Калининградский охотничий клуб


Волк - мифы и действительность


В шестидесятых годах в нашей стране в период депрессии численности волка, обусловленной энергичной работой по его истреблению, был опубликован перевод книги - "Не кричи, волки!". Автор ее - журналист Фарли Моуэт провел короткое северное лето в канадской тундре и наблюдал, как семья волков питалась леммингами. На основании этого был сделан вывод, что хищники не наносят ущерба стадам карибу - американскому северному оленю. Так был заложен первый камень в обоснование гипотезы о нейтральной или даже положительной роли волка в жизни популяций диких копытных тундровых биоценоза.

волкВторое наиболее серьезное подтверждение этому постулату было сделано в зоне тайги на острове Айл-Ройал американским натуралистом Дейвидом Мич. На основе бесспорных наблюдений и фотографий было установлено, что из 77 лосей, подвергавшихся нападению волков, действовавших стаей до 16 голов, только 6 лосей были добыты хищниками. Погибали только убегавшие, все 35 оборонявшихся лосей остались живы. Все жертвы волков были либо моложе года, либо старше 6 лет. Последующие исследования, сделанные Питерсоном и Алленом (1974) и Питерсоном (1979) на острове Айл-Ройал, показали, что повадки волков там в корне изменились. Они стали успешно брать лосей любого пола и возраста, а в глубокоснежные зимы на долю сеголетков приходилось менее трети от общего числа убитых ими жертв. При этом общая численность волков на острове (544 км2) увеличилась с 1 до 3 стай, а их плотность населения достигла одного экземпляра на 12 км2. Соответственно сократилась популяция лося с 1300-1400 до 800-900 экземпляров. Исследователи высказали предположение, что причиной сокращения количества лосей было не усилившееся хищничество волков, а изменение ландшафта и климата, а также измельчание лосей, облегчавшее хищникам их добывание. С последним предположением согласиться трудно, так как лоси живут сравнительно долго и обновление их популяции требует много времени. Более вероятно другое объяснение. Необычное для волка трусливое отношение к лосю на острове Айл-Ройал связано с тем, что хищники проникли сюда лишь в конце сороковых годов и первые 10-15 лет постепенно привыкали - адаптировались к новому для них виду жертвы. Явление продолжительной адаптации волка к новому объекту нападения было отмечено в местах расселения лося, кабана, овцебыка, зубра, а также по отношению к лошадям в районах, где раньше они не выпасались. Таким образом, время выявило несостоятельность главного доказательства нейтральной роли волка в жизни популяции лося, обусловленное якобы его маломощностью и трусостью. А как оценить наблюдения в тундре, где волки якобы питаются только леммингами? Дело в том, что эти мышевидные грызуны имеют трех-пятилетний цикл численности. Один-два летних месяца за 48 месяцев полного цикла они бывают настолько многочисленными, что леммингами питается большинство обитателей тундры. Если допустить, что волки полностью переходят на кормежку этими грызунами, в период их обилия, то и тогда доля леммингов составит всего 2-4% в среднем многолетнем исчислении. Главным же источником питания волков в тундре, определяющим их размещение по территории и плотность населения, остаются северные олени. Это подтверждают многочисленные работы по питанию волка в тундрах Евразии и Северной Америки. Самое же веское доказательство негативной "роли этого хищника в динамике численности популяций тундровых оленей было получено на Таймыре, где за счет резкого снижения количества волков произошел уникальный рост популяций дикого северного оленя.

В последние два-три десятилетия после восстановления запасов диких копытных в большинстве регионов СССР волки получили обильный источник питания. Они стали мало обращать внимания на домашний скот и на туши животных, выложенных на привады. Более того, в местах с большой численностью диких копытных волки неохотно подходят к их трупам и редко возвращаются к убитым животным. В этих условиях усложняется истребление хищника, так как традиционные методы добывания у привады стали малоэффективны. Итак, в наше время волки в основном существуют за счет популяций диких копытных. Рассмотрим воздействие волка как хищника на некоторые популяции. Специальные опыты по определению размера ущерба, наносимого популяции косуль, были проведены нами на Окуневском участке в Северном Забайкалье. Методом сравнения численности косуль на контрольных участках осенью и весной и сбора остатков от убитых волками косуль (Комаров, Лавов, 1968; Лавов, 1974) было выяснено, что хищники за зиму берут 28,5-32,4% от осеннего запаса косуль. Судя по остаткам жертв волки зимой одинаково успешно убивали косуль любого пола и возраста. В марте 1966 г., применяя яд, мы на половину сократили численность волков на опытных участках. В следующем зимнем сезоне 1966/67 г. отход популяции косуль от хищников составил 16,7%, то есть так же сократился примерно в два раза. В марте 1967 г. истребление волков на участке было завершено на площади около 4,5 тыс. км2). За два последующих после этого сезона размножения к ноябрю 1968 г. плотность населения косули выросла с 18 до 27 экземпляров на 1000 га. или на 49,7% по сравнению с осенью 1966г. и на 76% по сравнению с численностью весной 1967 г.

Этот опыт наглядно показал полную зависимость численности жертвы от воздействия контролирующего ее хищника. Но волки оказывали заметное воздействие не только на численность, но и на структуру стада косули. На основании изучения возрастного состава (по годовым группам) и параметров плодовитости 386 отстрелянных животных за пять сезонов было установлено следующее. В годы обычного хищнического влияния волка среди отстрелянных косуль доля молодых составляет от 32,7 до 42,4%. В 1968 г., после прекращения этого влияния, молодых косуль в пробе было всего 23,4%. Последнее произошло в результате увеличения доли полуторагодовалых самок, из-за резкого сокращения отхода телят в предыдущем году.

