Калининградский охотничий клуб


Звуковая сигнализация волков


"Волк рявкает, ворчит, рычит, лает, жалобно просительно повизгивает, визжит от боли и воет", - писал Н. А. Зворыкин (1939). Л. Крайслер (1966) отмечает у волков "...четыре основных типа голосового общения. Прежде всего их знаменитый вой, у которого есть множество разновидностей". Она выделяет "...радостно-общительный вой, траурный вой, низкий, дикий, охотничий вой, призывный вой... Твердо определенный стандарт существует лишь на траурный вой, другие виды широко варьируют, не изменяя смысла... Затем целый ряд негромких, выразительных "междусобойных" звуков протестующего или ободряющего характера". Помимо этого, Л. Крайслер пишет о двух редких сигналах, наблюдаемых ею при общении с волками,- "разговоре", когда волк хочет что-то сказать, издавая короткие эмоциональные "сообщения", и долгом, пылком, страстном "рассказывании".

вабить волкаВ жизни волков ведущее место занимает общественный инстинкт (Крушинский, 1977), и, конечно, заманчиво научиться понимать их звуковое общение и подражать ему. С 1976 г. на западе Калининской области при изучении экологии волка и охоте на него мы круглогодично использовали подвывку. Работа проводилась с пятью семьями хищников. Плотность населения волков в разные годы и сезоны составляла 15-30 особей на 1000 км2. Из многообразных звуков, издаваемых волками, мы в большей степени коснемся воя - основного дистантного средства их общения.

Обычно человек слышит вой за 1,5-2 км, но бывают резкие отклонения в распространении звука, вплоть до парадоксов, когда один человек не слышит воя за сотню метров, а другой, находясь в километрах, слышит его прекрасно.

Пол и возраст зверей по вою различают следующим образом. Матерый воет басисто и длинно. Его однократный вой длится 20-25 с (сигналы волков варьируют по времени, речь идет о наиболее обычных). При имитации воя матерого человек испытывает затруднения из-за недостатка выдыхаемого воздуха. Матерая воет выше и короче (12-15 с). Ее вой более сложен, дик и заунывен. Иногда создается впечатление, будто воют два волка. Несформировавшиеся окончательно голоса переярков отличаются не столько силой и долготой звука, сколько однотонностью, меньшими выразительностью и диапазоном. Нередко они воют тенором, иногда заканчивая вой подскуливанием, повизгиванием, лаем. В еще большей степени это характерно для прибылых поздней осенью и зимой. Вой волчат летом - всплеск какофонии звуков, которые ни с чем не спутаешь. Самые длительные концерты воя (до 10 мин) семьи задавали при первой подвывке, возможно, воспринимая ее как вторжение на гнездовой участок. Обычно же выводок воет сам по себе или после вабы от 10 с до 3 мин.

Индивидуальные отличия, характерные для волка, проявляются как в реакции на звуковой сигнал, так и в тоне, и тембре ответного воя. В одной семье я звал волчицу "Певуньей" за ее удивительную отзывистость. Она отвечала на подвыв одна и с волчатами, даже обнаружив вабельщика несколько минут назад. Во второй семье волчица отвечала всегда спокойно и коротко, но обязательно после двукратной подвывки. Оба матерых этой семьи в отличие от других не проявляли беспокойства, если вабельщик находился всего в 200-300 м от логова. В третьей семье волчица отвечала скупо, а матерый "разговорился" только после ее гибели. Большой осторожностью отличались матерые четвертой семьи, питавшиеся исключительно дикими животными.

Воют волки ночью, на зорях до и после восхода и захода солнца, изредка днем. Частый вой, а особенно повторяемый днем, - свидетельство осложнения в жизни семьи или особи. Так, 1 октября 1976 г. ночью была сбита машиной волчица, перебегавшая дорогу. Матерый и три прибылых самца стали ходить одной группой, а через неделю один из молодых исчез. В эти дни в 12 км от логова возле деревеньки часто, однотонным басом стал выть волк. Спустя несколько дней одиночка напал на пасущихся у деревни без присмотра овец, схватил и помял одну из них, был отогнан, а на следующий день убит. Это был прибылой самец, видимо, потерявшийся. У него шла смена зубов. Все резцы шатались, а рядом с невыпавшими еще молочными клыками росли постоянные.

