Калининградский охотничий клуб


На волков в долине Кабарги


Степная охота на волков очень интересна и увлекательна, но имеет определенные трудности. В степи, с ее пересеченной местностью, чтобы взять этого умного и хитрого зверя, требуется большая выдержка, немалая физическая подготовка и виртуозное охотничье мастерство.

степные волкиРечка Кабарга берет свое начало на полупустынной равнине с небольшими возвышенностями, в нескольких десятках километров от зерносовхоза им. Козлова Кустанайской области. Петляя по солончаковой степи, она несет в своем русле горько-соленую воду, абсолютно непригодную для питья. Стада сайгаков и другие звери все же приспособились к соленой воде. Протекая с севера на юг, Кабарга впадает в такую же, местами пересыхающую речку Улькаяк, которая теряется в песках Тургайской степи. В этих местах не один раз бывал мой спутник по охоте Николай Никитович Горгуленко. Он приезжал сюда в конце апреля отыскивать волчьи логова.

В июле волчата покидают свое логово, но держатся от него на небольшом расстоянии. Волчица начинает брать на охоту некоторых из них, остальные поджидают в зарослях ивняка. В это время волки, особенно пары, держатся в степи, выбирая место далеко от жилья человека, ведут себя очень осторожно. Днем волчица находится на возвышенном месте недалеко от логова, откуда наблюдает за окрестностями. При приближении охотника старается отвести его в сторону или переместить волчат в безопасное место. Бывают случаи, когда появляется в этом районе случайный пришелец из другой стаи или волк-одиночка. Тогда происходят жестокие волчьи драки, и незваный гость покидает чужие места покусанным, изодранным негостеприимными хозяевами.

Во время охоты я ежедневно вел дневник. Вот эти записи.

3 июля. Мы прибыли на речку Кабаргу. Кругом стада сайгаков, которые, не испытывая страха при виде приближающейся машины, стараются перебежать перед ней дорогу. Николай Никитович выбрал участок для охоты. Сказал, что машину надо замаскировать, так как волки наверняка уже ведут за нами наблюдение. Поэтому сейчас требуется особая осторожность и предусмотрительность. Он предложил заехать в низину с густой высокой травой. Мы накинули на машину чехол под цвет окружающей растительности, и мой спутник рассказал любопытную историю.

Года два назад в этих местах охотился он со своим сыном Юрием и еще одним приятелем. После безнадежных поисков волчьего логова, уставшие, вернулись они на место стоянки и начали готовить обед. "ГАЗ-69" стоял от места приготовления обеда в десяти метрах. На его крыше лежало оружие охотников. Лишь ружье сына было неподалеку. Вдруг они увидели крупного волка, который быстро приближался. С губ его свисала пена. Кто-то из охотников сказал: "Волк", - но подняться и взять оружие не смог. Какое-то оцепенение охватило всех. И лишь в последний момент Юрий схватил ружье и выстрелил в голову зверю. При падении волк свалил кастрюлю с готовившимся обедом и паяльную лампу. Долго не могли прийти в себя от неожиданности. Потом начали не очень весело шутить, подсмеиваясь над нерешительностью друг друга.

Солнце стояло еще высоко над горизонтом, а желание встретиться с хищником не давало долго засиживаться. Взяли ружья и направились к месту, откуда должен был начаться гон зверя.

На этот раз Николай Никитович посоветовал занять место там, где речка делала поворот. Он предупредил, что поднятый взрослый волк долго по зарослям не идет, боится засады. Он старается быстрее выбраться на берег, чтобы понять, откуда грозит опасность. Я стал там, где был хороший обзор и маскировка. В этом месте не было растительности, отлогий берег переходил в крутой высокий обрыв, с которого можно было увидеть окрестности на много километров вокруг.

Волк выбежал из зарослей раньше, чем я мог предположить, и оказался на расстоянии вне ружейного выстрела. Больше в этот день поднять хищника не удалось. Мы же были довольны тем, что произошла встреча. Серые здесь обитают!

