Калининградский охотничий клуб


Кабан


Среди копытных зверей Старого Света одним из широко распространенных видов является обыкновенный кабан, вепрь, или дикая свинья. Естественный ареал кабана занимает обширные территории Северной Африки, Азии и Европы.

Кабан относится к подотряду свинообразных - очень древних по происхождению животных, большинство которых вымерло еще в доледниковое время. От былого многообразия свинообразных форм до наших дней в Западном полушарии сохранилось лишь одно семейство, так называемые настоящие свиньи - Suidae. В это семейство систематики объединяют пять родов животных, экологически и морфологически сходных: бородавочников, живущих в Африке к югу от Сахары; речных свиней, населяющих тропические леса Восточной Африки и Мадагаскара; длинноволосых свиней, обитающих в Центральной Африке; бабирус, встречающихся на Целебесе, и, наконец, род кабанов - Sus.

кабанК роду "кабаны" относят три вида диких свиней, из которых два живут только в теплом климате - это карликовая свинья - Sus salvanius, встречающаяся в Гималаях, и бородатая свинья - Sus barbatus, населяющая леса островов Тихого океана - Явы, Суматры, Целебеса, Калимантана, Молуккских и Филиппинских. Третий вид - обыкновенный кабан - Sus scrofa, в отличие от предыдущих, заселяет ландшафты, расположенные в условиях не только теплого, но и умеренно-холодного климата. Северная часть ареала кабана находится в пределах нашей страны - в лесотаежной зоне, и при благоприятных условиях население вида почти доходит до Белого моря в Европе и до Северного побережья Байкала в Азии. На этой обширной территории, разнохарактерной по почвенно-климатическим условиям, рельефу и растительности, встречаются пять подвидов обыкновенного кабана, различающихся в основном размерами и окраской.

Облик кабана хорошо отличает его от других копытных зверей нашей фауны, в нем ясно просматривается приспособленность к жизни в непролазных густых лесных чащах и тростниковых крепях, к добыванию пищи из почвы и в приземном ярусе.

При встрече с кабаном-секачом обращают внимание на себя настороженные, направленные вперед мохнатые уши, колючий взгляд маленьких глаз, голый "пятачок" длинного рыла в обрамлении блестящих светло-желтых клыков и низко-посаженное могучее туловище, покрытое бурой щетиной, образующей на лопатках гриву.

Внешний вид кабанов сильно меняется по сезонам года: летом, когда длинная щетина и густой пух выпадают, звери становятся голенастее, худее и светлее. Однако уже в октябре, когда кабаны жиреют и у них снова отрастает зимний шерстный покров, они становятся крупнее, приземистее и темнее.

Крупная клиновидная голова и сжатое с боков тело позволяют зверю бежать с поражающей быстротой в непролазных лесных заломах, через заросли колючих кустарников. От ранений и ударов при этом его предохраняют густая упругая щетина и плотный слой волнистого подшерстка толстая кожа и подкожный жир. Ноги зверя короткие, крепкие, покрытые низкой жесткой шерстью, опираются на два пальца (третий и четвертый), на концах которых узкие черные копыта. При движении по мягкому топкому грунту пальцы ног способны широко раздвигаться и таким образом увеличивать площадь опоры, уменьшать весовую нагрузку на грунт в 1,5 раза (Слудский, 1956). В этом случае два коротких пальца (второй и пятый) также опираются на грунт и оставляют небольшие отпечатки.

У кабана очень тонкие обоняние и слух, но слабое зрение. Тем не менее даже в темноте он свободно передвигается в лесной чаще. Убегая от опасности, он способен развивать скорость до 40 км/ч, делать прыжки до 4-4,5 м в длину и до 1,5 м в высоту и бежать без отдыха до 10-15 км. Кабан быстро и легко плавает, уверенно ходит по болотам, поднимается на крутые склоны.

Следует отметить, что новорожденные поросята имеют голову с относительно короткой мордой, но с возрастом лицевые кости быстро удлиняются - вытягиваются вперед, образуя "рыло", причем между верхушкой носовых костей и резцовыми костями располагается непарная "хоботная" кость, служащая основанием подвижного "пятачка". У всех других животных этой кости нет.

