Калининградский охотничий клуб


Облавные охоты на кабана


Кабан - чрезвычайно умный зверь, каждый раз удивляющий своей способностью выйти невредимым из, казалось бы, безнадежных для него ситуаций; поведение в окладе молодых и взрослых зверей бывает различным, зачастую непредсказуемым. Поэтому кабанью охоту невозможно вместить в рамки строгой схемы, невозможно дать рекомендации, гарантирующие успех охоты. Попытаемся познакомить читателя с особенностями охоты на кабанов на примере Белоруссии, где автор был организатором этих охот 11 лет.

Эта охота достаточно опасна. Известно немало случаев ранений охотников и даже их гибели. Так, 2 ноября 1974 г. в Березинском лесхозе Минской области кабан смертельно ранил лесничего Д. А. Усикова. По кабану было сделано несколько выстрелов в окладе, после чего раненый секач бросился в направлении крайнего номера, где стоял лесничий. Он успел сделать дуплет по зверю. Подошедшие охотники увидели лежавшего Усикова, ружье было отброшено в сторону. Кабан нанес охотнику глубокую рану на внутренней стороне бедра, в 10 см ниже паха. Усиков, не приходя в сознание, скончался через полчаса от большой потери крови. 1 января 1977 г. лесник Городокского лесхоза Витебской области А. Л. Шелкунов не вернулся с охоты. Спустя три дня он был найден замерзшим с глубокими ранами на бедре, нанесенными кабаном...

трофеи добытые авторомЛицензионная добыча кабанов в Белоруссии разрешена с 1 октября по 31 декабря. В бригаде обычно 6-10, реже 15-20 охотников. Накануне охоты окладка никогда не производится, так как кабан очень подвижен. Когда место дневки проследить невозможно, оклад выбирают, ориентируясь на следы зверей на грязи, песке или вслепую. По белой тропе бригадир всегда стремится прежде обойти зверей. Обычный размер оклада составляет до километра в длину.

По чернотропу главное - поднять зверя. В загон посылают всех владельцев собак, обычно трех-четырех. По снегу, когда входная тропа заметна, по ней идут в оклад один-два загонщика с собаками, остальные охотники становятся на номера в местах предполагаемого выхода зверей. При расстановке направление ветра никогда не учитывается, жеребьевка отсутствует.

По сложившейся традиции в одних районах загонщики стараются не шуметь, в других идут с голосом. Результативность охот при бесшумном загоне несколько выше, однако при этом способе бывает много неразберихи. Загонщики не знают местонахождения соседей, одни из них заходят вперед, другие отстают, а то и теряют ориентацию и направляются в нежелательном направлении. Отсутствие информации о местонахождении загонщиков размагничивает стрелков, и они после часового бдения начинают говорить, шевелиться, обсуждать с соседями услышанные выстрелы. Излишне говорить, насколько этот метод опасен для загонщиков, которые в любую минуту могут стать жертвой загонщиков-соседей или стрелков на номерах.

Имеет свои недостатки и шумовой прогон. Крики слишком усердных загонщиков, звуки рога отвлекают собак, заставляют их возвращаться к хозяину. Напуганный зверь уклоняется от обычных своих путей, приближается к стрелковой линии на большом ходу, что затрудняет выцеливание.

Абсолютное большинство охотничьих угодий республики не оборудованы вышками, расстановка на номера часто производится так, что открытый участок (дорога, просека) находится перед стрелками. Это крайне опасно: ведь пока охотник заметит и выцелит зверя, он может оказаться в створе с соседними номерами.

Одни и те же оклады прогоняются за сезон 5-6 и более раз. На один загон тратится примерно полтора часа, за день можно сделать 5-6 загонов. При отстреле одного-двух кабанов охота считается успешной. Довольно часто охотники возвращаются домой вообще без добычи.

За сезон такая бригада охотников-любителей сдает государству одного-двух кабанов, столько же лосей и получает для себя одну, реже - две платные спортивные лицензии на кабана. Большинство бригад воздерживается от незаконного отстрела лосей, но истинный размер добычи кабанов, по-видимому, в 3-4 раза выше официального, так как кабана утаить нетрудно, а дисциплина в хозяйствах, ведущихся на общественных началах, весьма низкая.

