Калининградский охотничий клуб


Дождь бормотал в березняке


Дождь заворчал сильнее. По всему редкому березняку вокруг меня ветви, листочки, травины и крылья папоротников зашевелились, запрыгали. Капли дружно взялись тюкать сверху, листья вздрагивали, и казалось, то здесь, то там с ветки вспорхнула птица, а вон другая - весь лес стал живым. Еще издали я заметил на опушке березовой гривы семью каких-то грибов. Непонятно было - не осиновики (шляпки явно светлее), но вроде и не подберезовики. Свернул, чтобы глянуть ближе... Нет, не подберезовики - вон какая мощная и гладкая, атласная ножка. Будто у... но ведь это на самом деле белые!

Почему-то сразу заспешил, засуетился, словно запыхался на бегу. Бе-лы-е! Батюшки-светы, вот уж не ожидал, что здесь белые, слыхом не слыхал и не рассчитывал вовсе. Красавцы-то какие!.. Нет, давай сначала полюбуемся, не торопись, никуда они теперь не денутся. Успокоившись и стараясь действовать медленнее, я поставил ведро, опустился на колени, осторожно прикоснулся к тугой влажной и прохладной шляпке. Чего стоило мое ведро, когда вокруг было столько драгоценных боровиков! Я старался продлить удовольствие, выбирая в семье самые красивые, крепкие грибы-картинки. А их столько вокруг... Чуть поодаль от первой попалась еще семья. Какая семья - целый грибной народ! И еще, еще, белые, белые... Про дождь я совершенно забыл.

А Игорь сидит в душной машине. И поделом ему! Вернусь с таким богатством, может, поймет, что значит грибная охота. А то, смотри-ка, график вычислил, формулу белого гриба составил! Нет, брат, шалишь. Недаром говорят: без счастья и по грибы не ходи.

С этим Игорем мы были довольно поверхностно знакомы по работе, и однажды он случайно напросился со мной в лес за грибами. Мой "Запорожец" по привычке вздумал барахлить, а Игорь предложил махнуть на своем "Жигуле" куда душе угодно. Автомобиль его был действительно в прекрасном состоянии, не моему чета. Сам Игорь - инженер-конструктор, обладатель абсолютной четкости мышления и железной целеустремленности. Все у него в жизни разложено на составные части и определено по соответствующим клеточкам. Люди грызут морковку, а он потребляет каротин. Все ходят пешком, а он - восполняет недостаток двигательной активности, ежедневно должен делать десять тысяч шагов. Впрочем, шут с ним, коли можно сгонять "куда душе угодно", я, разумеется, выбрал место подальше.

грибыПервый раз он съездил со мной впустую, а я набрал отличных боровиков. Откровенно говоря, повезло. Я ведь сказал: на разведку ездили, лишь бы подальше. Неделю об Игоре не было слуху. Вдруг звонит: "Когда поедем?" Я ответил, что сейчас в лесу нечего делать - сухо. А вот, мол, пойдут дожди... Поближе к осени. И забыл о нашем разговоре. Через какое-то время снова звонок:

- Вчера началась осень...

- Ну, что ты говоришь...

- По радио объявили: среднесуточная температура впервые была ниже плюс десять градусов. А это считается контрольной точкой.

- Допустим.

- А бюро прогнозов обещает осадки. Почему бы, собственно, и не съездить?

Я не стал возражать. По дороге он изложил свою систему. Оказывается, все это время целеустремленно готовился.

- Во-первых, решил, что по всем видам мне сразу не сориентироваться, и для начала остановился на белом грибе.

- Вон даже как. И в каком именно смысле?

- Взял в библиотеке всю литературу по данному виду, сделал выписки, составил для памяти карточки, чтобы можно было брать с собой - можешь вот взглянуть. "Чаще всего встречается": рядом с березой, дубом, елью, сосной и грабом. Дуба и граба у нас нет - исключаем... "Местообитание": определяется по спутникам, как то черника, белоус, вереск, майник, также красные мухоморы и муравейники, чаще к северу от дерева. Пришлось, между прочим, искать майник и вереск в гербариях и определителях, зато теперь у меня есть рисунки - вот посмотри. "Оптимальная температура и влажность почвы": 15,3-16,3 градуса и 40- 58 процентов. "Лучшее время сбора": на рассвете, величавая тишина утра.