Верхняя и нижняя челюсти кабана несут по 22 зуба. Клыки верхней челюсти короткие и, выходя из десен, загибаются кверху. Трехгранные клыки нижней челюсти растут у самцов в течение всей их жизни и к 6-8-летнему возрасту имеют длину 8-10 см. Острые клыки кабана - страшное оружие, позволяющее ему успешно защищаться от таких сильных хищников, как медведь и волк. За поразительную способность наносить молниеносные удары, часто смертельные, охотники называют взрослых самцов секачами. У самок клыки небольшие, и, обороняясь, она не сечет врага, а кусает, рвет и топчет ногами.

Всеядность - одна из характерных биологических особенностей кабана. Пищей кабану служат зеленые травянистые растения, их корни, корневища и клубни; вечнозеленые части кустарничков; корни, семена и плоды деревьев; грибы, мхи и лишайники; многочисленные беспозвоночные - дождевые черви, личинки жуков и сами жуки, слизни; рыба, рептилии, мелкие млекопитающие, птенцы и яйца птиц, а также падаль. По данным Л. Лебедевой ,(1956) и П. Козло (1975), в летнем рационе кабана белорусских лесов отмечено 98 видов различных растений и 22 вида животных. В зимнее время доступность кормов сильно уменьшается, в связи с чем возрастает значение побегов кустарников и деревьев, древесных грибов, мхов и лишайников, мышевидных грызунов и остатков урожаев культурных растений в полях.

Сильные мышцы верхней губы могут двигать "пятачок" рыла во всех направлениях, что дает возможность кабану легко ворошить лесную подстилку и луговую дернину и благодаря тонкому обонянию находить пищевые объекты.

На обильных кормах кабан очень быстро набирает запасы подкожного и внутриполостного жира - до 20-25 % живого веса. А когда кабан голодает, то поедает все и даже павших собратьев, нападает на других ослабевших животных, преследует тяжелораненых лосей и поедает их, когда те выбиваются из сил. Вес взрослых кабанов к концу зимовки уменьшается на 30 и даже 50 % (Русаков, 1979; Бромлей, Кучеренко, 1983).

Соответственно широкой пищевой специализации кабана устроена и его пищеварительная система - у него короткий пищевод, однокамерный желудок смешанного типа, лежащий поперек брюшной полости, крупная печень - относительно большая, чем у растительноядных зверей, - и короткий кишечник (Климов, 1937).

Кабан - стадное животное. Жизнь стадом позволяет преодолевать трудности зимовки, облегчает защиту от хищников и воспитание молодняка.

Основой популяции служат объединения родственных между собой взрослых свиней, их одно-двухгодовалых дочерей и поросят текущего года. Эти объединения не распадаются даже во время опороса. В то же время структура стада в разные сезоны года, и особенно в период гона, претерпевает значительные изменения. Перед началом течки в стадо свиней приходит самец-секач, и он становится его лидером, причем положение вожака сохраняет наиболее взрослая сильная свинья, а все молодые самцы старше 9-10-месячного возраста из стада изгоняются. Когда же самки оказываются покрытыми, секачи, как правило, уходят из стад, и складывается новая структура популяции - она представлена секачами-одинцами, стадами самок с поросятами и, наконец, компаниями одновозрастных самцов-подсвинков.

Замечено, что несколько стад кабанов могут жить на одной территории, однако при этом имеют свои места "дома", которые охраняют от чужаков.

Кабану свойственна скороспелость и высокая плодовитость. Уже 7-9-месячные, упитанные самки приходят в течку, могут оплодотворяться и приносить поросят. Молодые самцы становятся способными к спариванию также рано - в возрасте около 1,5 лет.

Течка и гон проходят в осенние месяцы - октябре - ноябре, когда животные хорошо упитаны.

Незадолго до наступления течки свинья начинает "метить" районы своего пребывания, обгрызая деревья, натирая очищенные от коры места слюной и выделениями желез. Эти метки служат информацией для секачей о местонахождении самок.

У секачей к гону сильно утолщается кожа на шее и боках - до 4-5 см. Это утолщение, называемое калканом, или панцирем, состоит из прочных эластических волокон, между которыми находятся включения жировых клеток и потовых желез. Двумя щитами калкан защищает бока, шею и грудь зверя от ударов острых клыков соперника.