Мы разошлись по речке в разные стороны, чтобы определить места нахождения зверей. Волчьи следы, видневшиеся на мокром песке и иле, говорили о том, что волки бывают здесь в разное время. Некоторые следы были совсем свежие; в одном месте я обнаружил растерзанного сайгака.

Во второй половине дня, по нашему предположению, волки должны находиться в зарослях по берегам речки, прячась от горячих лучей солнца. Как правило, лежку они устраивают около самой воды, от которой веет прохладой. Мы тщательно проверили несколько участков, но зверя не обнаружили. В этот день мы прочесали не менее 15 км по берегам Кабарги. Силы были на исходе, так как жара стояла невыносимая. К вечеру небо стали затягивать тучи; с карканьем кружили вороны, низко над землей носились ласточки. Все говорило о надвигающемся дожде.

5 июля. Утро было прекрасное. После дождя воздух свеж, мы - бодры.

После завтрака снова началась трудная, но интересная работа. На новых участках начали попадаться свежие следы взрослых волков, а на одном увидели следы молодняка. Кругом в зарослях ивняка виднелись лежки. Трава вокруг была истоптана, проделаны тропы. Валялись обглоданные кости животных.

Николай Никитович, жестом подозвав меня, тихо сказал: "Здесь должен быть выводок и старики. Становись на номер. Я начну гон". В этом месте Кабарга делает очередной изгиб. В начале поворота на моем берегу заросли заканчивались и переходили на противоположную сторону. Подо мной был крутой обрывистый берег, с которого открывался отличный обзор. На раздумье времени не было. Я лег над берегом в ковыль и сразу же услышал звуки гона. Не знаю, сколько прошло времени, но я услыхал несколько возгласов Николая Никитовича. Как на ладони был виден мчавшийся на меня матерый зверь, но он резко повернул направо и скрылся за поворотом берега с небольшим обрывом. Я встал на ноги и увидел в 50 м от себя волчью голову, которая быстро двигалась. Волк старался определить степень опасности, которая грозила его семейству. Я выстрелил (стрелял навскидку). Картечь подняла полоску пыли перед целью, голова исчезла. Второго выстрела сделать не успел.

Я пробежал за обрыв к месту исчезновения волка, но его там уже не было. Понял, что сделал промах. Волк увидел меня и поменял направление движения. На открытом берегу мне хорошо было видно все вокруг, но и волк заметил меня.

Как правило, из-под загона молодняк выходит из зарослей ближе к воде или старается перебраться на другую сторону речки, лишь бы скрыться от преследования. Поэтому сразу после неудачи с матерым я быстро спустился с кручи и стал за кустом, из-за которого хорошо просматривалась вторая половина берега до самой воды. Слабый шорох оторвал от раздумья: почти около воды показалась голова молодого волка. Молниеносная вскидка ружья - и зверь, перевернутый зарядом картечи, оказался в воде. Через короткий промежуток времени волчата стали выходить один за другим почти по одному и тому же лазу, каждый раз прячась, с большой осторожностью высовывая голову из зарослей. Пять выстрелов - и такое же количество хищников плавало в воде. Вот и Николай Никитович смотрит на меня. Он слышал мои шесть выстрелов. Я молча показал рукой на трофеи. "Старики были?" - "Ушел старик, - ответил я. "Не старик, а старуха, - поправил он.- Где стрелял в волчицу?" Я рассказал все подробно. "В засаде нужно было сидеть за кустом ивняка, откуда стрелял волчат, тогда бы мамаша не плодила больше серых разбойников". - "Да, действительно, она прошла на махах в 30 метрах, подставляя левый бок под выстрел". - "Будем здесь ночевать, - сказал Николай Никитович,- на сегодня хватит, и так наделали большой переполох. Оставшиеся волки ушли теперь далеко. Много времени потребуется, чтобы их догнать".

