Калининградский охотничий клуб


Бесцеремонные нахлебники


Общеизвестно, что медведи в тех местах, где их не преследуют, теряют страх перед человеком и подчас становятся бесцеремонными и назойливыми нахлебниками. Ситуация особенно усугубляется в регионах с неустойчивой кормовой базой. Автор этой статьи, работая в Баргузинском заповеднике, имел возможность наблюдать начиная с 1964 г., как постепенно изменялись взаимоотношения медведя и человека.

агрессия медведейНужно сказать, что в первые десятилетия существования заповедника (а он был учрежден в 1916 г.), к медведю в Подлеморье относились как к конкуренту соболя и даже пытались регулировать его численность. В дальнейшем охота на медведя была запрещена, однако в период с 1964 по 1970 г. почти ежегодно в гольцах или подгольцовье отстреливали одного зверя. С 1971 г. и до настоящего времени медведи, как и все животные заповедника, подлежат строгой охране. В исключительных случаях отстреливают лишь особей, представляющих опасность для человека. Таким образом, в Подлеморье уже длительное время медведи не только не встречают в лице человека опасного врага но, напротив, тяготеют к человеческому жилью как к месту, где можно найти легкодоступный корм.

Последние два года значительно участились встречи медведей на побережье Байкала. Причем они отмечаются на всем побережье заповедника с момента пробуждения и до залегания. Если в обычные годы медведи концентрируются у Байкала только в мае - июне, в период массового вылета байкальских ручейников, а в июле уходят вверх по долинам рек, то сейчас немало зверей остается на берегу до зимы.

Связано это прежде всего с участившимися случаями гибели нерп от какого-то неизвестного заболевания. Больные нерпы отмечаются у берегов заповедника примерно с сентября 1987 г. Медведи поедают ослабевших ластоногих или выброшенные на берег прибоем туши павших животных. В последнее время такие случаи стали обычными. Так, в начале августа к югу от пос. Давше мы насчитали на трехкилометровом участке четыре места, где медведи летом 1988 г. питались нерпой. В конце июля 1988 г. сотрудники заповедника, проезжавшие по Байкалу на лодке, видели, как медведица вплавь тащила тушу нерпы к берегу, где ее драли медвежата. Появление людей спугнуло медведицу. Она бросила добычу и скрылась в лесу, а три медвежонка забрались на деревья (И. Н. Старостин, устное сообщение). Заболевание, которому подвержены нерпы, для медведей, вероятно, неопасно. Во всяком случае больных и павших зверей мы не находили. Осенью 1987 г. не было хорошего урожая кедровых семян и ягод. И все же "шатуны" в заповеднике не отмечались. Можно предположить, что туши павших нерп послужили тем дополнительным источником корма, который спас от гибели голодавших медведей. Есть основания полагать, что немалую роль сыграло мясо нерп в жизни медведей и летом 1988 г.

Летом и осенью 1987 г. наблюдалось довольно много случаев грабежа зимовий медведями. Так, в долине реки Таркулик было не менее четырех таких погромов. В зависимости от ситуации зверь либо открывал дверь лапой, либо выламывал ее вместе с дверной коробкой. В одном случае медведь прокусил пластмассовую канистру с соляром, и все содержимое вытекло на пол. Нужно сказать, что запах нефтепродуктов не отпугивает зверя. Неоднократно посещали медведи зимовья и в долине реки Давше. Особого внимания всегда удостаиваются два зимовья на давшинских покосах. Эти зимовья часто посещаются людьми, поэтому здесь чаще могут оказаться отбросы и запасы продуктов. В последнее время медведи заходят сюда практически ежегодно по нескольку раз в течение активного сезона. В августе 1987 г. зверь не только выломал дверь в избе, но и перевернул тяжелую железную печь, выложенную изнутри кирпичом, перегрыз лиственничный столб 16 см толщиной, на котором был сооружен лабаз, и разграбил его. Последствия погромов бывают очень разнообразными. Здесь, видимо, большую роль играет индивидуальный опыт и осведомленность зверя.