Секач отыскивает свиней по запаху меток и следов, по визгу и хрюканью пасущихся животных. Приход секачей в стадо свиней не всегда проходит спокойно. Не редкость схватки секачей.

Во время гона животные часто мочатся, причем у секача из препуциальной железы выделяется сильно пахнущая пенистая жидкость, которой он маркирует территорию и самок. Запах от стада при этом ощущается на значительном расстоянии.

Секачи в период гона кормятся редко и поэтому сильно худеют, а если зима выдается морозная и снежная, то часто погибают от истощения. Беременность свиней длится 126-140 дней. Перед опоросом свинья уходит из стада в тихое укрытие, где и готовит большое родильное гнездо из сухой травы, мха, измельченных веток сосны и ели. Свиньи предыдущего помета часто сопровождают мать к месту опороса, но не подходят к гнезду ближе 30-40 м. Родильное гнездо имеет до 1,5-2 м в высоту, что позволяет свинье зарыться в нем, обмять камеру и укрыться от непогоды. Опорос четырехлетней свиньи, родившей 7 поросят, длится около 10 часов (Майнхардт, 1983). Вес новорожденных поросят колеблется от 750 до 1200 г - зависит от возраста и упитанности матери, от количества детенышей в помете, которое может достигать 10-11.

Поросята родятся подвижными и зрячими, хорошо опушенными, полосатыми - на буром фоне шерсти по спине и бокам тянутся светлые полоски шириной около 2 см.

В теплую погоду новорожденные вскоре выбегают из гнезда, но в холодную не показываются наружу до двух недель и более. Позднее мать приводит выводок в родное стадо. Новорожденные сосут мать через каждые 40-50 мин, причем используют восемь последних сосков, а два передних обычно бывают недоразвитыми (без молока). До двух-трехнедельного возраста поросята могут питаться не только молоком своей матери, но и других свиней этого стада, однако позднее каждый поросенок имеет свой персональный сосок только своей матери (Фредрик, 1965).

Свиньи - очень заботливые матери, они смело защищают детенышей и в первый месяц очень агрессивны - смело бросаются навстречу любому зверю или человеку, рискнувшему приблизиться к выводку более чем на 30-40 м. В стаде каждая из свиней защищает любого поросенка как своего. Однако к осени инстинкт охраны детенышей ослабевает и на них распространяется правило подчинения и доминирования.

В трехмесячном возрасте поросята меняют детский волосяной покров на бурый вторичный, а в ходе этой смены исчезает и полосатая окраска. В период от пяти до 15-месячного возраста у поросят происходит смена молочных зубов, причем клыки прорезаются в восьмимесячном возрасте.

Поросята растут быстро и уже в декабре весят около 13 кг, а в годовалом возрасте - 30-35 кг. В трехлетнем возрасте рост самок замедляется и самцы обгоняют их в размере и весе. Пятилетний самец весит около 114 кг, а самка - 80 кг.

Плодовитость свиней снижает обычная для вида яловость, которая зависит от возраста особей и условий жизни. Так, например, в Белоруссии процент размножающихся свиней в возрасте двух лет составляет 30,7 %, а в шести-семилетнем возрасте - 78,1 % (Козло, 1975); в Ленинградской области процент размножающихся свиней ниже - 72,4 % (Русаков, Тимофеева, 1984).

При высокой плодовитости свиней имеет место и высокая смертность молодняка, а именно: при рождении погибает 2,2 % детенышей, за первый месяц гибнет 21,8 %, до 6 месяцев - 15,3 %. По наблюдениям за 831 опоросом установлено, что до 8 месяцев доживают лишь 60 % новорожденных (Майнхардт, 1983).

Поскольку массовый опорос свиней приходится на холодное время года - конец марта, апрель, главной причиной гибели новорожденных оказывается переохлаждение.

Следует заметить, что самки, теряющие рано свой выводок, а также молодые и прохолоставшие особи приходят в повторную течку весной - в марте, что и объясняет встречи осенью свиней с малыми поросятами.