В хозяйствах со штатной егерской службой (их площадь в среднем составляет около 30 тыс. га) за сезон добывается 30-50 кабанов. Основные оклады в лучших из них оборудуются стрелковыми линиями, представляющими собой вышки около 2 м высотой, либо ширмы (щиты) из 4-5 кольев, оплетенных по грудь охотника прутьями и ветками. Расположены эти сооружения внутри оклада на расстоянии около 100 м друг от друга и в 10-15 м от дороги (просеки). От них в сторону оклада прорубают визиры до 1 м шириной и 40 м длиной, под углом в 45° один к другому и к стрелковой линии. Вышки дисциплинируют охотников, повышают безопасность стрельбы; зверю труднее учуять находящихся там стрелков. Визиры позволяют заметить зверя издалека, подготовиться к выстрелу.

Сдвинуты эти сооружения от дороги в глубь оклада потому, что зверь обычно приостанавливается перед переходом через дорогу, в 20-30 м от нее. Стрельба в таких случаях значительно облегчается, появляется возможность выбора добычи.

Охота в лучших хозяйствах производится только с лайками. Хотя и в этих хозяйствах случаются неудачи, нередко за охоту здесь добывают 3-5 кабанов. С учетом небольшого числа загонщиков и стрелков этот результат следует признать вполне удовлетворительным.

Внешне кабаньи охоты протекают по той же схеме, что и облавные охоты на лося. Однако охота на кабана имеет свои индивидуальные особенности.

В литературе последних лет и охотничьей лексике, вместо слова "лаз" чаще употребляется не совсем точное выражение "переход". Лаз - это путь, которым идут потревоженные звери, имея возможность выбора направления движения. Вряд ли можно считать лазом тропы, которыми пользуются звери при переходах на кормежку и дневку. Эти тропы часто пролегают по открытым участкам; потревоженные же звери таких мест избегают.

Лаз кабана - это не редина, не свежая вырубка, в любом случае - не поле, а прежде всего загущенный участок леса, заросший еловым подростом, плотные посадки хвойных пород, заболоченные и труднопроходимые лозняки в поймах ручьев и речек, старые вырубки, густо заросшие молодняком лиственных пород. По рельефу лаз приурочен к ложбинам, понижениям местности. Лаз в плане -- это путь от одного лесного массива к другому.

В одном окладе бывает один-два наиболее верных, главных лаза и несколько побочных. Местным охотникам основные лазы хорошо известны, именно их расположением определяется расстановка на номера. С большим или меньшим успехом лаз угадывают и гости, имеющие опыт охоты на кабана.

Руководитель охоты может после 3-5 сезонов довольно успешно производить расстановку стрелков на номера, перекрывая основные лазы. Но интересно, что с годами некоторые, казалось бы самые верные лазы меняются! Руководитель замечает, что уже дважды кабаны выходили из оклада не там, где "положено", а в новом месте. Если перед ним стоит задача не просто отстрелять зверя, а выставить его на охотника, который ради выстрела приехал за сотни километров, у руководителя появляется первое сомнение: то ли поставить гостя на многократно проверенный, прежде надежный лаз, то ли там, где кабаны выходили невредимыми на последних охотах.

Принимая решение, руководитель должен попытаться установить, изменился ли сам лаз, например, под влиянием изменения растительности (взросление молодняков, рубки ухода за лесом), или же это было всего лишь уклонение зверей от лаза в конкретной ситуации предыдущих охот (особенности поведения загонщиков, характер работы собак, направление ветра, шумная расстановка на номера). Очевидно, что в этих двух случаях должно быть принято различное решение о расстановке.

Отличается и поведение в окладе зверей различных возрастных групп. Более всего склонны идти лазом свиньи с поросятами, они первыми покидают оклад в минуты опасности. Когда такое стадо устремляется через стрелковую цепь, изменить направление их движения уже не могут ни вид охотников, ни звуки выстрелов.

