Калининградский охотничий клуб


За дикобразом


Напоминаем нашим читателям, большая часть которых никогда не охотилась на дикобраза, что это - самый крупный грызун Европы и Азии. Его длина достигает 90 см, вес особенно упитанных зверей - 27 кг. Дикобразы обитают в предгорьях и невысоких горах; у нас они распространены на юге Закавказья и Средней Азии. Питается этот грызун зеленью, корневищами, луковицами, семенами, плодами диких и культурных растений; зимой ест кору кустарников. Поедая бахчевые, кукурузу, люцерну, наносит ущерб сельскому хозяйству.

Среднеазиатский дикобразВ горах дикобразы живут в пещерах; в предгорьях роют глубокие (до 3 м) и длинные (до 10 м) норы. В спячку не залегают; активны только ночью. В это время суток звери уходят на несколько километров от убежища.

В Таджикистане на дикобраза охотятся по лицензиям с середины сентября до конца декабря; нормы отстрела не установлены.

Таджикистан... Прекрасен этот горный край. Многообразие животного мира позволяет охотнику выбрать любимый вид охоты - или по птице, или по зверю. Человек, выбравший охоту по перу, может охотиться на уток, лысух, бекасов, куликов, гусей, кекликов (каменных куропаток), чилей (пустынных куропаток), голубей.

Охотнику по зверю тоже предоставлен широкий выбор: это длиннохвостый или красный сурок, барсук, каменная куница, лисица, заяц, дикобраз, центрально-азиатский козел, кабан, волк. Охота по зверю в Таджикистане требует от охотника выносливости, так как связана с передвижением по горам.

Кабанов по лицензии разрешается отстрелять не более двух в сезон. И вот в перерыве между выездами на этого зверя можно поддержать свой охотничий тонус охотой на дикобраза.

Дикобраз - представитель отряда грызунов. В длину он достигает 71 см, а весом бывает свыше 15 кг (сведения эти взяты из моей практики). Покрыт дикобраз сверху и сбоку большими иголками до 70 см длиной. Под этими иголками находятся другие, поменьше, до 30 см; они достигают 8 мм в диаметре, очень прочны и представляют собой опасное оружие против хищников да и против человека тоже. Основная пища дикобраза, как и всех грызунов, растительная. Он большой охотник до бахчевых культур. И если поселится вблизи бахчи колония дикобразов, то она может свести на нет труды человека. В этом случае грызун становится вредителем сельского хозяйства, против него применяют различные меры, прежде всего - отстреливают. Ведет дикобраз в основном ночной образ жизни, поэтому и охоту на него проводят главным образом ночью.

Стреляют дикобраза из засидок и с подхода. Засидки делают на местах водопоя и вблизи троп, выходящих на бахчу. Ночи у нас в Таджикистане не очень темные, даже в глубоком ущелье можно на расстоянии до 10 м различить дикобраза и сделать верный выстрел. С подхода же стреляют дикобраза в основном в горах, в местах выгула и на тропе, по которой он ходит...

...Сентябрь. Наконец-то дождались открытия охоты! Загодя съездили с товарищем к горам и разведали места охоты. Нашли заброшенную, но еще посещаемую дикобразами бахчу. Отдохнув с часик, пошли выбирать места засидок. Я сел на одном конце поля, а товарищ - на другом; договорились, что стрелять дикобраза, появившегося между нами, не будем. Дикобраз имеет одну особенность: у него иглы издают при ходьбе своеобразное позванивание; по нему и узнаешь о приближении дикобраза.

Наступила ночь... Воздух наполнился стрекотанием цикад. Жара спала, стало легче дышать. Так под ночное пение насекомых и различные шорохи прошел еще час. Я взвел курки. Приготовился и напряг слух, стараясь из всего многообразия звуков поймать тот один, который говорит о приближении зверя.

А зверь этот довольно хитер. Идет, "позванивает" иглами, но не подходит к бахче, останавливается. Не услышав ничего подозрительного, подбирает свои колючки и совершенно бесшумно "выплывает" на бахчу. Этот миг я и ловил.

Так в напряженном ожидании прошел еще час. И вот он, - этот миг! - я уловил "позванивание", значит, зверь близок.

По всему телу пробежала горячая волна. Вслед за ней меня охватил озноб азарта. Колотит так, что зуб на зуб не попадает. Думаешь, что этому конца не будет. Но еще миг - и я спокоен. Медленно, очень медленно, чтобы не произвести шума, я поднимаю ружье и жду. И вот дикобраз в поле зрения. Он "плывет" навстречу мне. Лишь бы не промахнуться! Выстрел, дикобраз остался на тропе. Слышен предсмертный трепет колючек, потом все замолкает. Душа ликует, все кончилось удачно.

- Взял? - это мой товарищ.

- Да.

Остались еще, и через час мой товарищ тоже добыл дикобраза. Через неделю снова выпало свободное время. Вечером позвонил товарищ.

- Ну как? Едем? - спросил он.

