Калининградский охотничий клуб


Лайка не работает!
Кто виноват?


Многие желают приобрести щенка лайки и вырастить из него хорошую собаку. Но что-то не срабатывает в этом стремлении тысяч охотников. Получить щенка лайки, несмотря на многолетние очереди, все же удается большинству желающих, а вот хороших собак выращивают единицы. Существует житейская присказка "хорошего помаленьку". Если следовать ей, то не стоит и беспокоиться, все идет своим чередом, но согласиться с тем, что множество собак так и не проявят всех качеств, присущих этой замечательной породе, никак нельзя. В чем корень зла, как изменить положение в лучшую сторону? Попробуем разобраться.

Лайка по своей сути - порода таежная и первое, что настораживает, особенно в последнее время,- ухудшение качества собак в таежных районах. Здесь находятся корни породы. Но как тревожный сигнал звучат письма из далеких поселков с просьбой помочь приобрести щенка лайки. Пришло такое письмо и мне от товарища, живущего на севере Свердловской области: "К сожалению, в этом сезоне мне пришлось охотиться без собак - обе мои лайки погибли. Очень прошу помочь достать щенка",- пишет он. Я знал этих собак. Две крупные лайки полулегендарного происхождения, правдами и неправдами добытые у охотников-манси, не блистали экстерьером, но обладали достоинством, наиболее ценимым у таежников - они были рабочими собаками. Потеряв таких собак, охотник ищет равноценную замену.

Где достать хорошего щенка охотнику, живущему в таежном районе? Казалось бы, чего проще: сходи к соседу или товарищу - и будешь со щенком. Ан, нет! Собак много, а хороших среди них по пальцам одной руки можно сосчитать, а щенка от них по самым разным причинам не получишь, и не жди. В чем дело? Что произошло в лаечной вотчине? Ведь несколько лет назад лаек вывозили из промысловых районов, а справка об этом заменяла список многочисленных предков в родословной и являлась своеобразным знаком качества собаки. Куда подевались красавцы, бегающие по улицам северных поселков - бери любого в тайгу, с дичью будешь. Куда, наконец, исчезают щенки, завозимые из кинологических центров? Почему таежники зачастую с недоверием относятся к "городским" собакам?

Чаще всего современный житель таежного поселка занимается охотой в свободное время. Охота из основного занятия стала побочным промыслом, развлечением, то есть ушла на второй-третий план. В связи с этим изменилось и положение собаки. Раньше она была кормилицей, а сейчас становится лишь чем-то привычным и традиционным - дом без собаки не дом. Вместе с изменением уклада таежной жизни были утеряны, что называется, народные традиции собаководства. Суки вяжутся зачастую в первую же пустовку. О правильном кормлении щенков хозяева понятия не имеют. Чаще всего их кормят, в лучшем случае, два-три раза, но до отвала. Состав корма тоже скорее подходит для откорма свиньи, а не хищника, каковым является собака.

Часто хорошие собаки являются предметом лютой зависти: их могут отравить, застрелить, задавить машиной, украсть. Многократно говорилось уже о пагубности вольного содержания собак в северных поселках. Но раньше, когда состав поголовья был довольно однородным по экстерьерным и рабочим качеством, такое положение дел на собаках сказывалось незначительно. Появление в этих поселках в последнее время собак других пород не замедлило сказаться и на местных лайках, возникают самые невообразимые помеси. Наряду с этим не оказывается элементарная ветеринарная помощь, не делаются прививки, вследствие чего чума и другие болезни снижают численность собак в поселках в несколько раз. Выживают же при этом чаще всего беспородные собаки.

Существование такого положения в течение последних десятилетий сделало свое черное дело. Все реже в родословных современных собак можно встретить запись о происхождении от аборигенных собак промыслового района. Все чаще в Свердловск и другие крупные города приезжают таежники за щенками. Но и здесь их зачастую ждет разочарование: щенки, полученные из "очереди", в лучшем случае являются средними по качеству. Щенки от выдающихся производителей редко попадают в таежную глухомань, так как это невыгодно и обществу охотников, и владельцам производителей, ведь такой щенок в дальнейшем вряд ли будет использован в племенной работе или выставлен на выводки и полевые испытания, то есть не будет участвовать в обычной для любой городской собаки жизни.

Но даже если приобретен щенок, что ждет его впереди? Чаще всего возможны две крайности - или он живет вольно в течение всего года, или будет посажен на цепь в трехмесячном возрасте. Оба эти варианта губительны как для здоровья собаки, так и для ее рабочих качеств.

Многие таежники, потеряв старую лайку (или как они говорят - "сбившись с собак"), в течение долгих лет не могут вырастить достойную замену, меняя 2-3 щенка, пока их искания не увенчаются успехом. Многому здесь сопутствуют, а также мешают предрассудки. Например, попав в лес после десяти месяцев сидения взаперти или бесцельного бегания по уличным помойкам и не посадив взлетевшего из-под носа глухаря, щенок рискует пополнить список "никчемных и бестолковых городских собак" и превратиться в теплые шубенки, став жертвой заблуждения: лайку не надо нахаживать, она должна показать себя сразу на охоте. Причем проявления рабочих качеств могут требовать с первого раза с одинаковой настойчивостью у пятимесячного щенка и у двухгодовалого переростка.