Широкая экологическая пластичность кабана позволяет ему заселять самые различные ландшафты - равнины и горы, леса, степи и пустыни. Однако во всех случаях наблюдается тяготение поселений кабанов к источникам воды - поймам рек, озерным понижениям, ручьям. Вода необходима кабану не только для питья, но и для купания - он принимает грязевые "ванны" в течении безморозного периода года, причем порой довольствуется небольшими лужами в глубоких тракторных колеях на проселках или на днищах оврагов, в глубоких межах. После лежания в грязевой жиже кабан с удовольствием чешется - трется о деревья, предпочитая смолистые с живицей. Такие "чесалки" служат одновременно и маркированием, предметами-маяками, отмечающими территорию, занятую стадом. После купания и обсыхания глинистая корка защищает кожу зверя от укусов комаров, слепней и мух, рои которых летом причиняют животным много беспокойства. Эта гидрофильность кабана в значительной степени сказывается и на размещении его населения в угодьях (Фадеев, 1973).

Широкое распространение кабана в Евразии и склонность его к приручению определили важное значение животного в быту народов Старого Света. Одомашнивание кабана началось уже в каменном веке (неолите), причем в нескольких точках ареала (Боголюбский, 1959), а в итоге обыкновенный кабан стал родоначальником многих пород домашних свиней, В последующее время происходило и обратное явление - одичание домашних свиней, смешение с дикими, особенно там, где практикуется вольный выпас и содержание свиней в открытых угодьях. Следы этого скрещивания проявляются в рождении пестрых, белых и черных особей в пометах диких свиней.

Кабан всегда был желанным, но трудным для охотников трофеем. Однако уязвимость зверя и эффективность охоты на него увеличивались в северных широтах зимой, когда снеговой покров затрудняет свободу передвижения коротконогому животному. Заганивание копытных по насту, так называемые "Сереновые гоны", было очень распространенным способом добычи их в Восточной Европе. Оно было также одной из главных причин исчезновения там кабана, косули и других копытных (Кириков, 1961).

Известно, что окраины, границы ареалов животных весьма непостоянны, там наблюдаются своеобразные приливы и отливы населения - так называемая "пульсация" ареалов, свойственная и кабану, живущему у Северного предела обитания в Евразии. Усиление преследования кабана человеком и хищниками нередко становится причиной исчезновения его на обширных территориях, и особенно там, где оно действует на фоне глубокого снежного покрова (Насимович, 1955).

Только этим и можно объяснить многовековое отсутствие кабана в лесных экосистемах Средней России, исторически густо заселенной людьми. До середины XX столетия северная граница ареала кабана оставалась оттесненной далёко к югу: до побережья Каспия, до Северного Кавказа, до Западной Двины (Гептнер и др., 1961),, то есть в места с наиболее благоприятными условиями жизни.

Последующее расширение области распространения европейского кабана, начавшееся в 40-х годах, было связано с некоторым ослаблением преследования зверя в годы второй мировой войны, а затем - с совершенствованием системы ведения охотничьего дела и в частности с переходом на разведение кабана в охотничьих угодьях. Охрана кабана, подкормка а тяжелую зимнюю пору и истребление естественного врага - волка сопровождались подъемом численности населения диких свиней и интенсивным расселением их в зоне смешанных лесов Русской равнины (Иванов, 1955; Линг, 1958; Барабаш-Никифоров, Дьяков, 1966, и др). Ускорению заселения кабана в области смешанных лесов Русской равнины способствовало широкое искусственное расселение кабана в десятках охотничьих хозяйств Подмосковья. Сюда привозили кабанов, отловленных в разных частях ареала - от Дальнего Востока до Белоруссии, в результате чего в центре России сформировалась многочисленная гибридная популяция (Фадеев, 1964; Павлов и др., 1974).

Рост численности кабана в угодьях охотничьих обществ Прибалтики и Средней России способствовал дальнейшему продвижению зверя к северу и на северо-восток. В конце 70-х годов кабан уже интенсивно осваивал экосистемы южной и средней европейской тайги (Данилов, 1974; Фадеев, 1974; Русаков, Тимофеева, 1984). При этом в Архангельской области наиболее интенсивно шло расселение кабанов в полосе припойменных лесов Северной Двины и Онеги - в экосистемах, наиболее сильно измененных хозяйственной деятельностью людей.