6 июля. Николай Никитович предложил проехать вдоль Кабарги километров 10 и начать прочесывать заросли по речушке. Дорог вдоль Кабарги нет. Все время движемся по бездорожью в 400 метрах от берега. Николай Никитович говорит, что пора останавливаться и начинать работу. Поднимает к глазам бинокль и вдруг: "Волк!" Я в свой стараюсь рассмотреть зверя. Между кустами чилиги. Мой спутник говорит, что по всем признакам волчица. Значит, где-то в зарослях выводок, она охраняет его покой. "Надо ее отпугнуть от речки, - говорит Николай Никитович, - иначе уведет выводок в безопасное место". Решаем, что я иду к волчице, а Николай Никитович наблюдает за ее поведением. Он должен определить место выводка. Большой опыт волчатника не подвел его и на этот раз. Николай Никитович обнаружил четырех волчат, беззаботно играющих на берегу. Когда я подошел, план охоты был уже готов.

Мы ползли не поднимая головы. Но когда до цели оставалось немного, волчат на месте не оказалось. Они обнаружили нас и исчезли в зарослях. Опять неудача. "Ну, если будем охотиться без ошибок,- заметил мой спутник,- на свете ничего живого не останется". Быстро приблизились к зарослям. Я стал на номер ближе к воде, Николай Никитович начал гнать зверя. Один волчонок сразу вышел на меня. Другие три не выходили. Вышел из зарослей Николай Никитович, развел руками и сказал, что нужно было немного повременить, дать им успокоиться, а мы сразу начали гон - вот они и затаились. Ближе к выходу на берег я услышал слабый шорох и увидел мелькавшую спину волчонка. Выстрелил. Показалось, что сделал промах. Кинулся выше по склону, чтобы посмотреть, где трофей. В это время левую ногу пронзила жгучая боль - подвернул. Мой спутник поднял из травы волчонка, спина которого прошита картечью. Пытаюсь встать на ноги. "Доохотился", - говорит Николай Никитович, забирает волчонка и идет к машине. А я начинаю делать массаж, отрываю от рубашки рукав и туго перебинтовываю на ноге место, где особо чувствуется боль. Николай Никитович вернулся, чтобы оказать помощь, но я, опираясь на ружье, кое-как доковылял до машины. Более половины ночи массировал ногу, натирал ее спиртом и только под утро заснул.

7 июля. Проснулся, когда солнце было уже высоко. Не слышал, как ушел мой наставник в засаду на волчью тропу, где звери переходят речку. Я вынул бинокль и стал наблюдать за местностью. Кругом виднелись стада сайгаков, однообразная полупустынная растительность.

Николай Никитович почему-то не возвращался, хотя было около семи часов вечера. Я стал беспокоиться: не случилось ли с ним что-нибудь? Решил потихоньку добраться до речки и вести наблюдения за берегом, где возможно появление волков. Место засады выбрал около большого куста ивняка. Солнце касалось горизонта. Вдруг раздался нежный волчий вой. Ему отозвался грубый, басистый. Он был ближе ко мне, но хищников рассмотреть я не мог, так как находился слишком низко в овраге. Пришлось выбраться и лечь над берегом в ковыль, который полностью скрывал меня. Через некоторое время волчья песня повторилась. Я поднял бинокль и увидел на противоположном берегу волчицу с одним волчонком, который ласкался к ней. Второго волчонка не было.

Но вот появились еще два волка, немного ниже ростом, чем волчица. Почти одновременно поднялся сам хозяин стаи. Он был больших размеров, цвет его шкуры сливался с золотистым ковылем. Уверенной походкой он направился к своему семейству. Волчья стая в 5 голов! Некоторое время они стояли головами друг к другу, как бы произнося приветствия, но вдруг повернули головы в мою сторону и стали как вкопанные. Я старался не шевелить бинокль, но звери его заметили и почувствовали опасность. Один из молодых волков исчез в траве и появился на расстоянии не более 150 м от меня, Сначала из травы поднялись уши, потом верхняя часть головы. Наши взгляды встретились. Волк как появился, так и исчез. Через некоторое время оказался в стае, которая тихим шагом направилась в сторону от Кабарги, стараясь уйти от незнакомого опасного предмета. С большим трудом добрался я до машины. Николай Никитович с аппетитом ужинал. Он стал рассказывать, что день прошел неудачно, зверя не видел. Когда я рассказал о встрече со стаей, он перестал есть, долго смотрел в сторону, откуда я пришел. Решили завтра прочесать заросли, откуда волки выходили на берег.