- А ты что, уже съел своего? - шучу я и, не давая времени на ответную шутку, говорю: "Ты - хозяин-барин, машина у тебя. Если возьмешь, то я всегда готов".

На этот раз решили съездить в горы подальше и там испытать охотничье счастье. Выехали часов в семь утра, на место прибыли к десяти. Решили вначале позавтракать, а уж потом идти на разведку. Позавтракали тем, что бог, то бишь наши жены, послал. За завтраком обговорили план действий. Товарищ мой решил поджидать дикобраза на норе, так как был в спортивном отношении слабоват и быстро уставал при ходьбе. Ну а я решил брать дикобраза с подхода - так было больше шансов на него выйти.

День, до шести часов, прошел в поисках обжитых нор. Нашли одну подходящую. Приготовили место, для того чтобы удобно было сидеть товарищу. Усидчивость и выдержка на норе должны быть такие же, как и на рыбной ловле, иначе не жди удачи. Часов до десяти вечера сидели возле костра и развлекали друг друга разными охотничьими байками. Потом оделись, как этого требовали условия охоты: товарищ мой очень тепло (в горах ночью холодно), ну а я легко, ведь мне предстояло пройти не один километр.

Пожелав друг другу ни пуха, ни пера и послав друг друга к черту, разошлись пытать свое охотничье счастье. Отойдя метров на сто, я зарядил свою тулку и тихим крадущимся шагом двинулся в путь. Ежеминутно останавливаясь, я прошел километра три, и неудачно. Все слышал: треньканье сверчков, металлическое "цинь-цинь-цинь" ночных цикад, шуршание мышей в высушенной южным зноем траве; не слышно было только дикобраза.

Отдыхая и слушая ночь, я перебирал в памяти эпизоды своих охотничьих дней... Первые шаги мои в охоте на дикобраза были довольно-таки удачные, но два урока на всю жизнь преподал мне этот зверь.

Иглы дикобраза и погрызенная им дыняЛюди почему-то уверовали в то, что раз дикобраз утыкан колючками, способными проткнуть человека, то он может их метать в своего врага метров на десять. Конечно же, нет! Это необоснованное утверждение. Но одну особенность защиты дикобраз может проявить - и тогда приходится не сладко.

Дело было так. Я ранил дикобраза, но он продолжал от меня убегать. Стал я его догонять и был от него уже в метре, как он вдруг резко остановился. Левую ногу я успел перекинуть, а правая... Со всего разгона налетел ею на иглы дикобраза! Помянул я тогда добрым именем его родословную. Но уйти дикобразу я все-таки не дал.

Возникает вопрос, почему я, имея в руках ружье, носился как угорелый за зверем? Все объясняется строением дикобраза и его защитным поведением. Дело в том, что дикобраз может распушить свои колючки, как индюк, и, постоянно поворачиваясь задом к врагу, прикрывать свое слабое место - голову. Стреляя же в туловище, можно испортить гастрономическое мясо дикобраза. Поэтому я и старался произвести выстрел в голову.

Следующий раз, наученный на горьком опыте, я преследовал дикобраза, гоняясь за ним не след в след, а немного в стороне. Но и здесь подловил меня зверь. Поняв, что от меня бегом не уйти, он применил следующий прием: остановился и, поворачиваясь задом, стал поджидать, когда я подойду. Не ожидая никакого подвоха, я, успокоенный, стал приближаться к дикобразу. И когда я приблизился к нему, он резко, прежде чем я успел сообразить, что к чему, прыгнул задом, направив в меня свои ужаснейшие колючки, и тут же бросился наутек. Но я все же успел сделать верный выстрел. Если в первом случае в правой ноге осталось пять колючек, то во втором (удар пришелся в левую ногу) - уже семь. В следующие два-три дня после таких иглоукалывающих процедур я еле ходил.

...Отдохнув, я пошел обратно, продолжая прислушиваться. Пройдя крадучись метров восемьсот, я боковым зрением заметил какое-то несоответствие в стороне от тропы метрах в восьмидесяти. Дикобраз! Вскинул ружье к плечу, выстрелил, но, увы, весь заряд лег в 20-30 см ниже, обдав дикобраза пылью. Ночь наложила на выстрел свой отпечаток, и мне осталось только чертыхаться. Не теряя надежды на удачу, я двинулся дальше. Выйдя на следующий гребень, остановился и прислушался.

Есть! Недалеко пасся дикобраз. Меня захлестнула волна азарта. Мне жарко и в то же время колотит, как в лихорадке. Так в трясучке я прокрался половину пути, тут меня отпустило наконец. Остальные сто пятьдесят метров и скрадывал уже совершенно спокойно.

И вот финальный выстрел. Остались позади и километры пройденного пути, и минуты охотничьей лихорадки. Впереди еще пара километров с добычей, а утречком - домой! Посмотрел на часы: ого, уже два часа ночи! Прогулял я целых 4 часа. Ну а теперь - в путь!

С. Юлдашев

"Охота и охотничье хозяйство № 12 - 1988 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100