Калининградский охотничий клуб


На каком языке говорят охотники-собаководы?


На русском, - пожмет плечами читатель. Конечно, на русском. Но это язык людей, объединенных общим занятием, профессией, в своей устной и письменной речи они используют слова и словосочетания, понятные, как правило, только им. Эти слова носят название специальной лексики.

Специальная лексика охотников-собаководов - одно из интереснейших явлений нашего языка. Она имеет давнюю историю, полную дивных традиций. Образность, меткость, эмоциональная насыщенность ее слов способны придать особую поэтичность тексту, наполнить его целой гаммой смысловых оттенков, одухотворяя написанное. Специальная лексика охотничьей кинологии прошла удивительный "языковой" путь. Зарождение ее относится ко времени крепостного права, к существованию крупных комплектных охот, для обслуживания которых требовался огромный штат прислуги. Псари, ловчие, доезжачие, выжлятники - крепостные, приставленные к богатым барским охотам, - именно они были творцами языка, связанного с охотничьими собаками, т. е., по сути дела, язык этот зарождался как просторечный, "народный" язык "низкого стиля". Однако языковые различия исчезали во время охоты, и, преисполненные одной жгучей охотничьей страстью, слуга и господин говорили на одном языке и прекрасно понимали друг друга. Язык охотничьего собаководства с легкостью преодолевал барьеры сословных ограничений - его меткость и выразительность не могли не оценить образованные представители русского общества. И не только оценили, пользуясь им в устной речи, но и перенесли в произведения художественной литературы, сделав достоянием всего общества. Толстой, Тургенев, Аксаков, Некрасов, Бунин... Появилась целая плеяда так называемых охотничьих писателей. Эстафету использования специальной лексики охотничьего собаководства приняли советские писатели. Язык - это живой организм, вечно меняющийся и подвижный. Какие-то слова отживали свой век и оставались в прошлом, становясь достоянием истории, родилось много новых слов. Но основной костяк специального языка охотников-собаководов все же остался неизменным, и мы пользуемся этим словарным составом по сей день.

Чтобы понять, что же на сегодняшний день представляет собой специальная лексика охотничьей кинологии, мы обратились к анализу устной речи, научно-популярным изданиям последних десятилетий, журнально-публицистическому языку - ведь именно он наиболее живо реагирует на все изменения, происходящие в языковой сфере, и, словно зеркало, отражает ее современный облик. Каков же облик современной специальной лексики охотничьего собаководства? Как и всякая другая лексика, она объединяет людей, не просто занятых одним видом деятельности, а увлеченных, захваченных этой деятельностью - охотничьим собаководством. Состоит она из трех, довольно неоднозначных по количественному составу частей.

Первую часть составляют термины. Они не входят в общеупотребительную лексику. Точность и четкость - непременные условия их существования. Термин имеет единственное значение. Терминология охотничьего собаководства в отличие от других специальных лексик не является многочисленной и имеет как бы три источника формирования. Один - наиболее фундаментальный и незыблемый - это непосредственно та лексика, которая создавалась в прошлом. Давно уже стали терминами слова: паратость, перемолчка, вязкость, резвость, угонка, стойка и т. п. Активное пополнение терминологии охотничьего собаководства происходит за счет "родственных по духу" терминологий - биологии, генетики, этологии, ветеринарии, животноводства, зоотехнии.

Этот процесс начался в эпоху научно-технического прогресса. В ряды терминов охотничьего собаководства встали слова: наследственность, инбридинг, мутация, отбор и подбор, производитель, линейное разведение, экстраполяция, дегельминтизация, вакцинация и т. п. Развитие охотничьего собаководства повлекло за собой и появление новых терминов, которых не существовало раньше: бонитировка, комплексная оценка, классность, диплом за универсальность и др. Последние два источника и в дальнейшем будут наиболее плодотворно пополнять терминологию охотничьего собаководства.

Но... усомнится читатель, ведь вместо "резвый" можно сказать "быстрый", вместо "инбридинг" - "родственное разведение", "вакцинация" - "сделать прививку" и т. д. Дело в том, что у терминов могут быть дублеты - слова или словосочетания, одинаковые по смыслу с терминами, но относящиеся, как правило, к общеупотребительной лексике. Наличие таких "двойников" объясняется тем, что в процессе развития охотничьего собаководства появляется необходимость не только пользоваться новыми терминами, но и уточнять уже существующие.