- Хм, решил задачу белого гриба, как на уроке алгебры.

- Позвольте, милостивый государь, не согласиться: это не алгебра. У меня, например, есть графа "Народные мудрости". Как это там? Ага, вот: "Гриб-боровик - всем грибам полковник" или "Чтоб грибков набрать, надо раньше вставать". А ты сегодня чуть не проспал.

Ну что с ним будешь делать!

Я бродил по старым лесным покосным дорогам, выбирал сосновую молодежь, обходил частые осиннички. В одном месте повезло - открыл пласт груздей. Попадались подосиновики в красных беретах, неказистые валуи, положил в корзину несколько подберезовиков. А вот, пожалуйста, еще груздяной слой. Эко, белые беляночки, столбовые вы дворяночки, больно любите гуляночки... (Привязались же Игоревы "народные мудрости"!) А это, полюбуйтесь, краснорожи мухоморы, все разбойники да воры... Хм, по его формуле выходит, что где-то рядом можно встретить и боровичок. Так я бродил себе полегоньку, клал в корзину то подберезовичек, то груздь. Стихи еще вспомнились...

Осинник желтый бьет тревогу,

А красных мухоморов ряд,

Как карлы сказочные спят...

Все заметнее попадались на глаза приметы нового времени: первые нити блестящей паутины в воздухе, первые желтые пряди на березах и ватные шапки вместо розовых султанов на кипрее... Да, лето сдает. Леса притихли. А утром на рассвете трубили журавли.

В одном месте, в старом коровьем следу, стояла после дождей вода, холодная и прозрачная. Я лег на землю и стал пить. Еще не поднялся, как на поляну скорым, каким-то уж больно не грибным шагом вышел мой Игорь. Оказавшись на опушке, он неожиданно остановился, словно уткнулся. В руках держал корзину и палку с рогатулей. Палка была, как у заправского специалиста по груздям, но держал он ее не как грибники, посошком, а наперевес, в той же руке, что и корзину. Вот он окинул взглядом полянку, мельком вскинулся на солнце и решительно стал пересекать пространство, минуя молодой осинник. Подойдя к цели - группе берез, что стояли вдоль края, поляны, резко сменил направление и, словно челноком, принялся строчить ровные полукружия около их комлей. Торопыга. Ничего он так не найдет. Я помню, когда начал ездить по грибы, тоже думал: чем больше успеешь обшарить, тем вернее удача. А возвращался с пустой корзиной. Потому что, когда ходишь в лесу быстро, все в глазах мелькает. А грибная охота требует раздумчивости и созерцательности. Десять человек пробегут, скользя взглядом, а за ними бредет старушонка, еле ногами перешаркивает - ан, глядишь, наклоняется и спокойно подбирает незамеченные торопыгами березовики и осиновики. После городского темпа не вдруг настроишься на тихоходную грибную скорость, но как раз от этого все зависит.

- Игорь! - окликнул я. От неожиданности он дернулся, сбившись с заданного ритма, оглянулся. Увидев, заулыбался. - Что же ты так торопишься? С корзиной надо шажком брести, а ты носишься, как метеор.

- Да я еле передвигаюсь! До работы на троллейбусе 20 минут, а я пешком успеваю за 17 - вот это, я понимаю, скорость! Как же еще медленнее? Я не умею, у меня такой передачи нет.

- Вот и останешься с носом.

- Ничего, ничего! - с элегантной улыбочкой отвечает он (так и выговаривая твердое "г", как пишется - на "ого-его"). - Это мы еще будем посмотреть, кто больше наберет. Подведение итогов - в конце конкурса.

- Чудило! Я и не собираюсь с тобой соревноваться, ты всего второй раз в лесу.

- Леди и джентльмены, не расточайте снисходительности! Результаты поиска мы еще будем иметь посмотреть.

Я только махнул рукой и отправился своим путем, решив осмотреть район по другую сторону просеки, на которой мы оставили машину.