Наиболее северные места встреч следов кабанов на учетных маршрутах зимой 1980 г. были отмечены в бассейне Онеги - около 63° с. ш. (Онежский лесхоз). Одновременно имело место проникновение кабанов и в наиболее глубокоснежный район Восточной Европы - Средний Урал. Первые сообщения о встречах кабанов в юго-западной части Коми АССР относятся к весне 1979 г. (сообщение В. В. Кузнецова). В 1980 г. во время учетов зверей по следам кабаны были встречены в бассейне Вычегды - Микуньское лесничество (сообщение И. И. Панина) и в Усть-Куломском районе (сообщение С. М. Попова).

Судя по всему, кабаны проникли в Коми АССР со стороны Архангельской области - из бассейна Северной Двины и из Кировской области по пойменным лесам р. Летка (Камско-Вятский бассейн). М. Павлов и Б. Зарубин (1982) сообщают, что кабаны пережили в Вятских лесах ряд суровых снежных зим, когда температура воздуха опускалась до -40 °С, а снежный покров превышал метровую отметку.

На западных склонах Среднего Урала (Пермская область) самое северное поселение кабанов в 1980 г. отмечено в 35- 40 км восточнее Соликамска (сообщение Г. П. Пестова). Из 127 поселений кабанов, учтенных тогда в Пермской области (в бассейне Камы), около 40 % были приурочены к сельскохозяйственным угодьям, остальные - к припойменным лесам.

По данным Борискина Г. Ф. (1982), в последние годы кабаны заходят в западные районы Свердловской и Челябинской областей с территории Башкирии.

О неустойчивости положения северной границы ареала кабана в Восточной Европе свидетельствуют материалы зимнего учета, проведенного в 1981 г., когда крайние встречи следов диких свиней отмечены южнее, чем год назад (Кузякин, 1984).

Таким образом, современная северная граница области распространения европейского кабана проходит в зоне средне и северо-таежных лесов Русской равнины.

Сведения об экологии кабана в этом регионе, накопленные за последние четыре десятилетия, в корне меняют прежние представления о якобы неспособности кабана жить в лесной области к северу от Оки, бытовавшие до 60-х годов (Формозов, 1946; Юргенсон, 1964, и др.).

Было замечено, что перед фронтом расширявшегося ареала первоначально появлялись одиночки и небольшие группы кабанов, в основном самцы 3-4-летнего возраста (Данилов и др., 1973; Русаков, Тимофеева 1984, и др.), представляющие нетерриториальную часть популяции, которым принадлежит роль первопроходцев (Наумов, 1971). При этом наблюдалась частая гибель пришельцев в новых местообитаниях, а последующая вспышка размножения наступала через разные промежутки времени - в зависимости от широты местности. Сравнение динамики численности населения кабана за первые 10-12 лет после появления их в новых районах позволяет видеть, что промежуток времени от появления первых особей до подъема численности занимает: в лесостепной зоне - от 3 до 5 лет, в зоне смешанных лесов - 5-7 лет, в таежной зоне - 9-10 лет.

Необходимо отметить, что формирование населения кабана в европейской части страны на последнем этапе популяционного развития происходило в условиях антропогенного ландшафта. Этому региону свойственна высокая степень мозаичности угодий - сочетание сравнительно небольших лесов с полями и лугами, соседство местообитания зверя с поселками и агропромышленными комплексами, а также рассеченность их автомобильными и железными дорогами. Как следствие этого, местообитания кабана насыщены здесь звуками и запахами антропогенного происхождения, часты встречи зверя с людьми, домашними животными, транспортными средствами.

В охотничьих хозяйствах, где подкормку животным развозят на тракторах и автомобилях, наблюдается положительная реакция кабанов на звук мотора - они выходят на подкормочные площадки, едва от них отъезжают люди.

Посещение подмосковных лесов большим числом людей ради сбора ягод и грибов, сопровождающееся мирными контактами, способствовало привыканию кабанов к запаху и виду человека. Обычной нормой в поведении зверя стала способность затаивания в высокой траве или ельниках, откуда они спокойно наблюдают за людьми и не убегают, если только люди не наталкиваются на них (Фадеев, 1981).

Благодаря потере страха перед людьми кабаны постоянно живут в лесах, окружающих крупные города, в том числе такие, как Москва. Стали обычными заходы кабанов в города (Орел, Киев, Москва и др.). В отличие от косуль, заходы которых в населенные пункты кончаются гибелью, кабаны способны укрываться там в декоративных и парковых лесонасаждениях, в садах и уходить невредимыми.