Вторую часть специальной лексики составляют профессионализмы. Разница между термином и профессионализмом весьма ощутима: термин - это официально принятое в охотничьей кинологии название определенного понятия, а профессионализм - полуофициальное слово, распространенное среди собаководов и не являющееся строгим обозначением понятия. Кроме того, термин - слово "сухое", бесстрастное, всегда держащее "нейтралитет", профессионализм зачастую эмоционально "окрашен" (голосить, варом варит гон, мертвая хватка, оплясывать зверя). Профессионализмов в специальной лексике охотничьего собаководства - подавляющее большинство, именно они "господствуют" в этой лексике. К профессионализмам относятся разговоры "двойники" терминов (племенная работа - термин, вести породу; спаривание - термин, вязка, случка; шерстный покров - термин, рубашка), названия различных элементов работы собак (разменяться, верхочут, потянуть), их внешнего вида (переслежина, лапа в комке, спина с верхом), словесная характеристика условий погоды во время охоты (капель, шорстко, мертвая пороша), название животных объектов охоты (волк - переярок, прибылой, матерый; лисица - огневка, крестовка, чернобурка; заяц - листопадник, настовик, мартовик) и др. И если термин дает сущность понятий, то профессионализм зачастую "обрисует" и внешность предметов: колено (форма охотничьего рога), прут (хвост пойнтера), уши конем (о борзой).

Профессионализмы - самая выразительная и образная часть специальной лексики охотничьего собаководства. Эта особая образность оттого, что многие из профессионализмов являются метафорами. Например, если сравнить глаза борзой с вальдшнепиными - выпуклыми, большими, блестящими, это и будет метафора. Именно на использовании метафор строится, как правило, поэтическая речь. Вот на чем базируется непреходящая ценность языка охотничьего собаководства и неугасающий интерес к нему со стороны писателей и поэтов. Как еще, если не поэтической метафорой, можно назвать слова: багряный, в румянах (окрас гончей), половый в серебре (окрас борзой), подняла голову (о лайке, начавшей пользоваться верхним чутьем), волчий поскок; челночить (искать - о легавой). Профессионализмы охотничьего собаководства имеют еще одну притягательную сторону: многие из них несут "заряд" экспрессии, т. е. отношения говорящего к тому, о чем он говорит. Отношение это может быть самым различным: пренебрежительным, жалостливым, ироничным, уважительным... "Сиротливая", - говорят о робкой, трусливой собаке. "Копотливой" назовут собаку, которая долго "копается" в следах. "Пустобрех", - махнет пренебрежительно рукой охотник. А вот о работоспособной и выносливой собаке скажут: "нестомчивая". Умеет хорошо ловить зверя борзая - "поимистая". Умных опытных гончих охотники уважительно зовут "мастера". Сами слова, без пояснений,- уже поэзия. Поэзия умная, тонкая, глубокая. И очень радостная, жизнеутверждающая. Разве мог равнодушный человек придумать слова: с заливом, музыкальный (о голосах гончих), крутить зверя (о лайке), полевой досуг (рабочие качества собак), жадность к зверю.

И к третьей части специальной лексики относятся так называемые профессионально-жаргонные слова. Это просторечные, бытовые слова, они как бы стилистически "снижены" и представляют собой обиходные дублеты терминов и профессионализмов. Например, спороть птицу (вместо профессионализма "столкнуть птицу"), перо вставлено (вместо "хвост посажен высоко"), многовато губы (вместо "сырые губы"). Будучи совершенно неофициальными, профессиональные жаргонизмы используются, как правило, в устной речи и характеризуют что-либо на основании или приблизительного внешнего сходства или весьма отдаленных ассоциаций. Зачастую экспертам на выставках приходится судить "компот" - большое количество пород, представленных небольшим количеством собак. Заболоченные влажные низины называют "потными". А о щенке, которого владелец кобеля-отца берет из помета, иначе как об "алиментном" и не говорят.

Иногда жаргонизм, дублирующий профессионализм или термин, меняет свое "обличье" - "укорачивается" в разговорной речи, и в результате этого может приобрести эмоционально-оценочную характеристику. После экстерьерного ринга на вопрос: "Ну что?" - один собаковод тягостно отвернется - "удочка" (усечение слова "удовлетворительно"), другой коротко и зло ответит: "хорек" (оценка "хорошо"), третий тоже сократит оценку своей собаки: "очхор". И только четвертый произнесет слово полностью: "отлично"! Мне ни разу не доводилось слышать, чтобы название этой оценки сокращали. "Трешкой" называют собаководы полевой диплом третьей степени. А вот собака с дипломом первой степени "величается" полностью: "перводипломник". Пусть длинное слово, зато как звучит! Эмоциональный настрой людей наглядно явствует из названий.

Безусловно, рассказать всего о специальной лексике охотничьего собаководства невозможно - это целый огромный мир. Но необходимость познать его очевидна.

М. Муромцева

"Охота и охотничье хозяйство № 6 - 1989 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100