Когда собрались домой, Игорь водрузил рядом с моей корзиной (она очень живописно смотрелась горкой многоцветных и разных по форме шляпок-ножек) свою дачную пластмассовую кошелку и с искусственной улыбкой иллюзиониста отбросил покрывало. Я с усмешечкой глянул и... Вот так на: на дне лежали два настоящих белых гриба. Вернее, один - второй явно червивый. Но мне-то они вообще сегодня не попались! Очень странно. - А почему никаких других у тебя нет? - попытался я скрыть неожиданное свое удивление. - Лисички - такая прелесть в маринаде! Или осиновики...

- Леди и джентльмены, я уже имел сказать, что за один раз и не собирался осваивать всего многообразия грибной флоры, - со своей невозмутимой улыбкой парировал он мои нападки. - Подобная задача на данный выезд не ставилась. Я прибросил наперед ориентировочный график: сегодня два боровика, в следующий раз четыре, затем восемь. Считаю, что данная прогрессия - реальная задача. Кстати, полная корзина - примерно тринадцать штук.

- Вон даже как - график, ха-ха-ха! Ну, хорошо - ты сегодня грузди-то хоть видел? Понюхай, какой запах, полцарства можно отдать за один аромат! А уж маслята ты должен знать и без своей картотеки.

- Маслята?.. Я, кажется, знаю. Но почему-то не попадались.

- Не может такого быть! Постой, а цветы тебе какие-нибудь встречались?

Он пожал плечами.

- Разве осенью бывают цветы?

Я хотел воскликнуть: да какая же осень, погляди кругом! И тут вдруг понял, что он вообще ничего весь день не видел, кроме запрограммированных элементов, входивших в формулу белого гриба. Мне стало как-то муторно.

- Слушай, а можно на современном уровне техники создать электронную трубку или что там, чтобы изображало пение... ну, к примеру, зяблика?

Он несколько растерялся.

- М-м... Я думаю, во всяком случае, это лишь вопрос времени.

- Значит, можно.

- Создадим.

- А зачем?

- Как прикажете понимать?

- Да вот так! Эдакие физики-химики-джентльмены вроде тебя и погубят когда-нибудь леса, птиц и цветы. Зачем они вам?

Он стрельнул в меня острым взглядом сквозь застывшую улыбку иллюзиониста. "Этот робот еще может оскорбляться!" - подумал я про себя.

Да, он начал меня злить своими формулами, графиками и элегантными улыбками. (А может, и злополучными двумя боровиками? Я-то ни одного не нашел...) Вот же навязался чудик на мою шею. Каких только невероятных грибников не встретишь нынче в лесах! Главным образом механизированные, на легковых колесах. Пестро цветными стадами гоняют по дорогам, останавливаются все в одних и тех же удобных местах и ходят друг за другом в след - как удобнее пройти. У них главный расчет на количество накрученных километров: сбор "машинных" грибов прямо пропорционален обороту колеса их "Жигулей". Такой появился тип - автолюбители природы. Но разве в колесах счастье?!

Нет, безногое племя,

"Фарт" - ногами добудь!

Как это дальше?.. "Паразиты пространства, алкоголики верст". Нет, я тоже, конечно, езжу, но ведь не по лесу - только до места! (На моем броневике особенно-то не разгуляешься...)

А что касается белых, то надо пояснить: в наших сибирских краях они родятся не каждый год. В этом деле столько всяких чудес! Как-то раз подъезжаем к деревушке (хотели купить молока) - нагоняем у околицы двух женщин с ведрами. Есть примета: коли с полными - быть удаче. Я притормозил, заглянул и, чуть не лишился, как говорят, дара речи. Ведра были полны боровиков.

- Где же вы их набрали?!

- А вон...- женщина равнодушно махнула рукой куда-то себе за спину. - По старому зимнику.

Мы пали в седла (то есть дружно захлопали дверками машины) и поскакали. Вот зимник, сворачиваем на обочину, шумно вываливаемся из машины и - первый боровик тут же рядом со старой неезженой колеей. Сколько их там было!..

Ну, чего, скажите, в нем такого особенного, чем привлекает, радует глаз и восхищает? Не могу объяснить. От каждого другого, от любого гриба белый чем-нибудь отличается, какой-то пусть малостью, но обязательно в лучшую сторону. А в целом не с чем его сравнить.

