Калининградский охотничий клуб


Медведь и кабан на овсе


В конце августа, когда созревает овес, на полях появляются медведи, а в последние годы и кабаны. Нередко на одном овсяном поле можно встретить следы и того, и другого зверя. Чтобы определить, кто из них кормился в этом месте, в первую очередь надо обратить внимание на характер потравы: кабан оставляет поле значительно менее помятым (после медведя остаются большие участки мятого, спутанного, но несъеденного овса), прокладывает более узкие тропы в посевах. На месте кормежки кабана остается так называемая "сечка" - шелуха от перетертых зерен овса. Найденный здесь же помет послужит еще одним косвенным показателем (Тараненко, 1985). Однако каждому доставит большое удовольствие понаблюдать за поведением этих животных непосредственно в естественной обстановке.

медведь на овсеНаши исследования проводились в течение трех сезонов (1983-1985) в августе - сентябре на Костромской таежной научно-опытной станции. Наблюдения вели с лабазов ежедневно с 18 час до глубоких сумерек. При этом мы соблюдали правила поведения на лабазе: при подходе к лабазу надо прямо идти через поле, ни в коем случае не по краю его, чтобы не спугнуть зверя; на лабазе исключить все резкие шумы и запахи; соблюдать элементарные меры предосторожности - слезая с лабаза, предупредить остальных наблюдателей свистом, предварительно условившись о времени прекращения наблюдения и встречи; уходить с поля надо не по краю его (чтобы не отрезать путь к отступлению вспугнутому зверю), периодически освещая дорогу фонарем; разговаривать можно, лишь уйдя подальше от поля, чтобы сохранить возможность повторного наблюдения. Соблюдение этих простых правил позволит узнать много интересного из жизни лесных обитателей.

За время наших исследований мы много раз наблюдали, как пасутся медведи и кабаны. Вот описание одной из встреч.

28 августа 1985 г. в безветренную пасмурную погоду в 20 час 36 мин на овсяное поле вышло пять кабанов - два взрослых и три молодых. Взрослые крупные животные ушли в глубь посевов, в то время как молодые остались кормиться по кромке. Через 8 мин в лесу метрах в 50- 60 от кабанов послышался треск сучьев. Крайний кабан насторожился - поднял голову, навострил уши, шумно втянул носом воздух. Другие животные продолжали спокойно есть. Через несколько секунд послышался повторный треск, и крайний кабан, резко развернувшись, бросился в противоположную от источника шума сторону. Волнение передалось всей группе животных, и они последовали за убегающим, а на поле вышел небольшой медведь. Постояв 8-10 сек на краю поля, прислушиваясь и принюхиваясь, он устремился в глубь посевов и стал жадно хватать овес. Через 6 мин в лесу раздался хруст сломанной ветки, метрах в 15 от места выхода медведя. Зверь повернулся в сторону шума, встал на задние лапы, поводил из стороны в сторону головой, но, не обнаружив ничего подозрительного, снова начал кормиться. Минуту спустя на поле вышла та же группа кабанов. Медведь, заметив пришельцев, опять поднялся на задние лапы. Самый крупный кабан направился к нему, в то время как остальные приступили к пастьбе, медленно двигаясь в противоположную от хищника сторону. Медведь, отбежав на 30-40 м, продолжил кормежку, но кабан, не останавливаясь, его преследовал. Так повторялось несколько раз, пока медведь не переместился на дальний участок поля, где и продолжал кормиться. Прогнав медведя, кабан вернулся к группе. Спустя 20 мин с этого же края поля вышел крупный медведь, при появлении которого кабаны стремительно скрылись в лесу. Медведь остался кормиться на поле.

Однако чаще встречи медведя и кабана носят более миролюбивый характер. Так, 4 сентября 1985 г. на свежескошенном овсяном поле метрах в 20-30 друг от друга кормились небольшой медведь и взрослый кабан, не обращая внимания друг на друга, хотя близкое расстояние и отсутствие овса позволяли им прекрасно видеть друг друга. Треск сучьев в лесу заставил кабана насторожиться и покинуть поле. В другом случае с этого же, но еще не скошенного поля кабан убежал с посевов сразу же после появления медведя. В 1983 г. мы видели, как кабаны покидали поле, услышав, почуяв или непосредственно встретившись с медведем. Следует отметить, что во всех случаях прямой агрессии медведя или попыток охоты на кабана не было.

Таким образом, встречи медведей и кабанов носят неоднозначный характер: звери либо не обращают внимания друг на друга и мирно пасутся рядом, либо одна из сторон изгоняет другую с поля. Агрессором может выступать как медведь, так и кабан. Однако чаще всего, судя по наблюдениям, приоритет остается за медведем, и кабаны бывают вынуждены покинуть поле.

М. Синицын, Н. Лебедева

"Охота и охотничье хозяйство № 9 - 1986 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100