Близкое соседство посадок картофеля, овса, гороха и других культур привлекает стада кабанов, и они нередко причиняют значительный ущерб колхозам и совхозам. Наиболее часто в этом повинны компании молодых "нетерриториальных" животных. Во избежание потрав иногда становится необходимым принятие экстренных мер - отпугивание или отстрел, а иногда даже и ограждение поля электросторожем.

Нередки случаи, когда зимой скирды необмолоченных зернобобовых и бурты картофеля, оставленные в полях, поедаются кабанами.

Этот синантропизм диких свиней успешно используют для управления поведением стад животных. Кормовые поля в глубине местообитаний и подкормочные площадки на лесных полянах, создаваемые охотничьими предприятиями, удерживают кабанов в пределах границ хозяйства, вдали от полей, облегчают отстрел, повышают упитанность животных и их способность к созданию многочисленного потомства.

В зимнее время охотничьи хозяйства России, Латвии, Литвы и других республик силами егерской службы и членов обществ охотников-любителей регулярно подкармливают кабанов, охраняют их от волков и браконьеров.

Все это способствует поддержанию высоких темпов размножения кабанов и роста численности их населения в европейской части страны. За время с 1964 по 1981 г. численность кабана возросла в 4,3 раза (Климова, 1985), а общая весенняя численность в регионе определяется охотоведами в 250 тыс, особей (Дежкин, 1983).

В отличие от восточноевропейской части ареала, зауральская область претерпела заметные изменения лишь в начале первой половины XX столетия. Еще в начале нашего века среднеазиатский подвид кабана заселял обширные пространства равнин и гор Средней Азии, Казахстана и Западной Сибири, причем северная граница в Прииртышье доходила до озера Мангут (Шухов, 1950), до Тюменской области (Бакланов, 1980), он был многочислен и в районе озер Чаны и Кургальджино.

Позднее - к 30-м годам нашего века северная граница кабана в этой части СССР отступила к югу до линии Астрахань - Гурьев - Аральск - Балхаш - Зыряновск (Гептнер и др., 1961). Главной причиной депрессии популяции кабана был неумеренный промысел, усилившийся в период хозяйственного освоения региона, строительства дорог и промышленных предприятий. А. А. Слудский (1956) указывал, что для удовлетворения потребностей в питании тогда проводились массовые заготовки мяса кабана. Об их размерах свидетельствуют следующие примеры: в 1923-1924 гг. только в низовьях р. Или было заготовлено 9 тыс. кабанов; в 1928-1929 гг. по Казахстану было заготовлено более 20 тыс. шкур кабана, в 1930 г.- 7 тыс.

таблица 1Известно, что во время стихийного мясозаготовительного промысла изымаются, как правило, наиболее крупные особи - воспроизводственное ядро популяции, что в корне подрывает ее способности к интенсивному размножению и вызывает многолетние депрессии.

Во второй половине XX столетия, после некоторого упорядочения промысла, отмечалось восстановление и рост численности среднеазиатского кабана. Участились встречи кабанов в степных ленточных борах между Семипалатинском и Барнаулом - в густонаселенном районе Алтайского края (Кузнецов, 1948; Егоров, 1950).

А. А. Слудский и В. А. Фадеев (1975) отмечали, что за период в 20 лет, примерно с 1955 г., ареал кабана в Казахстане увеличился в 3 раза. По имеющимся в литературе сведениям, северная окраина ареала кабана в конце 70-х годов уже проходила по территории Кустанайской, Джезказганской, Семипалатинской и Восточно-Казахстанской областей (Капитонов, 1975? Ли, 1977). В 1979-1980 гг. кабаны вновь стали появляться в южной части Тюменской области (Бакланов, 1980), однако общая численность зверя в регионе, по официальным сведениям, была еще очень низкой - определялась лишь в 42,5 тыс. особей (табл. 1).

