Калининградский охотничий клуб


Трудный хлеб


Ходит по лесу осень, развешивает по кустам и травам хрустальные сети паутины, убирает в золото осинки и березки. Первые палые листья запестрели на влажных дорогах, на тихих потемневших водах речных заливов. Уже давно оставила родную рощу звонкоголосая иволга. Улетели ласточки. Их глубокие норы темнеют в опустевшем береговом обрыве. А вчера на глухой лесной плес за деревней Гуторово опустилась пара крохалей - пролетные гости с далекого севера. На другой день, когда я снова пришел на этот плес, крохали не улетели. Погода не торопила их на юг. Мое соседство их нисколько не смущало. Видать, мало имели они встреч с человеком. Не то что дикая утка. Редко по какой из них не палили из ружья.

слепая собакаИ вдруг совсем рядом из кустов: "Трах-бабах!.." Поперек реки побежали вспененные дробью одна за другой две дорожки.

Крохаль, что плыл первым, сверкнул белой подкладкой крыльев, торопливо снялся и полетел над рекой. Второй даже не вздрогнул. Он только почему-то окунул голову в воду, да так и поплыл вниз по течению.

В прибрежном ситнике захлюпала вода. Показалась вислоухая голова спаниеля с белой пролысиной на лбу. Собака на миг остановилась, повела носом и вошла в реку. Она плыла легко и быстро, почти наполовину высунувшись из воды.

Вскоре спаниель был уже на том месте, где только что гуляла пара крохалей. Но он не повернул за сносимой течением птицей, а, не меняя направления, зашлепал дальше.

- Чанг, назад! - послышался спокойный, даже ласковый голос.

Чанг встряхнул длинными лохматыми ушами, остановился, поводя носом, и круто повернул влево. Догнав птицу, спаниель схватил ее за крыло и, все так же высоко над водой неся голову, поплыл обратно. Течение немного снесло его. Он выбрался на берег рядом с моими удочками, положил птицу на песок и стал отряхиваться, обдав меня дождем холодных брызг.

- Вот невежа! Перестань!

Из кустов вышел хозяин собаки, грузный, круглолицый, с ежиком седых усов. Он одет в короткий стеганый ватник, на ногах высокие болотные сапоги.

- Обрызгал? - сказал он, подбирая птицу.

- Ничего! - вытирая платком лицо, ответил я. - Хорошая добыча! Редкая.

- А я, знаете, не особенно уважаю крохаля, - возразил охотник. Он приподнял за шею птицу, разглядывая рану на голове.

Я воспользовался случаем, чтобы рассмотреть крохаля. Он - в черном сюртюке, белой рубашке. Зелено-черная голова заканчивалась острым копьеобразным клювом. Величиной он был с хорошую крякву, только длиннее и уже ее.

- Птица с виду ладная. Но мясо невкусное, рыбой отдает,- пояснил охотник, присаживаясь и устало кряхтя. Собака легла рядом.- Набегались мы с тобой, Чанг. Давай-ка, дружище, посидим, отдохнем.

Чанг одобрительно замахал обрубком хвоста.

- Новичок, наверно? - кивнул я на собаку. - Обучается?

- Уже, можно сказать, старик. Пятый год. Золотая собака. - Хозяин ласково провел ладонью по черному шелковистому жилету спаниеля.- Без нее половину добычи потеряешь. Упадет битая утка в самую топь - как ее достанешь? Облизнешься и пойдешь не солоно хлебавши. Или взять подранка. В такую глубь забьется, что днем с огнем не найдешь. А Чанг быстро свое дело сработает: и подранка схватит, и битую из топи вынесет. У вас, кажется, клюет. Вон на той, где пробковый поплавок.

Я подсек. Леса натянулась. В глубине тускло блеснул бок рыбы. Потом леса вдруг провисла, и я вытащил пустой крючок.

