой до твердого, удобно стать и в качестве проверки услышать конец глухой песни.

Двигайтесь на песню не по прогалинам и чистинам, а заранее прикрываясь деревьями от определенного вами пока на слух места нахождения глухаря. Когда по звуку песни вы почувствуете что глухарь близко, остановитесь и потратьте несколько песен на разглядывание. Чем раньше вы заметите птицу, тем больше шансов на успех. Разглядывайте под песню: в это время птица шевелится и ее легче заметить. Кроме того, разглядывая придется самому немного покачиваться, а на близком расстоянии самый легкий шум, вроде скрипа патронташного ремня, может потревожить осторожную птицу.

Но вот вы заметили в темной хвое силуэт птицы. Первая же песня должна быть отдана на то, чтобы самому закрыться стволом дерева и постараться закрыть голову певца. Помните, что чем выше сидит глухарь и чем темнее зорька, тем успешнее подход. К низко сидящей птице, да еще на свету, подойти трудно.

Позы поющих глухарей разнообразны. Сумеречная поза старого "напетого" глухаря: хвост полностью распущен веером, голова почти вертикальна, клюв раскрыт, шея узкая, отчетливо в профиль видна бородка, в фас "серьги", крылья припущены. Исключение для молодых глухарей и для старых: в плохую погоду (ветер и т. п.) характерен не поднятый и не полностью раскрытый хвост, а шея не такая узкая. Световая: хвост распущен, но не так напряженно, перья шеи взъерошены и она кажется толстой, вздергивается при глухой песне, клюв все время раскрыт. На полу глухарь принимает первую сумеречную позу.

Трудно рассказать о всех случаях, встречающихся в этой сложной и трудной охоте. Бывает так, что подскакивая к еще не замеченному вами глухарю, вы слышите, что его песня доносится со всех сторон. Остановитесь! Глухарь над вами. Случается, что когда уже рассветет, поет хорошо, но как только вы пошагаете, надолго замолкает. Это значит, что он вас хотя и плохо, но видит. Закройтесь тщательнее и позаботьтесь, чтобы позади вас был темный фон.

Определить дистанцию надежного выстрела иногда бывает довольно трудно. Лучшей дистанцией считаю 20-30 шагов и никак не более сорока. Под песню поднимите курки или сдвиньте предохранитель, под песню цельтесь и стреляйте. На такой дистанции ружье нормального боя при дроби № 3-1 (я предпочитаю тройку) кладет птицу чисто. Стрелять надо в бок или в зоб, но только не в хвост. В этом случае глухарь будет убит, но непременно отлетит. Набитый, "отливающим металлом" зоб, препятствующий дроби - староохотничий предрассудок.

Ломая сучья, валится тяжелая птица. Стойте! Не бегите к упавшему. Выстрел, шум падения, даже последнее хлопанье крыльев заставят соседей только ненадолго примолкнуть, а если прибавится звук человеческих шагов - потревожит ток. Не подходите к глухарю, поющему "на полу". Ненужное дело. Вы двигаетесь только под песню, а он непрерывно. С пола он вас легко заметит и, даже не прерывая песни, будет отходить, а главное, это вредно для тока. Самые активные производители спускаются на землю для спаривания, их надо щадить. Кроме того, рядом с ними ходят глухарки, их легко можно случайно зацепить выстрелом.

Мясо глухаря очень вкусное, типично "дичное", хотя и жестковатое при неумелом приготовлении. Глухарь, хорошо прошпигованный, тушеный в сметане, несомненно понравится и всей вашей семье и друзьям, даже ярым противникам охоты...

Охота на глухарином току - трудная, всегда волнующая. Она пробный камень настоящего любителя-лесовика.

А. Ливеровский

"Охота и охотничье хозяйство № 05 - 1980 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100