Несомненно, что это сильно заниженные данные, поскольку охотничьи предприятия там контролируют лишь небольшую территорию, в то время как обширные пространства степей, песков и гор - около 60-70 % территории, составляющие государственный охотничий резервный фонд, слабо контролируются и охраняются. Г. И. Ишунин (1980) указывает, что только численность кабана в Узбекистане составляет более 70 тыс. особей. По мнению М. Лавова (1980), главным фактором, сдерживающим рост численности кабана, служит волк. Не умаляя важности задачи борьбы с волком, нам представляется не менее важной задачей - задача совершенствования организации охотничьей отрасли в регионе, а на первых порах хотя бы улучшения охраны угодий и усиление борьбы с браконьерами. Распространенная там добыча кабанов облавой со сворами собак ведет к истреблению поросят, а также преимущественному изъятию взрослых свиней.

Возможности повышения продуктивности популяции среднеазиатского кабана очень большие. Только в Казахстане при организации интенсивного охотничьего производства имеется возможность ежегодно добывать 20-30 тыс. животных (Слудский, Фадеев, 1975).

таблица 2Далее к востоку, в Предбайкалье и Забайкалье - в Сибирской южно-таежной области, встречается сибирский (забайкальский) кабан - самая мелкая форма обыкновенного кабана из живущих в пределах СССР. В тех условиях кабан осваивает наиболее укрытые и кормные стации - кедрачи и кедровые стланики, богатые разнотравьем степные участки южных склонов гор - убуры. В годы неурожая кедра главным кормом оказывается ветошь трав, луковицы и корневища растений, а также полевки и их зимние запасы корма. Периодически, в особо суровые зимы и годы неурожаев кормов там происходит массовая гибель кабанов (1950, 1955, 1960 гг.), после которых население зверя восстанавливается очень медленно (Смирнов, 1978). В последнее время наблюдается рост численности и расширение ареала сибирского кабана в районе Байкала. Кабан встречается на юге Красноярского края - на территории Саяно-Шушенского заповедника (Завацкий, Гущин, 1980). В Байкальском заповеднике, после массовой гибели кабанов в зиму 1971/72 г., они снова стали встречаться в долине реки Темник, а также в Баргузинской котловине, на Витимском плато и по всему побережью Байкала - по склонам, обращенным к озеру (Субботин, 1975). По сообщению А. Александрова (личное сообщение), в 1985 г. кабаны были встречены в 100 км южнее г. Тынды. Кабан широко встречается в Бурятии и Читинской области, причем до ее крайней северной части (Гейц, 1975), откуда он в благоприятные годы заходит в Южную Якутию - в поймы рек Олекмы и Алдана (табл. 2). Северо-восточная окраина ареала обыкновенного кабана в Евразии находится на территории Амурской области, Хабаровского и Приморского краев - лежит в бассейне Амура и Уссури. Там водится наиболее крупная форма дикой свиньи - уссурийский подвид, отдельные особи которого достигают 300 кг (Бромлей, 1964).

Северная граница ареала уссурийского кабана представлена его поселениями, встречающимися в припойменных лесах левых притоков Амура - Зеи, Селемджи, Бурей, Амгуни и других рек.

Благополучие популяции уссурийского кабана в значительной степени зависит от плодоношения кедра и монгольского дуба, а в годы неурожая желудей и орехов наблюдается массовая гибель кабанов и снижение численности. Особенно страдают кабаны в годы, когда неурожай желудей и орехов совпадает с многоснежной зимой и зверю оказываются недоступными и травянистые корма, особенно зимний хвощ, часто выручающий кабана в голодные годы. Такие зимы встречаются на Дальнем Востоке в среднем раз в 8- 10 лет. Они губят не только молодых, но и часть взрослых зверей.

Осеннее поголовье уссурийского кабана в последние годы составляет 24- 28 тыс. особей. Как указывают Г. Бромлей и С. Кучеренко (1983), на состояние популяции уссурийского подвида кабана оказывают негативное влияние крупномасштабные лесоразработки в крае, а также широко распространенное на Дальнем Востоке браконьерство, при котором выбивают в основном крупных особей - производительную часть стада. При этом отдельные, промысловики, добывают до 80-90 кабанов. Все это становится возможным в условиях слабого охотничьего надзора, экстенсивного метода ведения отрасли и наличия в руках браконьеров нарезного оружия - винтовок и карабинов.