То был разреженный березовый лес с сосновыми куртинами, заросшими понизу папоротником и негустым разнотравьем. Сверху грибы видно плохо, редкий разглядишь; приходилось палкой травы разводить, и тогда открывались глазу просто волшебные картины! Боровики сидели тесными семьями, тут же и крепенькая молодежь, и взрослые красавцы, и пожилые - шляпы набекрень. Увидишь, и сердце забьется. А рядом вдруг слышишь тоже из травы восхищенные возгласы:

- Ой, вы посмотрите, что я нашла! Какие красивые...

- Идите скорее сюда!

- Куда же я пойду, у меня тоже грибы!

Это случилось 15 августа. Помню, на следующее лето мы только и ждали это пятнадцатое число, предвкушая новую встречу с грибной сказкой. И каково же было разочарование, когда оказалось, что лес на пригорке у зимника пуст, пустынен, будто никаких белых тут не было, словно они во сне нам приснились. На второе лето повторилось то же - нет никаких грибов на верном месте! На третье - то же. ...А ведь известно, что грибница, то есть сама подземная суть гриба, живет на одном месте, выталкивая на белый свет те самые "зонтики", которые мы только и считаем грибами, потому что их можно собрать и зажарить или засолить. То есть грибница на этом месте так и продолжает жить в таинственном сумраке лесной подстилки. Только боровиков на свет не производит. Много всяких грибных чудес на свете... А Игорь хочет их по формуле вычислять.

И вот этот дождь в березовом лесу... О сегодняшней поездке я начал мечтать с начала лета - но совсем не о грибной! Когда ночи принимаются темнеть, когда ягоды созревают, оживляется клев хариуса. Из таежных ручьев скатываются в реки крупные рыбины, все лето жировавшие в ключах и омутках, к которым не пробраться через заросли - вот об этом хариусе-крупняке я и мечтал. Заранее все приготовил: удочки, мушки, таежное оборудование. Все чаще представлял будущие картины, как упругий хариус вертыхается на тугой лесе в быстрых струях...

Игорь снова предложил свой автомобиль - лишь бы я взял его с собою. Он намеревался искать грибы, пока я буду бродить с удочкой по берегам. Ехать надо было далеко, мой "вездеход" в полном соответствии со своим вздорным характером опять зауросил в самый последний момент... Я согласился.

Да только погода на сей раз рассудила по-своему. Как говорится, человек предполагает, а небо располагает. Мы отправились среди ночи и перед рассветом были на месте. Еще и вздремнули прямо в машине, скрючившись, кто как сумел. И вдруг - ровный размеренный ропот капель по железной крыше. Ну, какая рыбалка в такое ненастье? Сидели в "Жигуле" и надеялись - может, пройдет? Нет, кажется, надолго... Стекла плачут снаружи, жирно запотели изнутри. В салоне душно и дремно. Вокруг мокрые березы покорно свесили длинные пряди, с них капают тяжелые капли. На горах за речкой лежит влажная сизая дымка, белые парные лохмы туманов стекают по распадкам вниз, горы курятся. Во всем мире сырость и мокредь, и нависшая морось... Я незаметно снова задремал.

Проснулся часа через два. Дождь все барабанил по крыше так же ровно и усыпляюще. Вылезать наружу не хотелось. А главное, бесполезно: теперь вода в реке замутилась от дождевых ручьев, начнет прибывать - клев на два-три дня вовсе прекратится. И что же делать? А что теперь делать - сиди у моря и жди погоды. Прекратится дождь, и можно будет отправляться восвояси.

Я все-таки выбрался на вольный воздух. Что бы такое предпринять?.. Взять и назло погоде разжечь костер. Трудновато, конечно, зато хоть напьемся горячего чаю.

- Костер?.. - Игорь удивлен. - Разве под дождем разведешь?

- Попробуем.