25 июня 1980 г. в третьей семье вблизи логова мною была отстреляна волчица, находившаяся в конце подсосного периода. Зная, что матерый будет искать подругу, дежурю неподалеку ночь, вторую. Никаких звуков. Как выяснилось впоследствии, перед отстрелом матерой бригада лесников проводила осветление леса в местах логова и стронула выводок. В стороне от матерых группой жили четыре зверя из прежних выводков: два годовалых самца, самка и двухлетний самец. Через пару дней самцы-переярки вечером отозвались на вабу, а ночью прошли мимо меня. Волчицы не было с ними. На восьмой день ее следы встретились в паре с матерым. Предположение, что годовалая волчица стала "мачехой", вскоре подтвердилось у повторно обнаруженного выводка. Со слов жителей деревни, в двух километрах от которой обосновался выводок, волки "с неделю выли утром, вечером, иногда днем. Ажно плакали".

Через месяц после гибели матерой мы почти ежесуточно вели наблюдения за жизнью выводка. Сразу бросился в глаза слабый контакт "мачехи" с волчатами. Выражалось это, с одной стороны, в меньшем беспокойстве волчицы за молодых при моем появлении и подвывке, с другой - в том, что волчата не были так послушны ее сигналам, как в обычных выводках. Сильное беспокойство проявлял самец, появлявшийся через 5-10 мин вблизи спровоцированных на вой волчат. Двигался к логову он галопом или быстрой рысью. Не доходя до прибылых 200-400 м, матерый начинал выть многократным длительным, сложным воем с успокаивающе-нежными интонациями. Когда с ним находилась волчица, она подавала голос редко, как бы оплетая его песню тихим воем. Я три раза находился между прибылыми и матерыми, и все ситуации были одинаковыми. Волчата ни к вабельщику, ни к матерым на вой не шли. Через 2-3 мин после воя, обойдя меня, матерые подходили к молодым и, видимо, отрыгивали им пищу, так как сразу раздавались чмоканье и рычанье щенят в 3-10 м друг от друга.

Работая с выводками, мы часто слышали сигнал созыва волчат. Впервые я услышал этот сигнал, записанный на магнитофон, в отличном исполнении калининского охотника-волчатника П. И. Ручкина. Сигнал подают только волчицы, воспитывающие молодых, в моменты беспокойства за них. "Мачеха" тоже произносила его, но на предельно высокой ноте. Звук напоминает беспокойное женское "а-а-у-у", но как бы перевернутое "у-у-а-а-а" (4-7 с), Его имитация сильно помогала нам при летне-осенних охотах, о чем мы расскажем несколько позже.

Первая семья. 28 июня 1978 г. В 22 ч подвываю волчицей. Тут же несколько ответов матерой с 700 м (на логове), а за нею в 1,5-2 км ответ матерого. 23 ч - повторяю подвыв. Ответы волчицы с логова. 23 ч 30 мин - голос волчицы в километре севернее логова. Вдали с западной стороны ей отвечает самец. В 0 ч 30 мин в прежних направлениях, но еще дальше матерые перекликаются по разу. Такую перекличку матерых по ночам я слышал неоднократно. Как правило, они не идут друг к другу. По-видимому, это информация о местонахождении каждого. В 2 ч 30 мин продолжаю вабить. Ответа нет. В 3 ч 10 мин повторяю вабу. Частые и беспокойные ответы "Певуньи" от логова с перемещением ко мне. В 4 ч с логова ровный вой матерого, затем совместный вой обоих. В дуэте волчица воет спокойно. Тут же подвываю самцом. Ответ матерых, после чего они удаляются, воя на ходу.

1 июля. В 22 ч 15 мин имитирую голос самки. "Певунья" отвечает с логова, а матерый - со стороны примерно в километре. В 3 ч 15 мин подхожу к логову на 500 м, подвываю. Ответ самки. Вою еще раз. Ответ. Через 5 мин на поляне появляется "Певунья". Краем поляны идет ко мне, обнюхивая землю. В 80 м села, смотрит на куст, за которым я нахожусь, тихо-тихо затягивает однотонное "у-у-у-у". Судя по ситуации, это подзыв пришельца. Несколько раз садится и встает, уходит к логову и оттуда однократно воет. Откликаюсь ей. Быстро выходит на прежнее место, смотрит в мою сторону, разворачивается. Вою также тихо, как она. Останавливается, смотрит на куст, уходит.

