Калининградский охотничий клуб


Крик рыси


Услышать голос рыси в природе удается редко. В литературе такие факты немногочисленны. Описание криков рысей в период гона, сделанное А. А. Черкасовым (1884), до сих пор остается наиболее подробным: "Течка рысей, как и течка кошек, сопровождается громким мурлыканьем и мяуканьем; далеко и глухо раздаются их резкие голоса по глухой тайге, особенно вечерней и утренней зарей, и как-то неприятно действуют на ухо каждого человека, даже охотника. В вытье волка слышится что-то печальное и страшное; а в неистовых криках рысей, особенно во время течки, именно что-то неприятное, тяжело действующее на нервы охотника". В. Г. Гептнер и А. А. Слудский (1972) пишут, что с наступлением брачного периода самки рысей басисто мяукают, самцы по временам глухо урчат, отвечая на крик самки. Звуки эти слышны как ночью, так особенно часто на заре. О громких, грубых криках самцов и самок рысей, несколько сходных с мяуканьем, упоминает Е. Н. Матюшкин (1974).

рысьАвтору посчастливилось стать свидетелем рысьих "концертов" трижды. Наиболее подробные и интересные наблюдения были проведены при троплениях рысей во время гона. 23 февраля 1979 г. следы самки и самца привели на большой буреломный участок, расположенный на границе высокоствольного ельника и вырубки. Здесь было обнаружено множество рысьих следов и утоптанных площадок, которые затруднили дальнейшее тропление. Здесь же встретились совершенно свежие следы. Это свидетельствовало о том, что рыси находились на этом участке более суток.

День был ясным и морозным, изредка слабый ветер наскакивал на вершины вековых елей и лес шумел особенно тоскливо. Не было слышно задорных голосов юрких синиц. Лишь большой пестрый дятел, удобно устроив свою кузницу в расщелине сломанной ветром ели, беспрестанно долбил еловую шишку. В 11 часов 30 минут, ведя картирование рысьих следов, я услышал в 70-80 м от себя, среди густого елового подроста, крики рыси. Звуки были отрывистыми, резкими, грубыми; раздались они трижды. Мяуканье домашней кошки эти звуки напоминали лишь отдаленно. Через 10 минут крик повторился четырехкратно, а еще через две минуты - 14 раз. Теперь было ясно, что этот голос, без сомнения, принадлежит рыси. Характер звуков можно передать следующим образом: ау-аум-аум-аум и т. д., причем "м" слышится очень слабо и порой не доходит до слуха, как бы проглатывается зверем. При многократном повторении крики несколько усиливаются к середине "фразы" и постепенно угасают в ее конце. Звучащие быстро и часто, они почти сливаются и воспринимаются как мау-мау-мау.

Через минуту рысь прокричала еще дважды, затем в течение получаса было тихо. При проведении дальнейших наблюдений удалось установить, что рыси покинули это место лишь на следующий день (24 февраля), оставив здесь многочисленные следы. На площади 1,5 га было обнаружено пять лежек зверей и четыре хорошо утоптанные площадки размером от 1 до 4 м2. Здесь же насчитывалось 26 мочевых меток и 5 экскрементов рысей. Все это свидетельство о брачных играх и спаривании. Далее на протяжении более 5 км рыси шли гуськом, след в след. Лишь самец изредка останавливался, отходил в сторону от основного направления движения и вновь " возвращался на след самки.

Другие наблюдения за криками рысей относятся к весеннему времени. Так, при проведении совместно с Е. Н. Матюшкиным полевых работ в урочище Осиновка в Центрально-Лесном заповеднике, 17 апреля 1978 г. в 20 часов 25 минут я услышал четкий, отрывистый и басистый крик рыси. Звуки повторились трижды в долине бурливого весеннего ручья. Годом позже, 25 апреля 1979 г., приблизительно в те же часы (20 часов 50 минут) на краю леса, среди березового мелколесья, я снова слышал голос рыси. Звуковой фон был обычным для весеннего вечера: песни дроздов постепенно умолкали, тяга вальдшнепов и токование бекасов были в разгаре. На дальних полях, освободившихся от снега, забормотали тетерева. На поляне возле ручья прокричала енотовидная собака. И вдруг на расстоянии 150- 200 м я снова услышал голос рыси, прозвучали две серии криков: из семи, а затем десяти "слов". Опять довольно четко слышалось: ау-аум-аум. Примечательно, что рысь прокричала после нескольких выстрелов, произведенных по вальдшнепам. Днем на том месте, где раздавались крики, на грязной дороге были обнаружены ее следы.

Таким образом, голоса рысей звучат не только в период гона (февраль - март), но и позднее, причем крики в обоих случаях сходны. Выяснилось также, что звуки эти можно слышать и днем. Оба наблюдения весной относятся ко времени наступления сумерек. Крики рыси вне периода гона, возможно, облегчают контакты зверей, использующих одну и ту же или сопредельные территории. Звуковая связь особей-соседей может приобретать особое значение тогда, когда эффективность запаховой маркировки по различным причинам снижается.

А. Желтухин

"Охота и охотничье хозяйство № 2 - 1980 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100