Калининградский охотничий клуб


Открытие сезона


На открытие утиной охоты я решил отправиться один, отклонив заманчивые предложения провести время в компании, с ночевкой на берегу лесного озера. Понятно, что вместе веселее, но только на охоте не веселье главное. Да и какая там будет охота, если охотники со всего района соберутся. Без ночного праздника по случаю открытия сезона никак не обойтись, салют будет обязательно, а как загорланят на рассвете десятки стволов да сыпанет с небес дробь, утки разлетятся по укромным местам. Вот эти-то укромные места я и хотел разыскать, там подождать, пока не начнут утки прятаться от азартных стрелков.

Открытие сезонаЗа несколько дней до открытия отправился на велосипеде искать добычливое место. Таковым мне показалось небольшое озерцо в низинке среди поля. Заросли ивняка находились недалеко от воды, но среди высокой травы и кустов татарника яма, которую я вырыл, замаскирована была отлично. Обыкновенный кустик на берегу, ничего особенного, пройдешь в пяти шагах и не заметишь. Довольный собой, своим хитрым, как мне казалось, вариантом, я почти не сомневался, что завтра рано утром на мое озеро повалят стаи уток.

Вечером я заполнил патронташ, уложил в рюкзак коробку с запасом патронов - стрелять-то придется много. Лежу в постели, посматриваю в окно, скоро ли время подойдет? Что теперь делается на моем озере, может, там уже полно уток, а вдруг кто-то другой обнаружил скрадок и устроился в нем? Около двух часов ночи сил ждать уже не остается. Тихонько, чтобы не разбудить семью, одеваюсь, вывожу приготовленный велосипед со снаряжением и качу осуществлять мечту. Сворачиваю с асфальта, по оставленным вечером на тропинке ориентирам добираюсь до озера. Тихо и пусто: ни конкурентов, ни уток. Заваливаю велосипед нарезанной накануне осокой, усаживаюсь на берегу. Тишина-то какая!

Вдалеке переливаются редкие огоньки, в свежей копне возится полевка. Под бесконечным звездным простором улетучились заботы и огорчения, утонули на дне искрящегося озера проблемы и печали. Единственное осталось желание: прилетели бы утки. Вспомнил об утках, вспомнил о ружье, надо бы и приготовиться. Только вытащил из чехла стволы, свистнули в темноте упругие крылья, и на переливающуюся лунным светом дорожку плюхнулся чирок, замер, насторожился. Смотрю на него и не знаю, что делать - собирать ружье и стрелять или ждать. А чего ждать-то? Сейчас бы пригодилась старенькая курковка, умевшая готовиться к выстрелу без лишнего шума, а не вертикалка, взводящая курки с треском. Чуть звякнули железки, "пыр-р" - умчался чирок и не вернулся больше.

Едва порозовело на восходе, словно пишущая машинка заработала далеко в стороне. Началось, сезон открылся! Только куда же они стреляют, если ничего еще не видно? Значит, видно, если стреляют, а ты, умник, сиди и жди, когда утки прилетят. Долго пришлось ждать, пока стала понятна бессмысленность моей затеи. Откопал велосипед и двинул домой. И почему не поехал под Юрасово, где среди копаней и каналов ирригационных должны быть выводки? Эх, ни при чем, видно, судьба, а голова виновата.

Дома жена посмотрела на меня внимательно, но ничего не сказала, да и зачем слова, если и так все понятно. Завалился я на диван, смотрю в потолок, а на потолке озеро поблескивает, утки плещутся. Вскочил - на велосипед и помчался в Юрасово. Дорога мимо очистных сооружений, там еще постреливают, счастливчики. А у меня... пропало, считай, открытие. Да, не в лес, так хотя бы на отстойники надо было отправиться. Солнышко все выше, настроение все хуже.

