Калининградский охотничий клуб


Снежные козы скачут по небоскребам


Представьте себе, что вы поднимаетесь на лифте мимо бесчисленных этажей Нью-Йоркского небоскреба на самый верх. Вылезаете на крышу и тут вдруг обнаруживаете, что по кровельным желобам, зубцам и выступам "Вулворт билдинга", "Эмпайр Стейт билдинга" и других окрест-лежащих гигантских высотных домов Манхеттена скачут какие-то белые существа. При ближайшем рассмотрении они оказываются козами, причем совершенно неправдоподобными козами, расхаживающими по карнизам, стоящими на водосточных трубах, карабкающимися по уступам стен или безмятежно взирающими с какого-нибудь подоконника вниз, в стометровую пропасть нью-йоркских улиц...

Снежные козыВот именно такое волнующее впечатление испытываешь, наблюдая в бинокль за этими бородатыми "альпинистами" на обвешанных облаками вертикальных вершинах Роки Маунтин. Так или примерно так говорил об этом знаменитый американский биолог Эрнест Сетон-Томпсон, книги которого я, будучи мальчишкой, буквально заглатывал, когда их удавалось достать. И дальше: "В один прекрасный День матушка-природа задумала создать такое существо, которое может счастливо жить на необитаемых скалистых башнях, венчающих величественные "кафедральные соборы" Роки Маунтин. В качестве сырья она выбрала какое-то копытное, обитающее на равнине, снабдила его бесстрашным сердцем, железными нервами, стальными жилами и одеждой из самой теплой шерсти, перемежающейся для прочности с длинной, грубой щетиной. Затем она отбеливала свою новую игрушку. До тех пор, пока та не сделалась снежно-белой, и приказала ей отправляться на обетованную землю, которую никто у нее никогда не сможет оспорить...".

Североамериканские снежные козы не только бесстрашные, они вовсе никакие не козы, несмотря на то, что очень на них похожи как внешне, так и своим поведением. Но плечевой пояс и шея у них значительно мощней, а рога гораздо короче и не завиты спиралью, как у многих коз. Они, скорей, сродни горалам и серау (азиатским горным антилопам) и нашим европейским сернам, несмотря на то, что внешне с ними совсем не схожи. Кроме того, снежные козы, пожалуй, единственные копытные на свете, которые самым настоящим образом усаживаются на свой зад, да еще при этом держат корпус в вертикальном положении, так, что передние ноги свободно свисают вдоль живота: ни дать, ни взять собачка, которая "служит". Когда снежная коза, сидя в такой позе, с важностью оглядывает окрестности, она до смешного напоминает профессора, смотрящего поверх сползших на нос очков.

Как же билось у меня сердце, когда мне впервые в жизни довелось увидеть на воле этих знаменитых животных, о которых я прочел так много волнующих историй! Притом должен сказать, что в национальном парке Банфф, расположенном в канадских горах реки Маунтин, увидеть их не составило особого труда. Достаточно было подняться на машине по серпантину асфальтированной дороги, ведущей виражами вверх через эту "СуперШвейцарию", выйти в обозначенном указателем месте и подойти к перилам, огораживающим край отвесного склона, как они уже и предстали моему взору. В бинокль их прекрасно можно было разглядеть: они мирно паслись несколькими уступами ниже. Словно белоснежные барашки на зеленой лужайке, свежевыстиранные перед стрижкой... А я-то ожидал, что потребуется несколько дней бесплодного ожидания, пока удастся хитроумным образом к ним подкрасться, чтобы мельком увидеть это чудо где-то на головокружительной высоте утесов...