Уловив в его тоне глубокое убеждение, что огня сейчас не добыть и пытаться нечего, я решил доказать: что нам дождь, настоящим таежникам!.. Для начала нужна береста. Вон в стороне лежит ствол березы - направляюсь к нему, делаю десяток шагов и... останавливаюсь, пораженный: грибы! Целый выводок, нет - целое стадо их окружило поваленную березу. На гнутых тонких ножках мокрые коричневые шапки - подберезовики. Шляпки поменьше, побольше, совсем большие. Но сколько их тут скопилось! Не сходя с места, я озираюсь по сторонам. И дальше в траве, и за валежинами, везде выглядывают грибы. Стоя, где они меня застали, лишь обводя глазами пространство вокруг, я насчитал двадцать семь коричневых шляпок! Честное слово, в жизни не видывал такого скопления подберезовиков. Ну, бывает, маслята высыпят дружно или опенки соберутся в кучу. Но такого густого подберезовика!.. Нет, не приходилось. И местность вокруг далеко не самая подходящая для грибного изобилия. Березовые гривы основательно выстрижены скотом, травы спутаны клоками, всюду попадаются плотно натоптанные коровьи тропы с оголенными узлами корней и лужицами воды, настоявшимися в выбоинах. И вдруг на этой, отнюдь не сказочной, утолоченной земле возникла такая необоримая сила грибов! Разве можно было предположить? Не трогая их, не нарушая картины и настроения, я надрал бересты и развел костер. Игорь даже чай пить из машины не вылез. Про грибы я ему пока не говорил. Прихлебывая из горячей кружки, стоял, слегка опершись на дверцу "Жигуля", и все думал: что же теперь делать с этими подберезовиками? Коли собирать по-настоящему, сразу вымокнешь, даже если дождь перестанет. Насквозь промокнешь через пяток минут хождения по такому лесу. Я представил себя в мокрой холодной одежде, прилипшей к телу. М-да, конечно, можно попробовать как-нибудь натянуть сверху полиэтиленовую пленку, поднять голенища высоких резиновых сапог, надвинуть козырек, чтобы уберечь очки. Только вряд ли это спасет, и пленку скоренько издерешь по кустам... А! Пусть мочит! Подумаешь, дождик. Даже интересно побродить - дождь в березовом лесу. И я стал собираться. Игорю сказал:

лягушка- Ты как хочешь, а я пойду погуляю.

- Погуляешь? - протянул он изумленно и едва не развеселился. - Нет уж, я лучше буду мучиться под крышей.

Над лесом, над самыми зелеными вершинами берез нависло серое лохматое небо, воздух напитан влагой - наполовину состоит из невесомой мороси и теплых испарений. Рядом с блестящей мокрой машиной стоит невысокая сосенка, каждая ее зеленая хвоина унизана каплями - на одном мохнатом дереве скопился целый дождик, если только дотронуться до ствола. Пахнет мокрой землей и прелым сеном. Кругом слышится тихий вкрадчивый шорох капели.

Еще издали я заметил на опушке березовой гривы семью каких-то грибов с более светлыми и крупными шляпами, чем у осиновиков. Издали не мог рассмотреть - свернул поближе... Бе-лы-е! Мама родная, целое богатство, золотые россыпи! Даже драгоценные воспоминания о давней встрече с боровиками на горке у зимника померкли при виде этого невероятного изобилия...

Я собирался на рыбалку - давно мечтал об августовской поездке за хариусами. Но все сорвалось из-за нудного непробудного ненастья. И разве бы я когда удумал специально отправиться в подобную пору за грибами, тем более в надежде на столь редкие у нас белые? А удача - вот она, нежданная, непредвиденная. И ведь я мог просидеть ее в душной машине и пропустить, совсем не узнать! Какое же ты случайное, наше охотничье счастье, какое непредсказуемое...

Когда я вернулся к машине, Игорь молча вытаращил глаза на мое ведро, потом на меня, еще помолчал. И полный совершенно искренней растерянности спросил:

- А как же я?..

- А что? - бодро начал я в ответ. - Давай так: график твой подработаем, внесем соответствующие коррективы в формулы. Скажем, коэффициент удачи, а?

Но он не хотел шутить, в его глазах светилась настоящая, по-детски беззащитная человеческая печаль; мне даже немного не по себе стало.

- Ну, что ты уставился, что! - воскликнул я. - Чем я могу тебе помочь, если сам не ведаю, что случится в следующий раз? Такое наше дело - охота...

Б. Петров

"Охота и охотничье хозяйство № 7 - 1987 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100