Нами рассмотрен пример воздействия волка как хищника на стадо косуль в зимний период. Более сложным оказывается определение степени влияния волка на популяцию того или иного копытного зверя летом. Это обусловлено более разнообразным спектром питания хищника в это время, а также трудностью обнаружения остатков убитых им телят. Последних волки обычно потребляют целиком, и лишь в экскрементах хищника можно найти шерсть или роговые, чехлы копыт.

Определение доли сохранившегося молодняка у копытных зверей можно сделать путем сопоставления возрастного состава встреченных животных в разные сезоны года. Но такой метод можно применять лишь с той поры, когда телята подрастут и будут следовать за матерью. Первый же период наиболее беспомощного состояния телят выпадает из таких наблюдений и оценок. Поэтому используют расчеты возможной рождаемости телят или поросят, исходя из доли взрослых самок в популяции и их средней плодовитости. Затем полученный показатель сравнивают с фактической долей телят в популяции. Из таких расчетов оказывалось, что во всех районах обитания волков примерно половина телят лосей и оленей не доживала до полугодовалого возраста, тогда как в тех странах, где волки были уничтожены, отход телят у этих копытных оценивался всего в 7-9% (Арне Крафт, 1964).

Отрицательное влияние хищнической деятельности волка на популяции диких копытных животных особенно наглядно проявляется в многоснежные годы. Это явление было отмечено во всех лесных, лесостепных и степных зонах СССР. Так, во время глубокоснежной зимы 1940/41 г. в Северном Казахстане волки почти нацело уничтожили косуль в Кустанаиской, Павлодарской, Кокчетавской, Акмолинской, Восточно-Казахстанской областях. В глубокоснежную зиму 1947/48 г. хищники нападали даже на кабанов-секачей, которых они не пытаются трогать в обычных условиях (Афанасьев и др., 1953).

В Березинском заповеднике в сравнительно снежную зиму 1978/79 г. волки основное внимание уделяли кабанам. Вот типичная картина, которая была восстановлена по следам на снежной поверхности в начале марта 1979 г., когда два хищника напали на семью кабанов, состоящую из свиньи и четырех поросят. Свинья долго отбивалась от волков, звери вытоптали в снегу площадь 4x4 м, по периметру которой были видны следы волков и валялось много скусанной волками черной ости и клочков шерсти от свиньи. Хищникам все же удалось отбить у свиньи одного поросенка в возрасте около 11 месяцев. Он был отнесен на расстояние около 10 м под ели и там почти полностью съеден. Остались только копыта, часть шкуры и голова. Свинья с оставшимися поросятами ушла в противоположном направлении.

В первой декаде марта 1979 г. на снегу образовалась крепкая ледяная корка, которая хорошо выдерживала волка, но проламывалась под копытами лося и оленя. За один март этого года на территории заповедника были обнаружены остатки от 10 копытных зверей убитых волками, в том числе 6 оленей, 2 лосей и 2 кабанов. Большая часть остатков зверей не была найдена. Благодаря легкости добывания волки стали плохо использовать убитых ими зверей. Из 10 только 5 были утилизованы полностью, а у четырех оленей и одного лося было съедено всего 10-20% мяса. В результате хищнической деятельности волков за зиму 1978/79 г. из 70 обитавших в заповеднике оленей было убито более 10 особей. ("Охота и охотничье хозяйство", 1980, № 7).

после облавыВ лесной и степной зонах европейской части СССР с использованием яда было проведено эффективное истребление волков в конце пятидесятых - начале шестидесятых годов. В результате произошло не только быстрое увеличение численности лосей, кабанов, благородных оленей и косуль, но и расширение их ареалов. Такое же явление было отмечено в начале текущего века во всех Скандинавских странах. Как только там удалось истребить волков, численность всех видов копытных быстро выросла (Арне Крафт).

Рассматривая вопрос о доминантной роли волка в биоценозах и оценивая его как чрезвычайно вредного для народного хозяйства хищника, нельзя забывать, что волк как вид должен быть сохранен. Для этого вполне достаточно территории крупных по своим размерам заповедников, где обитают все географические расы этого хищника. В открытых же охотничьих, пастбищных и полевых угодьях присутствие волка не оправдано никакими соображениями: ни эстетическими, ни экономическими, ни эпидемиологическими.

В последние годы из-за ослабления работы по сокращению численности волков эти хищники сильно размножились и стали обычными во всех природных зонах СССР. Особенно большая плотность населения волка имеется в Белоруссии: в среднем равна 2-2,5, а на отдельных участках, например в Березинском заповеднике, она достигает 8-10 экземпляров на 100 км2 всех угодий. Можно отметить, что 3-3,5-тысячная популяция волка в Белоруссии уничтожает почти весь годовой прирост лосей, кабанов и косуль, лишая охотников республики по крайней мере 3 тыс. т дичины, не говоря о существенных потерях сельского хозяйства, пушного промысла и здравоохранения. Несмотря на весьма тревожное положение с ущербом, наносимым волками, до сих пор широко распространено мнение о нейтральной или даже полезной роли этих хищников в жизни биоценозов. Это было заметно из выступлении многих лесоводов и научных сотрудников на республиканском и Витебском областном совещаниях по борьбе с волком, где было высказано мнение, что "Зоологи делают неверную оценку волку, так как еще в шестидесятые годы каким-то канадцем было точно установлено, что в тундре волки-мышееды..., мы же злимся на них из-за нападения на нашу корову".

Настало время прекратить безответственное пересказывание не подтвердившихся гипотез о нейтральной или даже положительной роли волка в жизни биоценозов и обратить самое пристальное внимание научной, педагогической, природоохранительной и охотничьей общественности на необходимость интенсификации истребления этого хищника.

М. Лавов, биолог-охотовед

"Охота и охотничье хозяйство № 7 - 1982 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100