- Сошла, - сочувственно прищелкнул языком охотник. - Жалко. У вас, значит, тоже охота... А я больше с ружьем. Люблю походить. Да вот хотя бы сегодняшний случай взять. Унесло бы крохаля течением, застрял бы где-нибудь в кустах. А Чанг, пожалуйста, слазил и достал.

- А отчего он вначале не хотел брать птицу? - поинтересовался я.

- Хотеть-то он хотел, да со следа сбился. Это бывает.

- Ну что вы! - удивился я. - Какой же может быть след на воде? Да и зачем след, когда птицу и так видать?

- Э, батенька! Да ведь если бы у Чанга глаза были. Он у меня слепой.

- Слепой!.. Я даже весь повернулся от изумления. - Совершенно слепой? Да не может быть!..

Я пристально и недоверчиво посмотрел на Чанга. Он лежал, положив морду на мохнатые белые лапы в черных пестринках. В его глазах не было ничего странного. Светло-карие, внимательные, умные глаза опытной охотничьей собаки.

- Не верите? - усмехнулся хозяин. - Давайте продемонстрирую. - Он достал из ягдташа ломоть хлеба, отщипнул от него кусочек. Спаниель насторожился, оживленно задвигал влажным, точно резиновым, носом и уставился на хлеб.

- Чанг, лови! - крикнул хозяин и подбросил высоко вверх корочку хлеба.

Но Чанг не встрепенулся, не запрыгал, как это обычно делают собаки при виде летящей подачки, он спокойно стоял, вопрошающе глядя на хозяина. И только когда корочка упала шагах в пяти от него, он тряхнул своими мохнатыми ушами и побежал на звук упавшего хлеба.

- Видели? - спросил охотник, бросая собаке весь ломоть. - Хлеб уже летит, а он об этом не подозревает, ждет, когда я брошу.

Этот простой опыт почти убедил меня. Но оставалось непостижимым все поведение собаки. До этого она вела себя совершенно так же, как обыкновенная, зрячая, ничем не выказывая свою слепоту.

- Вы давеча заметили, что Чанг было промахнулся, плывя за убитой птицей?

- Да, заметил. Только принял это за баловство новичка.

- Нет. Это он со следа сбился. На минутку порвалась ниточка птичьего запаха, которая вела Чанга к добыче. Но Чанг молодчина! Быстро нашелся.

Спаниель благодарно чиркнул по песку обрубком хвоста, понял, что его похвалили. А может, в добром голосе хозяина почуял к себе ласку. Я с уважением посмотрел на Чанга.

- Ну как же он ослеп?

- Сам не знаю, - покачал головой хозяин. - Может, таким и родился. Как узнаешь, что он слепой? Вы вот до сих пор не можете с этим согласиться. Ведь он совсем не похож на слепого. Ни обо что не спотыкается, с собаками, как и все, бегает, играет. Убежит от меня далеко - свистну, и он прямехонько мчит обратно. И по дичи промаху не делает. Ни одной утки не потерял. А главное - глаза: такие умные, понимающие! Разве подумаешь, что эти глаза совершенно ничего не видят? Я-то и сам узнал о его слепоте случайно, вот так же бросив ему хлеб. Сначала не верил, а потом, со временем, убедился.

У меня опять клюнуло. На этот раз я благополучно вытащил крупную плотвицу. Снимая ее с крючка, я неосторожно спросил:

- А не лучше ли вам завести другую собаку?

- А эту куда? - нахмурился охотник. - Пристрелить? Сдать на воротник? Да я, батенька мой, за него двух зрячих не возьму. Как-никак, пять лет вместе. Он свой хлеб честно зарабатывает. Трудный хлеб, но честный. Пойдем, Чанг. Бывайте здоровы!

Охотник вскинул на плечо ягдташ, двустволку и зашагал напрямик в чащу леса. Чанг бодро вскочил и побежал за хозяином. Он уверенно продирался через заросли, тычась мордой в лозу и повизгивая от нетерпения. Я долго глядел ему вслед и теперь уже не жалел убитую птицу.

Е. Носов

"Охота и охотничье хозяйство № 4 - 1982 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100