В действительности все выглядит совсем иначе. Не то, чтобы снежных коз расплодилось уж очень много на земле - этого нет. Всего каких-нибудь 1200 в США (в двух национальных парках северных штатов Монтана и Вашингтон) и, может быть, еще пара тысяч на их настоящей родине, в горах Роки Маунтин, в Канаде. Но места обитания отдельных стад известны, животные не кочуют далеко по горам, а держатся неделями, даже месяцами, а часто и круглый год в одних и тех же местах, обычно где-то чуть выше границы леса. Там у них в общем-то нет врагов, в особенности зимой, когда все остальные животные стараются убежать из этой снежной пустоши, Зимой копыта и рога снежных коз приобретают иссиня-черный цвет, в то время как летом они кажутся серовато-белыми. Иной раз на ослепляюще белом фоне снегов не видно козы, одни лишь темные точки глаз, черная черточка губ, четыре черных копыта и два рога. Как им удается выживать зимой среди обледенелых утесов в снежные метели, этого никто не знает, потому что ни один человек еще не отважился в такую пору проникнуть в горы для наблюдения за ними.

Однако известно, что эти отважные скалолазы отнюдь не прыгают меж скал с проворством и ловкостью белок на деревьях. Нет, наоборот, они 'шествуют неторопливо, я бы сказал, с важностью и достоинством, тщательно выбирая дорогу, как самые настоящие альпинисты. Следуя за ними в гору, даже человеку было бы нетрудно их нагнать. Ни разу еще не наблюдалось, чтобы застигнутое врасплох стадо снежных коз испуганно бросилось в рассыпную, удирая, что есть мочи, как это делают антилопы на равнине. Но зато их можно внезапно обнаружить в таких местах (на отвесной стене или выступе скалы), что даже трудно представить, как существо с четырьмя ногами и без крыльев могло туда забраться. Чаще всего в подобных случаях их принимают за кучку снега.

Снежная коза обычно не совершает больших прыжков вверх: редко прыгает выше одного-полутора метров. Зато вниз козы, не раздумывая, прыгнут на семь или восемь метров, каким бы отвесным ни был обрыв, причем благополучно приземлятся на самый малюсенький уступ скалы, даже если он затянут льдом. В. Сеймур, мэр Сиэттла, оказался однажды свидетелем совершенно виртуозного трюка, проделанного снежной козой. Опасаясь, что ему потом не поверят, он заставил четырех своих спутников расписаться под следующим документом:

"Прошлым августом мы заметили снежную козу, с трудом карабкающуюся вверх по совершенно отвесному скалистому обрыву Литтл Биг Чив. На одном абсолютно непреодолимом участке я невольно крикнул: "Куда ты лезешь, идиотка, не осилишь ведь?!" Но коза все же решилась. Местами ей приходилось подпрыгивать на всю длину своего корпуса, чтобы достичь следующего уступа. Но вот она попыталась достать в прыжке уже совсем недоступного выступа: передними ногами едва коснулась края карниза, однако удержаться на нем, чтобы подтянуть весь корпус, не смогла. Мы уже подумали: ну, конец козе, теперь разобьется в лепешку. Но не тут-то было. Коза всеми четырьмя ногами оттолкнулась от скалы, проделала в воздухе настоящий кульбит и уверенно приземлилась на том уступе, с которого прыгала".

Если снежные козы на первый взгляд и напоминают всего лишь безобидных пушистых козочек, то сердца у них - отнюдь не козьи, а львиные. Чарль Чепман, известный зверолов, пытался как-то вместе с одним провожатым отловить пару снежных козлят для зоопарка Бронкса в Нью-Йорке. Для того, чтобы незаметно подкрасться к козам, они решили накрыться шкурами снежных коз, голову прикрыть белыми носовыми платками и на четвереньках подползти к пасущимся животным. Они наметили себе козу с козленочком, которые паслись на таком месте, где снег сполз с почвы. Между прочим, в подобных случаях вовсе не обязательно подходить тихо, не создавая шума. Многие люди даже утверждают, что снежные козы бывают временами глухи. И правда, нередко у мертвых снежных коз уши до самого внутреннего уха бывают плотно забиты насосавшимися крови иксодовыми клещами. В одном слуховом проходе порой можно обнаружить до двадцати клещей - не удивительно, что животные от этого плохо слышат. В описываемом же случае коза, как только поняла, что к ней подкрадываются, нагнула голову и двинулась на непрошеных гостей. Поскольку об острых рогах снежных коз идет дурная слава, то этим двоим ничего не оставалось делать, как вскочить и ретироваться. Но тогда коза только и заметила, с кем имеет дело, и сама поспешно кинулась бежать в противоположном направлении, прыгая через препятствия, которые казались совершенно непреодолимыми. Козленок же был еще не в состоянии последовать за ней, и звероловам удалось без труда поймать его.