Среди зарослей крапивы, ивняка, краснотала неширокие каналы осушительной системы, заросшие аиром, рогозом и еще какой-то водорослью. Продираюсь через крапиву, сапоги подняты, штормовка наглухо застегнута, а все равно достается. Жара, духота, через такие джунгли и ветерок не пробивается. Вылезаю на чистин-ку и... хорошо реакция не подвела, успел свалиться в траву. Вскинувший пятизарядку охотник не выказывает растерянности. Здороваемся, знакомимся. Генка (так зовут парня) облегченно переводит дух.

- Фу ты, черт, что за слон, думаю, через хмыз ломится? Тут же мало кто ходит, чуть не причесал тебя, вовремя ты нырнул.

Из кармашка Генкиного рюкзака высовываются перышки крякухи.

- Есть вода в каналах?

- Я по краю только прошел, по колено. Ничего здесь нет.

Генка снимает рюкзак, искоса посматривает в мою сторону.

- Э-э, по краю... Я с утра тоже по краю... Сейчас пройдемся, посмотрим, утке деваться некуда, в такие места как раз и прятаться. Давай-ка перекусим сначала, попробуй вот яблочко. Ты, видно, в наших краях недавно? Ладно, кое-что расскажу. Утку сейчас надо искать в таких вот зарослях, на лужах, в ручейках, вся дичь там после утренней стрельбы. Ну пошли, стреляй, как только она крыльями взмахнет, иначе пустой номер, по кустам ее не соберешь.

Снова продираемся через крапиву. Генка идет по самому краю канала, разгребая заросли, иногда соскальзывая в воду. Какая уж тут утка, при таком-то шуме-треске. "Кря-кря... Тресь!" - будто кнутом в тумане. Генка срезает ветку, подгребает крякушу.

- Понял? С меня хватит, я норму выполнил, теперь ты давай впереди.

Уток больше нет, вылезаем на луг. Генка споласкивает лицо, закуривает, косится на мой патронташ, рюкзак.

- Ладно, проведу я тебя малость, покажу болотники, лужи. Тут, кроме меня, мало кто места знает, проходят и не замечают, ищут обычно на чистой воде, а время сейчас не то, чтобы по чистоте плавать, это попозже.

Едва приметный ручеек позванивает в густой траве. Ну какие могут быть утки на лугу? Генка сворачивает в сторону, в нескольких метрах впереди с продавленной тележными колесами колеи тяжело подымается крякаш. Тук-тук! Похоже мой заряд стороной прошел. Генка вылезает из травостоя, протягивает утку.

- Это твоя, мне уже хватит, я на каналах утром две пары взял.

Ну жучок! А еще про воду спрашивал, то-то и утка там одна всего попалась.

- Походил бы еще с тобой, показал места, да натаскался сегодня, ноги еле волоку. Если хочешь, за эти два поля пройди, ложок там есть и заводинка одна на ручье, хотя, вряд ли найдешь. Ну пока, встретимся еще.

- Спасибо, Гена, за помощь. И за науку спасибо.

Совсем другое настроение, что мне теперь какие-то несколько километров, если я знаю, что дичь есть, если на поясе покачивается утка, моя утка. А что я радуюсь? Получается, что Генка ее сбил, а досталась она мне, я же видел, что промазал. Нет, так дело не пойдет, надо хотя бы еще одну, для успокоения.

Вот и ложок, лужицы размером не больше письменного стола каждая. Наглядный пример на лугу был продемонстрирован, но не здесь... "Пыр-р..." Первый заряд саданул за хвостом, затряслись руки. Вторым накрываю чирка, сорвавшегося с одной из лужиц. Ну что же, с полем, вот и я открыл сезон! Начало положено. Еще не кончился первый день охоты, а впереди целая осень, наполненная встречами с утками, лужицами и ручейками, с неизведанными озерами и рассветами. Впереди еще целая охотничья жизнь.

А. Полуничев

"Охота и охотничье хозяйство № 8 - 1984 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100