Калининградский охотничий клуб


Стрельба по бекасу


Когда-то среди охотников-спортсменов стрельба мелкой болотной дичи, главным образом бекаса, дупеля и гаршнепа, пользовалась особенной популярностью. Тех, кто предпочитал ей охоту на уток и других относительно крупных птиц, нередко даже пренебрежительно называли "утятниками", или "промышленниками". Вряд ли нужно доказывать, что в этом презрительно-высокомерном отношении ко всему, что не связано с болотом, легавой собакой и "красной" дичью, сейчас мы вполне справедливо видим лишь своеобразный охотничий снобизм. Но так или иначе, а мнение такое существовало долгие годы и породило совершенно определенные последствия.

бекасПервым из них было то внимание, которое обращалось на работу с подружейной собакой. Без нее правильная охота по болотной дичи практически невозможна, и недаром более ста лет назад Сергей Тимофеевич Аксаков писал: "Всякий охотник знает необходимость легавой собаки: это жизнь, душа ружейной охоты и, предпочтительно, охоты болотной, самой лучшей".

Вторым следствием упомянутого мнения было то, что на протяжении ряда десятилетий фабриканты охотничьего оружия и отдельные мастера-оружейники выпускали значительное количество ружей, предназначенных именно для охоты по болотной мелочи. Их отличительными особенностями были: сравнительная легкость, удобная при ходовой охоте; относительная короткоствольность и хорошая сбалансированность, помогающие при быстрой стрельбе; цилиндрическая сверловка стволов, обеспечивающая широкую, ровную осыпь.

Ныне величайшие сложности, с которыми охотник сталкивается при содержании, перевозке, натаске и даже использовании на охоте подружейной собаки (напомним, что не так давно во многих охотничьих хозяйствах охота с нею вообще запрещалась), повели к тому, что количество легавых заметно сократилось.

То, что большинству из нас в равной степени приятны самые разные виды охоты, изменило наши требования к охотничьему ружью. Мы хотим от него дальнего, резкого и кучного боя, то есть именно того, что при стрельбе бекаса совершенно не нужно. В соответствии с нашими запросами промышленность выпускает в основном модели ружей довольно солидного веса, относительно длинноствольные и обязательно с дульными сужениями. Для стрельбы по бекасу они малоудобны.

Бекас не отличается особой осторожностью. Обычно он легко подпускает охотника на расстояние верного выстрела, а то и вообще взлетает чуть ли не из под ног или морды ставшей по нему собаки. Однако взлет его всегда стремителен, а полет необычайно быстр и изменчив. Только совсем молодые или, наоборот, полностью взматеревшие и ожиревшие в конце осени бекасы летят более или менее прямолинейно. Большинство же их собратьев в полете то и дело бросаются из стороны в сторону, совершенно неожиданно меняя направление - вот эти-то зигзаги и осложняют стрельбу до предела. Бекаса не удается выцелить - его приходится стрелять почти навскидку, и охотники с замедленной реакцией, особенно если не пользуются услугами легавой, часто вообще не успевают выстрелить. За секунды, которые нужны им для того, чтобы повернуться на хриплый вскрик вспорхнувшего долгоносика, увидеть его и вскинуть ружье, птица уже оказывается вне выстрела или скрывается за каким-либо кустом, куртиной камыша или иной преградой. И тут собака оказывает неоценимую услугу, так как ее потяжка и стойка предупреждают о необходимости подготовиться к выстрелу.

Совершенно понятно, что чем шире и ровнее осыпь дробового снаряда, тем легче попасть в такую маленькую и подвижную цель, как бекас. Последний некрепок на рану, и двух-трех попавших в него дробин даже самой мелкой дроби совершенно достаточно, чтобы остановить его полет. Поэтому кучная осыпь ружья и использование недостаточно мелкой дроби на охоте по нему только мешают.

Но что же делать тем из нас, кто раз за разом провожает бекасов безвредными дуплетами, при редких попаданиях поднимает их разможенных, напоминающих не птицу, а комочек перемешанного с перьями мяса? Менять свое оружие? Но это далеко не всем доступно, а кроме того, найти ружье, удобное для охоты по болотной мелочи, можно сейчас только случайно. Значит, единственная возможность заключается в том, чтобы как-то уменьшить кучность боя своего ружья. Лично я довольно скептически отношусь к многократно публиковавшимся советам решать эту задачу путем разделения дробового снаряда картонными прокладками на несколько слоев. Ничего удовлетворительного для охоты мне таким способом добиться не удавалось. А вот уменьшение снаряда дроби на 2-4 г против обычного - при неизменном заряде пороха - приносило явную пользу. Что касается самой дроби, то использовать нужно самые мелкие ее номера (не крупнее № 8); только они обеспечивают такую густоту осыпи, при которой обнести птицу снаряд не может. Вынужденно стреляя по бекасу более или менее крупной дробью, часто видишь (когда птица летит низко и удар снаряда заметен на грязи, воде или покрытой росою траве), как дробь вроде бы и ложится там, где нужно, а между тем не задетый ею куличек преспокойно улетает.