Иной таежник возразит, а чего ее натаскивать, она и так круглый год в лесу? Даже если выбран этот вариант воспитания, он не самый лучший. Собака, привыкшая находиться в лесу одна, становится вольным охотником, и зачастую маршрут охотника с такой собакой определяется его четвероногим "помощником". Хозяин собьется с ног, бегая по лесу и проверяя каждую полайку, среди которых лишь одна-две будут по охотничьей дичи. Конечно, проявление этих крайностей не является закономерным, но все же...

Возьмем проблему другого порядка. Если в таежной зоне есть естественные благоприятные условия для выращивания и нахаживания лаек, то в промышленных районах таких условий нет или почти нет. Крупные города, обширные сельскохозяйственные угодья, поселки не оставляют подходящего места для истинно "лаечной" дичи: боровой птицы, белки и других пушных зверей. Охотнику, для того чтобы вырастить хорошую собаку, приходится многим жертвовать - посещать отдаленные угодья, где еще сохранилась лесная дичь, или уезжать на отпуск в тайгу.

Возможность работы лайки по утке я здесь не учитываю, хотя ничего против таковой не имею. Но все же название породы говорит само за себя. Лайка должна облаивать, в этом основное преимущество породы. (Использование лайки только для охоты на уток я считаю нерациональным, так как есть породы, более приспособленные для этого.) Если же собака работает и в лесу, и на водоеме, что позволяет использовать еще одно качество лаек - универсальность, то это можно только приветствовать.

Итак, житель города или поселка приобретает щенка лайки. Каковы перспективы развития собаки в этих условиях? Естественно, и здесь не исключены ошибки субъективного характера при выращивании. Но даже если со щенком часто бывают в лесу, что в общем-то довольно сложно осуществить вследствие запрещения пребывания в лесу с собакой по тем или иным причинам в течение длительного периода, это мало что дает в плане нахаживания. Лес пуст. Нет глухаря, тетерева, белка есть, но исчезает надолго. И если хозяин не предпримет прямо-таки героических усилий, то рискует загубить собаку, так как собака, не залаявшая на белку в 8-12 месяцев, в 2 года может уже не обращать на нее никакого внимания или внимание это будет выражаться не должным образом.

Чаще всего хозяин не представляет, на что способна собака, выросшая в описанных условиях. Он с восторгом начинает расхваливать ее рабочие качества, хотя в активе у нее 2-3 облаянные белки; говорит, что она работает по утке, хотя брал ее на ходовую утиную охоту всего несколько раз, так как чаще охотится в скрадке с чучелами. В общем, он доволен своим питомцем, так как не представляет, как лайка должна правильно работать по белке или боровой дичи. Такая собака выполняет многие функции - сторожит дом, участвует в выставках собак и тому подобное, но, к сожалению, не проявляет она своих способностей охотничьей лайки и является таковой лишь по экстерьеру.

Возникает вопрос: что необходимо, чтобы вырастить хорошую рабочую собаку? Первое: охотник должен иметь желание охотиться на "лаечную" дичь (белка, глухарь, отчасти тетерев, как дополнение - утка, при возможности - лось, другие копытные и пушные звери). Второе - охотник должен жить в местности, где водится эта дичь, или должен иметь возможность выезжать в такие угодья минимум на 2- 3 недели в году. Третье - охотник должен обладать определенной суммой знаний по выращиванию щенка, то есть читать книги по этому вопросу, советоваться с опытными собаководами. Четвертое - нужно знать, как нахаживать лайку. Пятое - щенок должен иметь от природы хороший слух, обоняние, зрение. Чаще всего этими свойствами обладают щенки от дипломированных родителей, особенно с дипломами высоких степеней, или от действительно хорошо работающих собак.

Эти пять пунктов могут быть своеобразным испытательным тестом для желающих приобрести лайку. Если выполнимы все пункты - есть гарантия, что охотник вырастит рабочую собаку. Если не выполнимы первый и второй - нужно приобретать собаку другой породы. Если нет определенной суммы знаний (третий и четвертый пункты), собаку не вырастить. И, наконец, способности и рабочие качества зависят от наследственных данных. Важно отметить, что собаки, имеющие в одинаково высокой степени развитые органы чувств, также редки, как истинно талантливые люди, однако следует подчеркнуть - с собакой даже посредственных способностей можно с успехом заниматься любительской охотой, при условии выполнения требований первых четырех пунктов теста.

Требования, казалось бы, не сложны, но от их выполнения зависит успех выращивания лайки. В результате игнорирования этих требований мы имеем непростительно много нерабочих собак не только в городских условиях, но даже в таежных районах, где зародилась порода. Другими словами, лайка не работает, когда вырастает в неумелых руках и используется в неподходящих для нее охотничьих угодьях. Естественно, не стоит рисковать, приобретая щенка неведомо у кого, ничего путного из этого не выйдет.

Пожалуй, сложившееся положение характерно только для лайки. Ведь никто не станет держать гончую, не гоняющую зайцев, а лайка, не видавшая дичи, может быть предметом гордости хозяина или объектом наживы недобросовестного заводчика. По-видимому, здесь сказывается эстетическая притягательность породы и дефицит щенков от классных рабочих собак.

Учитывая вышесказанное, подумайте еще и еще раз, взвесьте свои возможности, все "за" и "против", прежде чем становиться хозяином собаки, в которую природа и человек вложили так много прекрасных качеств. Подумайте и становитесь на этот трудный, но плодотворный путь - лайки стоят этого!

А. Арапов, охотник

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1991 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100