Вместе со стадом или в стороне (и немного позднее) прорываются двух-трехлетние кабаны. Никогда не теряют осторожности и самообладания во время облавных охот секачи старше 5 лет. Можно с уверенностью утверждать, что их добыча при описанных коллективных охотах - это исключительная редкость, дело случая.

Во время облавы секач почти не передвигается, не дает следа, настороженно прислушивается к происходящему и, прекрасно разбираясь в звуках охоты, чаще всего покидает свои отстой лишь после окончания загона и снятия номеров; иногда он идет в сторону большого шума и прорывается через цепь загонщиков. Ввиду того, что эту цепь обычно составляют 3-4 человека на участке шириной около километра, здесь более уместно сказать не прорывается, а спокойно уходит.

Идут секачи - в отличие от остальных кабанов - обычно там, где поставить стрелков никому не приходит в голову: голыми вырубками, в сторону деревни.

Собаки секачу не страшны. Хотя многие авторы и пишут, что злобные, сильные, сработавшиеся собаки "осаживают" любого секача, мне не приходилось видеть собак, которые могли бы удержать кабана старше двух лет, и я считаю, что таких собак в лесной зоне быть не может. И вот почему.

Крупные, вязкие, злобные дворняги Казахстана и Средней Азии берут на льду озер в небольших тростниках средневозрастных кабанов. В лесу же клинообразная форма тела позволяет кабану беспрепятственно, на большой скорости идти по самым густым зарослям ивняков, сквозь посадки хвойных молодняков, в прямом смысле слова счесывая с себя собак. Наиболее вязкие из них гибнут от клыков секача, не имея в крепях свободы для маневра.

Самыми опасными для собак являются еще далеко не старые секачи весом 120-130 кг, что соответствует возрасту примерно 5 лет.

В угодьях Белоруссии встречаются очень крупные секачи, нередко более 200 кг весом, обладающие великолепными трофеями.

Труден и неоднозначен вопрос об учете направления ветра. Многие отечественные авторы советуют проводить загон по ветру. Такие же рекомендации содержат статьи в чешском и польском охотничьих журналах, посвященные коллективным охотам на кабана. Авторы исходят из того, что, во-первых, загонщикам легче поднять зверя, когда он находится с подветренной стороны и, следовательно, слышит шум загона уже издалека, и, во-вторых, идущему по ветру кабану труднее учуять стрелков.

Эти рекомендации далеко не бесспорны. Легко себе представить, что при этом способе собака может причуять зверя, лишь находясь с подветренной стороны, то есть между зверем и стрелковой линией, что приведет к отпугиванию его от стрелков. Попытки же заставить кабана путем усиления загона двигаться в желательном направлении, чаще всего обречены на неудачу. Кабаны в таких случаях уклоняются от лазов, а секачи, как уже говорилось, обычно прорываются через загон.

Наш опыт позволяет сделать следующее заключение по этому вопросу. Поднятый с лежки кабан на каком-то участке может пойти и по ветру, но стратегическая линия поведения побеспокоенного зверя - идти против ветра, чтобы заблаговременно учуять опасность. Конечно, наличие напористых, злобных собак налагает свой отпечаток и приводит к тому, что это общее правило бывает нарушено.

В ГДР считают направление ветра фактором, имеющим решающее влияние на успех охоты, и отдают предпочтение тем номерам, которые расположены с наветренной стороны. При этом надо иметь в виду, что в ГДР охотники во время облавных охот используют различного рода вышки, приподнятые над землей и расположенные в 30-40 м в стороне от лазов, что не дает зверю учуять человека.

При заводке загонщиков с подветренной стороны намного возрастают и шансы на быстрейшее обнаружение собаками находящихся в окладе зверей. Это особенно важно при чернотропе и неблагоприятных погодных условиях - снежной навеси, после дождя. В своей практике мы всегда стремимся усиливать наветренную сторону стрелковой линии.