8 июля. Ночью разыгрался сильный ветер. Звери начинают прятаться в зарослях только с наступлением жары. Поэтому лишь в 12 часов решили сделать большой обход мест, где вчера отдыхала волчья стая. Чтобы не подшуметь, перешли речку немного выше и сделали заход километра на 2 ниже места, где, по нашему предположению, должны отдыхать волки. Николай Никитович шел первым, я отставал: болела нога. Но вот и место, откуда надо начинать поиск зверя. Сильный ветер пригибал макушки чилиги. Николай Никитович перешел на правый берег речки, я остался на левом. Сегодня решили применить новый метод охоты. В этом поможет нам ветер. Шли очень медленно, параллельно друг другу, обследуя каждый подозрительный куст, где мог лежать хищник. Вижу, как Николай Никитович резко поднимает ружье и медленно опускает. Ко мне бежит волк, как натянутая струна, прижимаясь к земле, старясь выскочить на берег. Расстояние 25-30 м. Хорошо просматривается зверь. Молниеносная вскидка, выстрел. Волк покатился к воде.

9 июля. Утром переехали на новый участок, ниже по Кабарге. Во второй половине дня начали прочесывать новые места. Здесь речка стала полноводней, а заросли - реже. Скоро будет видно пастбище, где зимуют отары овец и лошадей.

Николай Никитович рассказывает, как года два назад охотился он здесь зимой на волков. В 7 км от этой зимовки у него был скрадок. Делал его целую неделю. Сначала выкопал квадратную яму, внутри утеплил сухой травой. Сверху скрадок напоминал копну перегнившего сена. Даже в мороз в нем было тепло. Бойницы были закрыты рамками со стеклом, что давало хорошую видимость в сторону привады.

"В конце декабря мы со знакомым казахом Ахметом, - рассказывал он, - встретились в зимовке. Он сказал, что завез приваду, но не дождался меня и из скрадка убил двух волков. Утром я поехал посмотреть скрадок. Вокруг него было множество вольчих следов, почти вся привада съедена, валялись только обгрызенные кости. Пришлось на следующий день снова завозить туши погибших животных. Первую ночь волки не пришли. А днем, в бинокль, я видел, что сороки кружились около моего сооружения. Через день утром верхом поехал проверить приваду. Много свежих следов, но привада не тронута зверями. В следующую ночь волки обязательно начнут есть приваду. В 5 часов вечера я уже был в скрадке. Ахмет забрал мою лошадь и уехал. Около полуночи два силуэта показались около привады, я услышал рычание хищников, в бойницу через стекло слабо просматривались их очертания, хотя расстояние было не более 30 метров. Тихонько отодвинул стекло, стволы ружья легли по направлению хищников. Хорошо прицелившись, сделал дуплет. В темноте ничего не понял, но волков около привады не стало. Утром, подойдя к месту, где вчера волки терзали туши баранов, я увидел истоптанное место, прыжки в сторону, глубокий след на снегу. В 200 м нашел первого волка. Второй волк ушел. Прожил я на этой зимовке 10 дней и добыл семь волков".

11 июля. Поиск зверя начали в истоке Кабарги. Николай Никитович говорит, что в этих местах зимой очень много волков, которые приходят из-за песчаных барханов с юга-востока. Волчьи стаи врываются в табуны лошадей или отары овец - наносят большой вред животноводству. Весной они питаются сусликами, сурками, а когда появляются сайгаки, они становятся основной добычей хищников.

Под вечер снова начинаем охоту. Когда пересекали один из оврагов, Николай Никитович увидел волка, который скрылся в степи. Через некоторое время - второго, а потом и третьего. Видимо, мы подняли волков шумом машины. "Видишь, - говорит Николай Никитович, - волки здесь есть, только надо уметь их взять". Заезжаем в один из оврагов на ночевку.

