Калининградский охотничий клуб


Плакса


лисаСнегоход "Буран" легко нес меня по промороженному за ночь насту. Даже в темных очках приходилось щуриться от яркого утреннего неба. Кончался март, а на самом юге Камчатки - полуострове Лопатка - еще вовсю хозяйничала зима. Лишь красно-бурые шикшовниковые вершины холмов открывали счет весне. Взлетев на очередной холм, я решил осмотреться. И почти сразу увидел... два уха, торчащих из-за склона холма в полусотне шагов от меня. Два остроугольных лисьих уха. Отошел в сторону - уши исчезли и вскоре появились снова, но уже ближе. Интересно! Готовлю фоторужье, умышленно долго вожусь у "Бурана", потом, не торопясь, топчусь на снегу, лишь изредка, украдкой, слежу за "шпионкой".

Не знаю, что думала лисица, когда увидела человека, сосредоточенно проламывающего ногами наст, копающегося в снегу. При этом был слышен тонкий мышиный писк. Может быть, она действительно поверила, что человек мышкует? Во всяком случае, интерес к моему занятию она проявляла большой. И вот через полчаса терпеливого ложного мышкования вижу рыжую плутовку, в открытую приближающуюся ко мне. Как бы между делом поднимаю фоторужье, снимаю желанные кадры. Она смотрит на меня с десяти метров, напряженная, с поднятым, как вопросительный знак, хвостом, готовая исчезнуть в любой миг. Но я... отворачиваюсь, тем самым полностью "покупая" ее. Последняя проверка: демонстративно, на негнущихся прямых лапах лисица делает несколько прыжков в сторону, проверяя, будет ли погоня. И после этого я пользуюсь ее полным доверием.

Сначала удивляет выражение ее морды. Оно какое-то обиженное, хнычущее. Присмотрелся - да у нее порвана нижняя губа. Край губы отогнут вниз, и это придает острой мордочке выражение постоянного недовольства. Плакса - так в детстве мы называли своих друзей с подобной миной. Плакса так Плакса.

Фотоаппарат добросовестно работал, я только успевал менять кассеты, радуясь неожиданной возможности наблюдать и снимать на пленку обычно скрытую от посторонних жизнь лисицы. И, как всегда в такие моменты, чувствую себя безгранично счастливым, как может быть счастлив любой, приоткрывающий осторожной рукой завесу тайны.

Плакса жила своей неторопливой, лишенной суеты жизнью. Проспав на солнцепеке час, она зевнула, протяжно потянула сначала передние, потом задние лапы, обнюхала свою лежку и немного пробежалась по тундре. Что-то цопнула в снегу, пожевала, скусила и съела пучок сухой травы. Постоянно что-то вынюхивала, оглядывалась по сторонам. Но, видимо, полдень - неподходящее время для охоты, и Плакса снова улеглась спать, закопав свой уголек носа в теплое рыжее пламя хвоста.

лисаДня через два я снова навестил знакомый холм, но хозяйки норы не оказалось дома. Только через неделю наша встреча с Плаксой состоялась вновь. Вместе с товарищем мы надеялись сделать несколько интересных кадров кинокамерой. Но вся режиссерская фантазия померкла перед неожиданными проделками Плаксы. Уже были отсняты обычные позы и движения лисицы, как вдруг она стала обходить нас по кругу, зашла против ветра и стала приближаться! Опустив голову к земле, сверкая исподлобья зелеными глазенками, готовая в любой момент к бегству. В недоумении: что ей нужно? - мы замерли. Пять метров, четыре, три... И вдруг стало ясно: Плаксу заинтересовала меховая рукавица, нечаянно упавшая на снег в разгар съемки. Два метра до наших ног... И вот добыча в зубах воровки. И рыжая начинает с легким рычанием теребить рукавицу, мотая головой из стороны в сторону, как игривый щенок. Наш дружный смех спугнул лисицу. С высоко поднятой головой (осанкой победителя) относит украденное подальше, нюхает, грызет торчащий палец, трется о чужой мех шеей и спиной и в завершение церемонии, приседает на задние лапы над рукавичкой и... с полминуты отрешенно смотрит по сторонам. Хозяин рукавицы с запоздалым негодованием наблюдает за клеймением его собственности лисьими "духами", сила и стойкость которых соперничает с бобровой струей и французской парфюмерией. Но искусство требует жертв, и мы бросаем на снег вторую рукавицу. Плакса с готовностью проделывает и над ней те же процедуры, но уже под зорким взглядом кинокамеры. Пока обсуждаем увиденное, собираем рукавицы и аппаратуру, Плакса выкидывает следующий номер. Подбегает к нашему "Бурану", осматривает его со всех сторон и начинает грызть деревянный настил нарты (у нее, видимо, авитаминоз). Спешим запечатлеть на пленку приобщение зверя к технике...

Наши рассказы о проделках лисицы подогревали фотоохотничьи страсти, и дней через десять мы с одним начинающим фотографом снова пошли на свидание с Плаксой. К этому времени лисица нашла себе мужа и чаще держалась у другой норы, в километре от первой. Она встретила нас спокойно. Осторожно приблизившись, начали фотографировать. Особо не надеясь на чудо, как бы невзначай оставляем рукавички на земле. Плакса включается в игру, повторяет с ними то же, что и в прошлый раз, бегает в пяти метрах от нас в ожидании чего-нибудь нового. Бросаем ей кожаный ремень - его постигает та же участь, что и рукавицы. Мой напарник в восторге, а меня вдруг осеняет идея. Выбрав момент, когда лисица была близко, ложусь спиной на землю и начинаю скрипеть сапогами, потирая их один о другой. Плакса клюнула на уловку. Сосредоточенно глядя на источник звука, она приближается к ногам. Фотографирую, лисица немного пугается щелчков, но любопытство сильнее страха. Вот-вот ее зубы схватят... Нет, этого не произошло, но лисий нос в тридцати сантиметрах от сапог - такая фотография сейчас висит у меня на стене. И каждый раз, пробегая по ней взглядом, я улыбаюсь и мысленно говорю: "Ну, как дела, Плакса?"

И. Ревенко

"Охота и охотничье хозяйство № 9 - 1988 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100