Почти также вел себя матерый из пятой семьи при первом знакомстве. 31 мая 1980 г. 6 ч. На вабу вышел через 3 мин решительной рысью. В 75 м сел, поводил ушами, поднял голову снизу вверх, как при вое (звука не было слышно), прошел вперед 10 м и ушел обратно.

Первую семью мы стронули с логова. В июле она трижды перемещалась на 1-3 км из-за случайного беспокойства рабочими леспромхоза, косцами.

4 августа. В 3 ч 45 мин коротко провыли волчата, встречая одного из вернувшихся матерых. В 4 ч вою самцом.

Отвечает волчица с молодыми. Осторожно продвигаюсь к ним, вою еще раз. Волчата с расстояния 150-200 м бегут ко мне, возбужденно визжа. "Певунья" беспрерывно издает сигнал созыва, но прибылые от нее гораздо дальше, чем от меня, и продолжают шумно продираться сквозь заросли. Сейчас будут на выстреле. За спиной волчат с разбегу раздается мощный, набатный лай матерого "гов-гов". Моментально все стихло.

Неделя ушла на поиски и подготовку флажков. В эти же дни в 400 м от логова начали работать лесорубы. Шум бензопил, падающих деревьев, трелевочных тракторов, лесовозов и голоса людей не спугнули выводок.

10 августа. Утром подвываю самкой. Ответ матерой с прибылыми. Повторяю переярком. В хоре дважды ответил матерый, который на другие голоса уже не отзывался. Семья в сборе. Вдвоем с сыном долго затягиваем флажками круг. На помощь подошли еще два человека. Долго прочесываем оклад, но волки вышли при офлаживании. Назавтра прихожу снимать флажки. У лесорубов обеденный перерыв. Пока не грохочет техника, с надеждой, что может быть хищники все же в окладе, тихо имитирую созыв волчат. Рядом с флажками, за окладом, этот же сигнал подает "Певунья". Подвигаюсь поближе, повторяю созыв. Заскулил волчонок, но после "гов" матерого замолчал. До вечера перетягиваю флажки, оставляю их на ночь и обзваниваю охотников. Желание участвовать в охоте проявили два энтузиаста.

Утром на разбухших от сильного дождя дорогах видны следы матерого вдоль всей внешней стороны оклада. В четырех местах он заходит и выходит из круга, хотя ранее охота с флагами в этих местах не проводилась. Во многих местах к матерому из-за флажков выбегали волчата и возвращались назад. Есть ли в окладе звери, по следам понять невозможно.

Охотников оставляю у флажков, отхожу с полкилометра и вою самцом. Из оклада с воем на вабу движутся волчица и щенки, а издалека в стороне ответ матерого, идущего к окладу. Прибылые стайкой выскочили на стрелка, и один из них был убит. Пока обдумываем, как действовать дальше, с противоположной стороны за кругом несколько раз лает самец. Вскоре добыли второго прибылого. Один молодой на глазах уходит из оклада. По нашим следам матерый заходит в круг и, - все-таки выводит волчицу и волчонка из оклада. После этого дня следы двух оставшихся прибылых встречались со следами одного или обоих матерых, повысивших и без того большую осторожность.

Вот одна из встреч с ними. 9 сентября. В 21 ч подвываю переярком. Через 10 мин воет матерый примерно в 1,5 км справа, а затем слева воет волчица с прибылыми. Двигаясь в мою сторону, "Певунья" беспрерывно и беспокойно издает сигнал созыва, удерживая молодых рядом. Хищники сходятся на дороге в 70 м. В кромешной тьме слышу шлепанье лап по лужам, радостное повизгивание волчат. Через минуту звери расходятся в прежних направлениях. Волчица, уходя, издает те же звуки, волк пробасил вдали.

Интересны наблюдения за второй семьей, логово и состав которой нам были известны. 14 августа 1979 г. Всю ночь выводка на логове не было. Подвываю в 6 ч 50 мин. Чуть впереди и слева в 200-250 м отвечает волчица с одним волчонком, справа на таком же расстоянии гудит матерый с четырьмя волчатами. С двух сторон от логова пасутся стада, переговариваются пастухи. С третьей стороны из деревни слышится пение петухов.