таблица 3Кроме того, на популяцию уссурийского кабана в последнее время усилилось влияние крупных хищников, ставших многочисленными. Ежегодно добычей тигра становятся до 4,5 тыс. кабанов, медведей, волков и рысей - около 1 тыс. (Лавоз, 1980; Метельский, 1980; Швец, 1980; Николаев, 1985).

Доля официального отстрела уссурийского кабана в Хабаровском крае определяется в 4 %, в Амурской области - 6-7, в Приморском крае - около 7 %. При плане отстрела на 1982 г. 2290 кабанов там было добыто лишь 1600, в то время как браконьерский отстрел соперничает с официальным (Бромлей, Кучеренко, 1983). Главными мерами упорядочения эксплуатации ресурсов кабана Ю. Хоменко (1975) называет усиление борьбы с браконьерами и крупными хищниками.

Общая численность кабана в пределах СССР к началу 70-х годов оценивалась в 0,8-1,0 млн. особей. Тогда основным районом сосредоточения большей части ресурсов вида были республики Средней Азии и Казахстана. Предполагалось, что в Европейской России обитает около 80 тыс. кабанов, а в угодьях Прибалтийских республик, Украины, Грузии и Азербайджана - не более 100 тыс. (Сыроечковский, Рогачева, 1975).

В конце 70-х годов, когда население диких животных стали определять по данным зимних учетов - по состоянию перед размножением, численность кабана в СССР определяли в 348,5 тыс. особей (Висящее, 1978), из которых на долю Казахстана и республик Средней Азии отводилось лишь 11-12 % общего количества, в то же время доля населения кабанов европейской части страны составляла 71 % от общего количества. Вместе с этим изменилось отношение к кабану, которого ранее считали исчезающим под натиском урбанизации (Шиллингер, 1928). Наряду с лосем кабан стал одним из важнейших объектов зимней спортивной охоты в лесах Русской равнины. В условиях интенсивного охотничьего производства общества охотников и рыболовов Прибалтийского региона успешно реализуют проблему многоотраслевого использования лесных площадей (табл. 3)

Очень успешно, продуктивно разводят кабанов многие хозяйства обществ охотников и рыболовов центральных областей России. Так, например, в Московской области ежегодно отстреливают более 2 тыс. кабанов, в Псковской области - более 1,5 тыс., в Ярославской - более 1 тыс. В то же время в ряде соседних областей кабан систематически недопромышляется: в Ленинградской области отстреливают не более 4 % от общей численности, в Вологодской - 7, в Костромской - 6, Смоленской - 6 % (Сицко, 1981). Систематический недопромысел ведет к перенаселению угодий, потравам урожаев в полях, к вспышкам заболеваний и массовой гибели кабанов. В конечном итоге недопромысел приводит к неоправданным потерям ценной охотничьей продукции.

Особенно неудовлетворительно выглядят результаты организации разведения кабанов в Среднеазиатских республиках. По Узбекистану отстрел кабана составляет 1 % от общего поголовья, в Таджикистане - 1, в Киргизии - 7,9 % (Висящев, 1978). В то же время там широко распространен неучтенный, неорганизованный, браконьерский промысел.

Восстановление ареала кабана в европейской части страны - важный практический вклад охотничьей отрасли в решение проблемы охраны природы и умножения ресурсов биосферы.

Современная северная окраина ареала кабана в Евразии лежит в ландшафтно-климатической области, где устойчивость популяции животного может обеспечиваться лишь биотехническими приемами, ослабляющими действие факторов, вызывающих смертность.

Одновременно должна решаться задача управления ресурсами кабана, принципы которого хорошо известны. Это прежде всего достижение максимального эффекта разведения путем оставления на зиму минимального числа взрослых зверей маточного стада и части "ремонтного" молодняка, которым должны обеспечиваться благоприятные условия зимовки.

Промышляемой частью популяции должны быть преимущественно поросята и подсвинки (около 90 % от всех добытых) и около 10 % взрослых при среднегодичном приросте стада в 30-40 % (Фадеев, 1970, 1973; Иванова, Овсюкова, 1976; Русаков, Тимофеева, 1984, и др.).

Известно также, что высокие нормы изъятия молодняка создают предпосылки для более полной реализации потенциала размножения животных.

Е. Фадеев, старший научный сотрудник кафедры зоологии МГУ

"Охота и охотничье хозяйство № 1,2 - 1987 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100