Белорусские охотники любят поставить одного из стрелков на входной след. Мы считаем, что, за исключением случаев, когда входной след совпадает с лазом, перекрытие его само по себе не гарантирует успеха, и стрелки, находящиеся даже на побочных лазах, имеют лучшие шансы. Вероятность увидеть кабана, возвращающегося своим входным следом или вблизи его, несколько возрастает при глубокоснежье.

Если представить средний оклад, как лесной квартал (его размеры в Белоруссии обычно 1X1 км), то при расстоянии между соседними номерами 100 м для перекрытия трех сторон оклада (с четвертой производится загон) требуется около 30 человек. Фактически на загущенных участках приходится ставить стрелков еще плотнее, а число их бывает в 2-3 раза меньше. Отсюда видно, что расстановка стрелков на номера - самая творческая часть работы руководителя.

Тот, кто знает охоту только со стрелковой вышки, обычно недооценивает роль квалифицированного загона. Между тем от загонщиков зависит добрая половина успеха, особенно при охоте на кабана. Их задача - поднять зверя и грамотно направить его на лаз. Выполнение первой части задачи обеспечивается черновой и часто неблагодарной работой. Сезон охоты на кабана совпадает с самыми трудными погодными условиями: это и осенние дожди, и намокшая от росы трава, и град водяных капель с каждого куста, и сплошная стена снега в молодом ельнике...

Обильные снегопады не только затрудняют прогон загущенных участков, но и резко ухудшают слышимость. Порой выстрел с расстояния 50-100 м в таких условиях доносится, как хлопок в ладоши, а лай собак вовсе не слышен. В такие дни загон надо всячески усиливать.

Самоотверженность от загонщиков требуется и после подъема зверя. В бригадах с низкой дисциплиной бывает, что как только донесется лай собак, загонщики превращаются в охотников, замолкают и начинают забегать наперерез тонному зверю, подкрадываясь к остановившемуся кабану. На инструктаже, перед охотой, руководитель обязан в категорической форме предупредить загонщиков о недопустимости такого поведения.

Для выполнения второй части своей задачи загонщики должны хорошо знать отстой зверей, ясно представлять расположение номеров. Так как на их пути может встретиться и болото, и ветровал, они должны на слух следить за положением соседей и не вырываться вперед. Это правило наиболее часто нарушается. Когда такой загонщик, стремясь поскорее пройти свой маршрут, приближается к номерам, он становится помехой и может отвернуть зверя от стрелков.

При глубоком снеге загонщики любят сбиваться в группы по два-три человека, чтобы идти след в след. Это недопустимо, и об этом руководителю охоты нелишне предупредить загонщиков на инструктаже.

Стрельбу в окладе с целью выпугивания зверей нельзя признать оправданной. Но ближе к вечеру, когда кабаны покидают свои отстой особенно загонщикам приходится прибегать к этому способу.

Поголовье лаек у белорусских охотников растет с каждым годом, однако пока что при охоте на кабана они составляют не более 10-15% всего количества применяемых собак. Сельский охотник предпочитает охотиться с гончими. В отличие от лаек работать по копытным быстро притравливается почти каждая молодая гончая.

Вязкость намного выше чем лаек; сельские охотники используют это свойство, заезжая на транспорте наперехват зверю. Но именно вязкость и делает нежелательным применение гончих для этой охоты.

Лайка лишена этого недостатка. Если выставленному на стрелковую линию кабану удается прорваться, лайка обычно преследует его еще 300-500 м. затем возвращается к охотникам. После этого, не теряя времени (а зимний день короток), можно делать следующий загон.

В сравнении с гончей более легкая и лучше одетая лайка в схватках с секачами получает менее опасные ранения. Подброшенная клыками, она отлетает с разрезом шкуры там, где у гончей будет проникающее ранение грудной или брюшной полости.

Согласно Правилам испытания охотничьих лаек по кабану, собака должна преследовать зверя без голоса и облаивать лишь остановленного зверя. Охотники же без колебаний отдают предпочтение собакам, преследующим зверя с лаем, ибо при этом стрелки успевают своевременно подготовиться к выстрелу. Ненужность этого требования правил при коллективных охотах очевидна: ведь задача собаки здесь - не остановить, а напротив, выгнать зверя.