12 июля. После завтрака начинаем прочесывать заросли по оврагам, где вчера видели зверей. Находим кости, тушу недоеденного сайгака, есть свежие следы на песке. Волков обнаружить не можем. Николай Никитович говорит, что волки ушли вниз по речке или ведут за ними наблюдение из кустов чилиги в степи.

13 июля. После завтрака переезжаем на новое место, чтобы снова попытать счастья на берегах Кабарги. Старый метод был более удачным. Жара заставляет зверя прятаться в зарослях около воды. В степи же можно взять волка только гоном с автомашины, но степь в пойме реки не позволяет устраивать погоню. Прочесываем километр за километром - волка не видно.

волчицаПосле обеда Николай Никитович идет проверить овраг. Вернулся он, когда солнце скрылось за горизонтом. Он рассказал, что шел низом. Кое-где попадались лужицы соленой воды. В зарослях обнаружил свежие следы, которые были отчетливо видны на сыром песке. На одном из участком из высокой травы показалась волчья голова. Увидев его, волчица стала медленно опускать голову. Выстрелил навскидку немного ниже цели. Как могло случиться, что волчица подпустила его на такое близкое расстояние? Видимо, шел он против ветра очень медленно, без шума, а волчица в это время спала или, затаившись, ждала приближения сайгаков. Вот и состоялась встреча.

14 июля. Во время завтрака увидели волка после ночной охоты. Николай Никитович предположил, что волк бежит на лежку к речке. Он несколько раз останавливался, смотрел в нашу сторону, но направление свое не менял. "Что будем делать?" - спрашиваю. Мой спутник молчит, не торопится с ответом, потом говорит: "Будем обследовать заросли по берегу. Убитая волчица должна иметь потомство. Где-то недалеко должен находиться выводок, а по пути, может, прихватим и этого серого". Он показывает рукой туда, где скрылся волк.

Идем по прямой на некотором расстоянии от берега, чтобы не спугнуть зверя. Подходим к развалинам. Несколько десятков лет тому назад здесь жили скотоводы, а теперь в этих местах мы ищем волчье племя. Прочесываем несколько участков. Николай Никитович обнаружил следы молодняка, значит, выводок здесь. За время нашей охоты у меня появился небольшой опыт выбора места для засады. Становлюсь на номер. Мой наставник начинает гон. Обследовали заросли, но волчата не вышли. Переходим на другое место, снова жду хищников. Тихий треск в кустарниках. Вот и появляется первый! Выстрел. Через некоторое время на открытом месте появляется второй. Вскидка ружья. Вижу, приближается Николай Никитович, но звери больше не выходят.

16 июля. Николай Никитович ушел на разведку еще затемно. Предупредил, чтобы я не отлучался от машины. Добавил, что волки тоже наблюдают за нами. Автомашина стояла в овраге, и обнаружить ее можно было лишь на близком расстоянии. Движение же по степи насторожило бы хитрого зверя.

Вернулся он к вечеру и рассказал: "Волки на этот раз умнее нас. К оврагам не подходят, а лежат в степи в чилиге. Нам их не взять. Но все же испытаем и здесь свое счастье. Нашел в овраге источник с пресной водой. Около него сделаем засаду. Другого подходящего места нет". Когда стемнело, мы двинулись на место. Шли низом оврага, чтобы не выдать своего присутствия. Это расстояние надо было преодолеть без лишнего шума. Наконец, пришли. Вокруг источника растут густые заросли ивняка. Николай Никитович днем обнаружил здесь много свежих волчьих следов. Садимся, выбрав углубление, заросшее чилигой. Отражение луны и звезд на воде создает приличную видимость для стрельбы по зверю. Спим по очереди. Засада на волков не оправдала себя. В 11 часов дня мы направились к машине. "Где волки?" - спрашиваю я Николая Никитовича. "Здесь, - отвечает он, - но они тоже в засаде, ведут наблюдение за нами. Где-нибудь лежат в чилиге и смотрят, как мы устраиваем на них охоту". Завтра утром домой. Одиннадцать добытых волков - это совсем неплохо, это большая стая, которая зимой натворила бы много бед.

И. Тимошин

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1984 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100