Но случалось и так, что стычка со снежной козой заканчивалась для обидчиков плохо. В конце прошлого столетия, когда снежные козы еще не находились под охраной на всем американском континенте, как сегодня, Е. А. Миллс описал случай, происшедший в местности, где сейчас создан национальный парк Глейшер. Два охотника с собаками загнали старого снежного козла в тупик, на самый край ледового поля. Козел вскочил на крутой выступ скалы, нависший над гладкой отвесной стеной. Он ждал возможности удрать, сделал пару бесплодных попыток, но собаки с остервенелым лаем окружили его со всех сторон. Тогда козел кинулся на одну их них и нанизал ее на свои острые рога, словно на вилку. Затем последовало второе быстрое движение головой, и собака, взлетев на воздух, полетела в пропасть. С неимоверной быстротой козел убил таким образом трех собак, а четвертую столкнул с уступа. Остальные собаки предпочли отступить. А козел повернулся и степенно пошел по карнизу и мельчайшим выступам с таким спокойным и безразличным видом, словно все происшедшее не произвело на него никакого впечатления...

Очень редко можно встретить снежных коз во время пересечения ими долин. Один фермер из Форт Стиля, в Британской Колумбии, по имени Артур Фенвик, как-то заметил снежного козла, решительно пересекавшего долину: "Но старый вождь индейцев Изадоре, лагерь которого располагался неподалеку, заметил его еще раньше. С двумя другими индейцами и целой сворой собак он вознамерился с помощью лассо отловить козла живьем. В погоне участвовало три лошади и пятнадцать псов. Спустя короткое время одна из индейских женщин заметила, что в поле творится что-то неладное, схватила ружье и побежала туда, где происходила дикая свалка. Один из индейцев, схватив ружье, действительно застрелил снежного козла, но... все собаки к этому моменту были уже либо убиты, либо покалечены. Лишь с огромным трудом индейцам удалось избежать того, чтобы лошади их не оказались распороты страшными острыми рогами".

Что же касается высокогорья, то там снежным козам практически никто не страшен, разве что только пумы - эти горные львы. Чтобы орлы на них нападали - плохо верится. Наверное, это такое же ошибочное утверждение, как то, что наши альпийские орлы утаскивают ягнят и молодых косуль. Ведь как те орлы, так и наши охотно подбирают падаль, и поэтому остатки костей и шкур снежных козлят или детенышей косуль еще не служат доказательством того, что орлы сами же их и убивают. Насколько мне известно, отмечен всего один такой случай. Два зверолова отогнали снежную козу от ее козленка, и тот самостоятельно стал взбираться по почти отвесной каменной стене. Как только детеныш лишился защиты матери, на него спикировал неожиданно появившийся американский белоголовый орлан. В обычных условиях для снежной козы не составляет труда отбить своего детеныша у орла; чаще всего она поднимается в таких случаях на дыбы. Даже когда снежная коза попадает в тупик, то есть забирается в такое место, где ей на узком карнизе скалы уже не повернуть назад, она все равно еще находит выход из положения. Неоднократно уже наблюдали, как такая коза поднималась на задние ноги и, прижавшись спиной к стене, делала поворот на 180°.