И все-таки не бой ружья и не номер используемой дроби самое главное. Чтобы хорошо стрелять по бекасам, нужно прежде всего много по ним охотиться и много стрелять. Только при этом условии вырабатываются и быстрая реакция, и умение без выцеливания тотчас же послать снаряд куда нужно. К сожалению, именно такой возможности мы чаще всего бываем лишены полностью.

Дело в том, что по совершенно необъяснимым причинам в большинстве наших охотничьих хозяйств нормы разрешенной добычи мелкой болотной дичи ограничиваются двумя-тремя птицами в день. В отличие от глухарей, тетеревов и даже уток представители мелкой болотной дичи там, где сохранились условия для их обитания, у нас еще достаточно многочисленны. Кроме того, ни одна областная охотинспекция, ни одно охотничье хозяйство даже не знают, сколько бекасов или гаршнепов обитает в их угодьях или появляется там во время пролета (учеты численности этих видов не только не проводятся, но и не планируются). Известно, что популяции рассматриваемых объектов охоты систематически недопромышляются и испытывают на себе гораздо меньший пресс охоты, чем популяции других видов охотничьих птиц (на мелкую болотную дичь в РСФСР, например, охотится всего 7 % охотников). Казалось бы, в этих условиях жесткое нормирование отстрела бекасов, дупелей, гаршнепов, коростелей, погонышей и им подобных ничем не обосновано. Однако оно существует и практически сводит на нет всю привлекательность охоты на бекаса, прелесть которой в значительной мере определяется возможностью длительного ее проведения.

Болота и мокрые луга - это не лесные чащи и не полевые суходолы, откуда дневная жара обычно изгоняет охотника: здесь можно охотиться практически весь день, так как сырость этих открытых пространств и повсеместное наличие на них хоть какой-то воды очень облегчают работу собаки. Кроме того, ни бекасы, ни дупеля на день не забираются в крепи, как это делают тетерева, фазаны и куропатки, а придерживаются постоянных мест пребывания. Поэтому отыскивать и стрелять их одинаково удобно в течение всего светлого времени суток. Вот в этих-то особенностях охоты по болоту, в возможности час за часом любоваться работой легавой, то и дело ждать взлета птицы и много стрелять, не чувствуя себя истребителем, сокращающим и без того оскудевшие запасы дичи, и заключается ее привлекательность.

Ну а что такое дневная норма отстрела в три бекаса? Для хорошего стрелка в относительно богатых дичью угодьях и при наличии хорошо работающей легавой это максимум час охоты. Собака еще совершенно свежа и только-только преодолела горячность своих первых устремлений в поисках дичи, мы еще только вошли во вкус охоты, а ее уже приходится заканчивать: три маленьких птички уже лежат в нашем ягдташе. Как тут не подумать о парадоксальной истине, заключающейся в том, что у плохого стрелка здесь есть явное преимущество перед хорошим. В отличие от последнего, первый может охотиться весь день, прежде чем сумеет выполнить дозволенную ему норму отстрела. Но чем более меткими в ходе постоянной тренировки будут становиться его выстрелы, тем короче будут для него счастливые часы охоты...

И наконец, еще раз о подружейной собаке. Использование ее на охоте по бекасу не только придает последней красоту и эмоциональную полноценность, не только, как уже говорилось, облегчает стрельбу, сводя к минимуму элемент внезапности взлета птицы, но и гарантирует нас от потери значительного количества битых бекасов. Когда после выстрела бекас, дупель или гаршнеп комочком ткнется а заросший осокой кочкарник или топь рогозовых зарослей, найти его без собаки трудно. Охотничья статистика показывает, что в 25-30 случаях из ста это вообще не удается, несмотря на самые тщательные поиски. Наличие работающей легавой резко снижает процент таких потерь. Так, из 573 зафиксированных случаев собака не нашла битых птиц только в 11 (меньше 2 %).

Словом, работающая подружейная собака, соответствующее охоте ружье или хотя бы подобранные для него заряды, использование мелкой дроби и постоянная тренировка в стрельбе - вот что сделает бекаса вполне доступной дичью для любого из нас.

Я. Русанов, биолог-охотовед, доктор биологических наук

"Охота и охотничье хозяйство № 8 - 1984 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100