Поразительно проходила охота на этот выводок, затянутый 23 августа, по совету знаменитого егеря-волчатника Ф. П. Васильева, двумя рядами флажков, на два-три метра круг от круга. Я заканчивал офлаживать третью сторону оклада, когда на шорох шагов выбежали три волчонка. Заметив меня, испуганно фыркнули и, поджав хвосты, ринулись обратно. Зародилось сомнение: не ушел ли выводок через не затянутую еще сторону. На этот раз в охоте участвовали восемь человек. Тоже не густо для лета. Загонщики долго бродили в кругу, но не было никаких признаков зверей. К вечеру удалось все же вытоптать и убить одного прибылого.

24 августа. В километре от флажков вою самцом. Тихо. Приближаюсь и повторяю. Из оклада отвечает только волчица. Как и в предыдущий раз, с внешней стороны оклада следы матерого и выбегавших к нему волчат. Но и здесь прибылые не уходят с волком, а возвращаются к матери. Оставляем на номере одного стрелка, а остальные охотники снимают флажки второго ряда и делят оклад на три сектора по 40-50 га. Оставленный стрелок услышал заскулившего при приближении людей волчонка. Тут же послышался тихий созыв перемещающейся волчицы. За день работы добываем второго прибылого.

25 августа. Команда поредела до 5 человек. Сектор, где остались волки, делим на две части, зажимая зверей на "пятачке" 12-15 га, треть которого занимают высокоствольный, хорошо просматриваемый ельник и скошенная поляна. Три охотника становятся в самых заросших местах. Двое, двигаясь неподалеку, начинают загон. Приближаются ко мне на 40 м. Хочу дать им сигнал, чтобы проходили мимо, не останавливаясь, приподнимаю руку и замираю от шороха сбоку. В трех метрах по крапиве плавно идет волчица. Не замечая, проходит сзади меня, выходит вперед и направляется навстречу загонщикам, выбирая наиболее скрытый путь. Забыв про ружье, смотрю на маневр зверя. Между волчицей и загонщиками всего 25 м. Она смещается с направления одного загонщика, приближается на 15 м к другому и отворачивает в сторону. Дальнейший ее путь к густому ельничку выдают качнувшиеся кое-где травинки. До вечера охотники дважды промахиваются по молодым. Волчицу больше никто не видел. "Неуловимая".

26 августа. Мои помощники уехали. С внешней стороны оклада созываю волчат. Через 5 мин один из них, прошмыгнув под флажками, выбежал мне в ноги. Брожу по окладу, покрикиваю, пытаясь отбить молодых от матери. После небольшого перерыва созываю волчат. В 100 м этот же сигнал подает волчица.

27 августа. К полудню с помощью ребятишек-загонщиков добываем четвертого прибылого. 28 августа мои попытки вызвать молодых нейтрализуются созывами волчицы. 29 августа утром из оклада опять ответ "Неуловимой". К обеду набираю команду в шесть человек. До вечера безрезультатно прочесываем сектор и снимаем осаду.

При подвывке и вое волков (или в ближайшие 5 мин) мы 4 раза видели медведей и лосей, 3 раза - кабанов, 2 - рысь и рысят, енотовидных собак, лисиц, 1 - барсука, 7 - зайцев. Животные обычно находились в 300-1000 м от источника звука. Почти во всех случаях они, не реагируя на вой, продолжали свое занятие. Но дважды медведи и один раз лось с расстояния 50-70 м проявляли агрессию на вабу, а заметив человека, убегали.

Наша цель - выяснить возможности подвывки при изучении волков и охоте на них. Из 106 ответных реакций на вабу 81 раз волки ответили воем, 18 - наблюдались визуально в 70-200 м от вабельщика и 10 раз мы слышали зверей или потом замечали их следы невдалеке. В пяти случаях звери оказались на расстоянии ружейного выстрела.

Все это говорит об активной реакции волков на подвывку даже при нашем слабом знании их звукового общения. Прежде чем перейти к вопросу об использовании подвывки при охоте на волков, коснемся отдельных моментов их экологии в весенне-осенний период.