По-настоящему снежные козы подвергаются опасности, лишь когда спускаются в долину или пересекают лес. В некоторых местностях их нередко можно встретить пасущимися на лугах горных долин. Они, безусловно, бывают вынуждены время от времени пересекать равнины и леса, чтобы попасть с одного горного кряжа на другой или для розыска солонцов. Именно здесь-то на них и нападают медведи-гризли, волки, росомахи или крупные горные койоты. Но снежные козы умеют защищаться! Во всяком случае, если они и погибнут в такой схватке, то и противнику придется плохо. Рога снежных козлов хотя и небольшие - каких-нибудь четверть метра или 25-30 сантиметров в длину, - но необыкновенно острые и молниеносно разящие, как кинжал. Уже упомянутый Артур Фенвик нашел однажды крупную мертвую снежную козу, убитую явно медведем-гризли, о чем говорили не только натоптанные вокруг следы, но и то, что хребет у козы оказался переломанным.

- Я удивился, почему это медведь не утащил с собой козу и не зарыл ее, как он обычно делает, - рассказывает фермер. - И решил на всякий случай оглядеться вокруг. Вскоре я действительно нашел огромного гризли, мертвого и залитого кровью. Осмотрев его, я обнаружил, что снежная коза дважды пырнула его в область сердца. Медведю еще удалось ее прикончить, но, отойдя на несколько сот метров, он упал замертво.

Уже не раз находили хищников, погибших от удара острых рогов снежной козы - в сердце, легкие или брюхо. Так что снежным козам хищники не страшны. Скорей уже - лавины. Вот из-за них они погибают гораздо чаще.

Впрочем небезопасен для них и дождь. В зоопарках у коз обязательно должно быть какое-нибудь убежище от дождя, хотя бы крыша над головой, иначе их пушистый мех, словно губка, пропитывается водой и животное может погибнуть от воспаления легких. По всей вероятности, они на воле во время дождя прячутся под навесами скал или в пещерах. Их шерсть нежней, чем знаменитая кашмирская. Во время линьки в отдельных местностях можно собрать с кустов и острых выступов скал огромные пучки шерсти снежных коз весом иногда в несколько фунтов. Индейцы, населявшие северо-западное побережье Америки, в прежние времена собирали и пряли такую шерсть. Пряжу они окрашивали в разные яркие цвета и вязали вещи с узорами, которые сегодня сошли бы за "кубистские" или "футуристические", а на самом деле всегда изображали какое-нибудь тотемное животное.

Именно по таким вязаным шалям и шкурам первые путешественники - открыватели новых земель - впервые узнали о существовании этого высокогорного животного. Капитан Джеймс Кук во время своего кругосветного путешествия в 1778 году, достигнув Британской Колумбии, записал в вахтенном журнале, что туземцы приносили им "куски шкур белых медведей и целые шкурки белых медвежат". Но поскольку вокруг бухты Принца Вильгельма в радиусе 1500 километров нет никаких белых медведей, а снежных коз в горах в те времена было много, речь шла, по-видимому, именно об их мехе.

Александр Маккензи, знаменитое путешествие которого по реке, названной его именем, до самого ее впадения в Ледовитый океан я недавно повторил (следуя тем же курсом на самолете), писал о каких-то "белых буйволах", которых можно найти в горах, лежащих западнее реки. Я часами прочесывал на маленьком спортивном самолетике все ущелья Гор Ричардсона и ничего подобного там не нашел. Возможно, речь шла о снежном баране Даля, которого мне тоже удалось увидеть и даже снять, или опять же о снежных козах, которых тогда здесь было еще довольно много. Но лишь а 1811 году первому европейцу удалось увидеть живую снежную козу, добыть ее и описать. Звали его Александр Генри.

В 1860 году вошли в моду муфты и воротники из черно-белого меха африканских обезьян гвереца. Цены на шкуры этих животных - черные с белой спинкой - баснословно подскочили, и меховщики вскоре додумались подменять этот мех шкурами снежных коз, окрашивая их частично черный цвет. Тогда это чуть не привело к полному истреблению североамериканских "скалолазов". Сегодня снежные козы не только повсюду охраняются, но в 1923 году их даже удалось успешно акклиматизировать на острове Баранова, близ берегов Аляски, а в пятидесятых годах еще и на острове Кадьяк.