Мясные и рыбные продукты все медведи уничтожают в первую очередь, но далеко не все трогают запечатанные консервы. Некоторые прокусывают банки с тушенкой и сгущенным молоком. Медведь кромсает зубами железные банки, но содержимое не всегда может извлечь полностью. Хлеб и сухари поедают большинство медведей, но бывают и исключения. Также далеко не все звери съедают крупы и макаронные изделия. По нашим наблюдениям, сырая крупа (пшено, например), не переваривается в желудке медведя и проходит через кишечник в целом виде. Зато сваренную для собак кашу с добавлением рыбы или жиров звери едят очень охотно. Сахар медведи поедают, но не всегда.

Орнитологический стационар в верховье реки Давше и ключа Малого стал местом постоянного паломничества медведей. Здесь всегда были какие-то возможности найти съестное, и некоторые звери не упускали любой удобный момент, чтобы разграбить лабаз или проверить зимовье и палатку. Наиболее назойлива в этом отношении была одна медведица, которая в течение двух сезонов со своим семейством из двух медвежат не давала покоя орнитологам. Медведей пытались отпугивать разными способами. Применяли даже взрывпакеты. Но все это если иногда и помогало, то лишь на короткое время. Звери наглели все больше. Молодые набирались опыта у своей матери. В конце концов они стали проявлять признаки агрессивности и пришлось применить оружие.

На Северном кордоне с 28 по 31 июля 1987 г. медведи несколько раз пытались разрушить коптилку с рыбой. Летом 1988 г. здесь наблюдалось примерно такое же положение. Причем нередко к усадьбе подходили одновременно два медведя. В конце концов одного из них, наиболее крупного и агрессивного зверя, пришлось застрелить. Это был уже немолодой, отлично упитанный самец. Жир зверя имел запах ворвани. По-видимому, медведь питался нерпичьим мясом. В его желудке была зеленая трава и мясо нерпы (А. А. Ананин, устное сообщение). Сходная ситуация последние годы отмечается и на Южном кордоне, где 3 мая 1988 г. медведь изорвал сиденье на вездеходе "Буран". Жить в условиях постоянных визитов крупных хищников непросто и небезопасно. Всегда нужно быть начеку, чтобы не дать возможности зверю перейти к прямой агрессии. Усиленно посещают медведи и центральную усадьбу заповедника - пос. Давше. 23 октября 1987 г. небольшой медведь вечером в отсутствие хозяев залез в дом на окраине поселка и уничтожил продукты. Вернувшиеся хозяева вспугнули зверя, и он убежал. Вскоре налет повторился. По-видимому, этот же медведь залезал и в зимовье, стоящее неподалеку на берегу Байкала.

Летом 1988 г. в пос. Давше прикормилась двухлетняя медведица. Весьма характерным было то, как изменялось с течением времени ее поведение. Если в первые дни она обходила окраины поселка только поздно вечером и ночью, то через несколько недель ее стали регулярно встречать еще засветло. Так, в одном случае два временных рабочих увидели ее на берегу Байкала примерно в полутора километрах к северу от поселка. Зверь не торопясь шел в нескольких десятках метров впереди людей до самого поселка. Эта медведица с каждым днем все чаще стала устраивать грабежи. Так, однажды ночью она съела макароны, оставленные туристами рядом с палаткой, в которой они ночевали. Затем произошел целый ряд подобных случаев вблизи пос. Давше, и в частности на метеостанции. Со временем зверь даже стал ложиться отдыхать поблизости от домов. Например, рядом с метеостанцией. На домашних животных этот медведь не нападал. Правда, был один случай, когда он пытался забраться в свинарник, но его отогнали шумом и криками. Трудно сказать, что привлекло зверя в данном случае - запах корма или возможность задавить поросенка. Все усилия, предпринимаемые к тому, чтобы отогнать медведицу от поселка, ни к чему не привели. Если в первое время она спасалась от собак, влезая на деревья, то позднее, когда ее выгоняли из одного двора, она немного погодя заходила в другой. В итоге зверя пришлось застрелить.