За годы наших наблюдений прослеживался известный консерватизм матерых в выборе гнезда, которое всегда располагалось в центре участка обитания. Естественные и вынужденные перемещения выводка после покидания волчатами гнезда во всех случаях также были привязаны к центру участка и происходили на площади 10-15 км2. Матерые чаще по одиночке покидают волчат и возвращаются к ним в любые часы суток. Но основное время их активности - с вечерней до утренней зари. Иногда самец уходит на охоту 2-3 раза за сутки. Переярки живут в отдалении от логова нестабильными группами до 5 особей, постепенно разбредаясь и покидая участок семьи на 2-3-м году жизни. При подвывах у логова ответ переярков мы слышали только дважды издалека, без приближения их к вабельщику, тогда как при вабе вдали от логова они активно и с приближением реагировали на нее. Следы переярков иногда встречались вместе со следами матерых, но также вдали от логова.

Эти сведения надо принимать во внимание при организации охот, как и то, что вы имеете дело не просто с волками, а с конкретными семьями и особями, обладающими индивидуальными характерами, имеющими на определенной территории сеть привычных переходов.

Сложилось в корне неверное представление, что умение подвывать волком - привилегия узкого круга лиц. В. Козлов (1953), П. Мертц (1955) говорили о преувеличении сложности подвывки. Я буду более категоричен и скажу, что вабить могут почти все люди. Вероятно широкая изменчивость звукового общения хищников допускает весьма грубую имитацию их сигналов. Хочется обратить внимание на выразительность и эмоциональность воя волков и соответственно вабы. Старайтесь вабить тоскливо, томно, немного гнусаво. Не случайно знаток волка М. П. Павлов писал мне: "Ваба должна идти не от горла, а от души". Вообще же в охоте на волков не в подвывке сложность, а в умении не насторожить их, в умении терпеливо и высококачественно готовить любой способ охоты, сообразуясь с местными условиями.

Волчатники издавна применяют подвывку для уточнения местонахождения выводков при организации летне-осенних облав. Самым существенным фактором в таких случаях служит расстояние, с которого подается ваба. Я получал почти 100-процентный ответ, когда вабил в 200-1000 м от выводка, независимо от погоды, физического состояния волчат, присутствия матерых.

О технике и добычливости увлекательной охоты на вабу писал В. Козлов (1949, 1953). Недавно об этом напомнил Г. Сосновский в нашем журнале (1980, № 6). Охота на вабу возможна круглогодично, повсюду и при любом количестве людей, но наиболее результативна она летом и осенью вблизи логова при участии 3-5 человек. Расставлять стрелков надо в 200-300 м от вабельщика по кругу или со стороны, откуда более вероятен подход зверя, Следует иметь в виду, что матерые, находясь вне логова, при подвывке вначале идут не в сторону вабельщика, а к волчатам.

Когда и как начинать подвывку? Сколько времени ждать? Мы вабили 2-3 раза с перерывами 1-2 мин. Звери без ответного воя выходят на вабу через 5-50 мин. Учитывая, что хищники более смелы в сумерках, подвывали с таким расчетом, чтобы по приманенному зверю можно было прицельно выстрелить. Ответы и выходы на вабу через 2-3 ч редки, поэтому через час мы повторяем вабу с этого же места или, что предпочтительнее, перемещаемся на 3-4 км. Удивительна точность, с какой волки определяют точку, откуда подается ваба.

Возможности подвывки не исчерпываются изложенным. Так, Э. Шмит писал (1973, № 3; 1981, № 5) о ее применении при поиске логова, Н. Зворыкин (1939), П. Мертц (1953) рекомендовали использовать вабу для поисков волков зимой. Для этого мы сделали 13 выходов в предрассветные часы. Вабили через 2- 3 км. Шесть раз волки ответили нам. Если учесть потери времени, уходящие на поиски только свежих следов, то подвывка как средство разведки заслуживает внимания.

По снегу мы проследили, что волки активно искали воющего собрата, обследовали все старые следы в месте подвывки, что навело на мысль предварительно установить на следах капканы. Из-за отсутствия волчьих капканов и транспорта широко опробовать нам это не удалось. Однако первые факты внушают надежду. Дважды с дорог мы ставили на волчьих тропах три лисьих капкана (№ 3). Зная дневное местонахождение зверей, вабили вечером. В обоих случаях к утру волк попадал в капкан.

Подвывка проходит в разную погоду, часто в сумерках и ночью, когда видимость затруднена. Из опыта скажу, что при этом возможны самые неожиданные встречи с дикими и домашними животными, с людьми, поэтому следует быть чрезвычайно осмотрительным и строго соблюдать при стрельбе технику безопасности.

В. Бологов, биолог охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 5 - 1982 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100