Остается только удивляться, что подобные высокогорные животные так хорошо приспосабливаются к условиям зоопарка. Так, в Нью-йоркском зоопарке один снежный козел прожил с 1900 по 1909 год и умер в десятилетнем возрасте. Но когда в мае 1963 года в зоопарке города Калгари, в Канаде, у снежной козы родился козленочек, это была своеобразная маленькая сенсация, потому что такого не случалось за все 35 лет содержания этих животных в неволе.

Снежные козыОдин из звероловов Нью-йоркского зоопарка рассказывает: "Особенных трудностей при перевозке маленьких снежных козлят у меня в общем-то не было.

Кормил я их примерно каждые три часа и днем и ночью. Проголодавшись, они начинали подпрыгивать возле меня или даже лазить по мне, если я лежал в постели, а спал я с ними в одном отделении. Только когда я оставлял их одних и ненадолго отлучался, они начинали проявлять беспокойство и всячески пытались выбраться из вагона. Но стоило мне накормить бедных маленьких сироток, как они все тесно прижимались к моим ногам и засыпали. Снова проголодавшись, они вскакивали и начинали стучать по мне передними копытцами. Думаю, что их матерям с ними тоже приходится не слишком сладко, но у тех ведь не бывает за один раз постольку козлят, сколько было у меня...".

Весит козленочек при рождении ровно 4 килограмма и спустя полчаса уже умеет бегать и прыгать. Живут ли снежные козы моногамно, парами, как некоторые утверждают, или стадно - пока еще неизвестно.

Позади рогов у козлов расположены особые железы, выделяющие маслянистое вещество, особенно обильное во время гона. Им они метят ветви кустарников или выступы скал, возможно для того, чтобы обозначить свой участок обитания. Детеныши у самок появляются раз в два года.

В национальном парке Банфф, где я наблюдал в тот раз за снежными козами в бинокль, некто Ж. Бревстер несколько десятков лет назад стал свидетелем того, как необычайные скалолазные способности изменили вдруг снежным козам. Охота на них тогда еще не была запрещена, и группа охотников преследовала стадо коз в испещренных расселинами скалистых горах. Спасаясь от преследования, козы стали спускаться по крутой отвесной стене, верхний край которой выдавался далеко вперед, так что охотники, стоя наверху, совершенно потеряли их из виду. Несолоно хлебавши компании4 пришлось спуститься к лагерю, разбитому в долине. Каково же было их удивление, когда, взглянув наверх, они обнаружили всех пятерых пропавших коз: они стояли, тесно прижавшись друг к другу на крохотной площадке, выступавшей из отвесной стены, над страшной, бездонной пропастью. С наступлением ночи козы все еще продолжали неподвижно стоять на том же месте. На другое утро охотники к немалому своему изумлению застали животных там же - они никуда не ушли. Не ушли они и в течение всего следующего дня. Бревстер и его товарищи поняли, что снежные козы как бы сами себя поймали в ловушку: они были не в состоянии ни спуститься вниз, ни вернуться назад.

Стадо состояло из двух взрослых особей и трех молодых. Ясно было, что старые животные шли впереди во время спуска, а теперь не могли развернуться, потому что неловкие молодые загораживали им дорогу. Таково было, во всяком случае, мнение наблюдателей.

Судьба "узников" так заинтересовала охотничью компанию, что они решили не уходить из лагеря, пока не узнают исхода этой трагической истории. И вот бедные козы стали слабеть и одна за другой сваливаться с карниза, разбиваясь на дне пропасти. Но момент падения охотникам удалось наблюдать только один раз, потому что падали козы незаметно, ночью. Последняя продержалась на роковом карнизе десять дней...

Б. Гржимек

"Охота и охотничье хозяйство № 12 - 1982 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100