Помимо этого молодого медведя рядом с поселком встречался другой, более крупный и более осторожный. Его видели значительно реже. Крайне интересны два случая необычного поведения медведей, наблюдаемые работником Баргузинского заповедника О. П. Романенко (устное сообщение). Поздно вечером 26 июля 1987 г. Романенко, сидя на бетонированной стене, укрепляющей устье р. Давше, играл на аккордеоне. Рядом на песке лежал его пес, восточно-европейская овчарка. Неожиданно собака залаяла и бросилась вперед. Романенко увидел, что к нему приближается довольно крупный медведь. Пытаясь отпугнуть зверя, Романенко несколько раз сильно растянул меха инструмента. Однако реакция зверя была неожиданной. Вместо того, чтобы убежать, медведь, не обращая внимания на собаку, стал приближаться. Положение становилось критическим. На окрики зверь не реагировал. Пес настороженно наблюдал за медведем, но на него не бросался. С криком: "На!", Романенко сунул аккордеон к морде зверя. Медведь понюхал инструмент и тотчас ушел, а собака кинулась вслед за ним. Примерно через год, 30 июля 1988 г., поздно вечером примерно в том же месте Романенко шел по берегу Байкала, играя на аккордеоне. Овчарка, следовавшая за ним, с лаем кинулась в кусты за каким-то крупным зверем. По-видимому, это был медведь. Зверь убежал. Вскоре из кустов показался медведь и, не обращая внимания на лай, не торопясь, стал подходить к человеку. Приблизившись вплотную, он царапнул лапой по аккордеону, но от громкого окрика тотчас же отскочил и убежал, а собака с лаем погналась за ним. Нельзя сказать определенно - были ли это два разных медведя или же один и тот же. Логичнее всего предположить, что столь необычное поведение зверя вызвано звучанием музыкального инструмента, чем-то напоминающим вздохи и рычание животного.

Несмотря на то что отдельных, наиболее нахальных медведей отстреливают, обстановка в заповеднике не только не облегчается, но, пожалуй, даже усложняется. В конце августа 1988 г. медведи разграбили два балагана на покосах. Любопытно, что если из первого зверь вытащил наружу мешочки с крупой, но не порвал их, то во втором картина была удручающей. Повсюду валялись изодранные мешочки из-под крупы, спальные мешки, посуда, а рис был рассыпан на площади около 10 м2. Здесь же валялась литровая банка с топленым маслом, полиэтиленовую крышку с которой зверь сорвать не догадался. В августе приходил медведь и на покосные зимовья, интересовался консервными банками на помойке, унес хлеб с чердака, но в зимовье войти не решился, видимо, из-за присутствия человека.

В этот же период у нас произошли две не совсем обычные встречи с медведями на маршрутах. 27 августа, когда автор статьи вдвоем с О. Романенко отправился на отлов соболей, в 4 км от пос. Давше собака облаяла небольшого медведя. Зверь тут же бросился на собаку, которая стала убегать по тропе в нашу сторону. Мы подняли шум и крик, стараясь отпугнуть медведя и приободрить собаку. Ситуация тотчас переменилась. Зверь кинулся прочь. Собака за ним. И уже через минуту медведь сидел высоко на кедре и ревел. Когда он попытался спуститься, мы снова подняли шум, и зверь опять залез повыше, не переставая реветь. Уходя, мы довольно долго слышали рявканье медведя. Судя по величине, зверь был на третьем году жизни.

30 августа на тропе в предгорьях Баргузинского хребта крупный медведь кинулся на облаявшую его собаку. Пес стал удирать в нашу сторону. В ответ на угрожающий шум и крики зверь резко свернул в сторону и убежал вверх по склону, сопровождаемый приободрившейся собакой.

Нужно сказать, что не всегда финал подобных встреч оказывается столь благополучным. Все зависит от индивидуальных особенностей медведя. При всем миролюбии большинства особей медведь всегда остается сильным и опасным хищником, поведение которого может оказаться непредсказуемым.

Е. Черникин

"Охота и охотничье хозяйство № 1 - 1989 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100