Как сказано выше, кабана редко можно увидеть на открытом месте. Но даже и в зарослях он не бывает неподвижным более нескольких секунд. Вероятно, каждый, кто охотился на кабана, может вспомнить досадный случай, когда он не использовал возможность сделать выстрел по пробегавшему в просвете между елочками зверю, рассчитывая на более удобный момент, но кабан больше не показался.

Существует мнение, что у кабана прекрасное обоняние, но слабое зрение. Действительно, выбирая свой путь, кабан больше полагается на нос, чем на глаза, тем более, что зрение в зарослях - плохой помощник. К неподвижно стоящему человеку кабан, как и другие копытные, может подойти довольно близко. Однако будет большой ошибкой недооценивать зрение зверя. Даже на всем ходу кабан за 100-150 м хорошо замечает поворот головы, вскидывание ружья охотником и тут же меняет направление движения.

Если ружье прикладистое (а именно таким должно быть ружье для зверовой охоты), мы советовали бы подпускать кабана как можно ближе и стрелять навскидку. Раненый кабан дает сравнительно мало крови, так как рана затягивается жировой тканью. Долг руководителя - самым внимательным образом осмотреть место, на котором находилась дичь в момент выстрела, обследовать собранные волоски, кусочки костей, капли крови с целью установления места попадания пули. Даже при отсутствии видимых признаков ранения надо пройти не менее 200 м по следу, обращая внимание на ход кабана. Этот зверь крепок на рану как ни один другой вид копытных. Если раненный в живот лось проходит 250-300 м. кабан при этом же ранении идет несколько километров, и медлить с добором подранка, не следует. Но пускаться за подранком, не поставив впереди цепь стрелков, дело безнадежное, кабан будет водить преследователей до ночи. Добирать подранка следует только с собаками. Подойти к раненому кабану, даже молодому, в несколько раз труднее, чем в той же ситуации к лосю. Поразительна способность кабана учуять, услышать приближающегося охотника в момент, когда все внимание зверя, казалось бы, должно быть обращено на атакующих его собак.

Голова - не самое надежное место для поражения зверя. При длине черепа взрослого кабана 43 см, размер черепно-мозговой полости составляет лишь 10 см в длину, 6,5 см в высоту и 8,5 см в ширину; толщина лобной кости - 2см. Хорошие результаты обеспечивает лишь попадание за ухо, в шею и грудь.

Для отстрела сеголетков можно рекомендовать картечь; если в окладе находятся и взрослые звери, лучше оба ствола зарядить пулями.

Мнение о том, что мясо секача в период гона имеет неприятный специфический запах, ошибочно. Секач любит поваляться в луже, в грязи, при этом содержимое препуциального мешка выдавливается и попадает на шкуру. При разделке туши охотники переносят на мясо грязь руками, которыми они касались шкуры, вытаскивая кабана из леса, снимая шкуру, держа за лапы зверя. Секрет половых желез может попасть на мясо и при неаккуратном удалении мочеполового аппарата.

Еще несколько советов. В больших массивах часто приходится выбирать между желанием обойти кабанов на возможно меньшем участке и опасностью стронуть зверей. В каждом отдельном случае решение должно приниматься, исходя из характера угодий, знания расположения дневок и отстоев зверя, количества участников охоты.

В густом ельнике, тростниках порой удается обойти стадо кабанов в 40-50 м от него. При этом, конечно, кабаны слышат окладчика, однако, если они не напуганы предыдущими охотами, звери могут оставаться на таком пятачке.

Перед охотой по белой тропе руководителю лучше потратить лишние полчаса-час, чтобы замкнуть оклад и точнее установить наличие зверя. Но после окладки медлить не следует: основные охоты на кабана совпадают с периодом гона, когда звери бывают на ходу даже днем.

В. Муравицкий, биолог-охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 01 - 1983 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100