Калининградский охотничий клуб


Рябчики


В рябчиках восхищает все: и прихотливость окраски - прелестное сочетание розового и серебряного, и задорный "гребешок" на голове, и точеные крестики лап, и их "образ жизни" - постоянное отшельничество, любовь к уединению в лесных дебрях, и их трогательная привязанность друг к другу, когда поздней осенью они разбиваются на пары.

Я очень рано, примерно в одиннадцать лет, прикоснулся ко всем сокровенным тайнам леса и тогда же въявь, в лесу, я увидел рябчиков, услышал несравненную песенку этих птиц. Музыкальный их свист, такой легкий и успокаивающий, всегда напоминает мне, - не по звуку, конечно, а по настроению, - "сверчка на русской печи".

Рябчики всегда казались мне птицами поздней осени (и частично зимы).

РябчикиВесной, в пору вальдшнепиной тяги и зацветания деревьев, брачный свист рябчиков как-то не затрагивает сердца: он тонет в шуме вод и шорохе молодых, упоительно пахучих листьев, в неумолкающем торжестве певчих птиц и в долгих зовах кукушки.

В августе и сентябре, в разгар тетеревиных, утиных и дупелиных охот, охотиться за рябчиками бессмысленно. Рябчики, поднимающиеся то выводком, то поодиночке, чуть ли не мгновенно скрываются с глаз, осаживаются на деревьях, как бы "вростая" в них, и разглядывать их среди густейших ветвей - невозможно... Да и выстрел по летнему, еще не взматеревшему сидячему рябчику слишком легкий, не дающий такого волнения и удовлетворения, как выстрел по тетереву, с гулом поднявшемуся из-под стойки собаки, или по быстролетному чирку на вечернем перелете.

Но вот проходит пролет дупелей, наступает настоящая осень, с шумом листопада и серебром утренников - и все более ценной и красивой добычей становятся рябчики.

Лес, раздетый дождями и ветрами, делается все просторнее, опавшие листья принимают цвет блеклой меди, вершины голых берез бесприютно раскидываются в сумрачном небе, и только папоротники, все еще не потерявшие осенней узорности, радуют глаз, будто тонкие восточные ковры.

Чудесная пора чуть моросящих дождей, звучной и легкой капели - пора пролетных вальдшнепов, является незабываемым праздником для охотника, но эта пора очень коротка: она кончается с первым морозным северным ветром... Вальдшнепы уносят с собой последнее тепло осени, и лес, проводив их, глохнет и пустеет, - у его порога стоит зима: зайцы уже щеголяют пушистой белизной, белочки - серым, голубеющим мехом. Звонко, задорно и певуче разносится по лесу призывный голос лайки, а потом и дружный, томительно-страстный вопль гончих.

В это время, между осенью и зимой, я и люблю охоту на рябчиков. Особенно хороша эта поэтическая охота в те морозно-солнечные, великолепно звучные дни, которые нередко выпадают перед снегом. В сущности это даже и не охота, а скорее прогулка: не надо ходить далеко, не надо окликать собак рогом, не надо спешить на зов лайки, - можно, никуда не торопясь, брести мелколесьем, любоваться сохранившимися кое-где березовыми листьями, похожими на иссохших бабочек, можно насыпать в сумку несколько пригоршней палево-смуглых, стеклянно-звучных орехов.

Выйдешь, бывало, после полудня, тихо пересечешь пустое поле и не нарадуешься простору убегающей в бесконечность дороги, синеве озимей, своим шагам по упругой, вымороженной земле... В лес входишь осторожно и тихо - поступью следопыта, подолгу прислушиваешься к каждому звуку, подолгу глядишь и не наглядишься на зеркальность пруда, по которой серебристой паутиной светится тонкая чеканка мороза. Лес тих; только белочка с легчайшим шуршанием вышелушивает еловую шишку, тяжелую, как свинец; лес заброшенно пуст, лишь кое-где на березах стайками лепятся снегири...

Потом в лесу, от дерева к дереву, начинает как бы разматываться золотая нитка - чисто и тонко зачинается песнь рябчика. Вслушиваясь в эту "песнь", делаешь несколько шагов, выбираешь наиболее удобное и укромное место где-нибудь среди невысоких елочек, достаешь пищик и, холодя им губы, неторопливо перекликаешься с рябчиком, в точности повторяя его свист. Иногда рябчик, откликаясь, быстро идет на зов, но чаще бывает так, что "пересвист" рябчиков - настоящего и мнимого - длится довольно долго. Стоишь совершенно бесшумно и недвижно, насвистываешь спокойно и уверенно, ни на секунду не сбиваясь с тона, оглядываешься вокруг зорко, настороженно... "Пошел!" - мысленно говоришь себе и явственно различаешь, что свист, действительно, близится, явственно слышишь трескучий перелет рябчика. Еще один короткий ответ птицы - и свист молкнет, сменяясь торопливо неловкими и вместе такими изящными шажками рябчика по звучно-стылой земле... В стороне, под медвежьей лапой елки, что-то вдруг зарозовело, словно там вырос огромный рыжик: это сторожко остановился, прислушиваясь, рябчик. Послушав, он опять затрусил вперед, почти до земли распустив тугие, серповидные крылья.

Рассыпчато и звонко хлопает выстрел...

Еще лучше стрелять рябчика, когда он идет "верхом", по деревьям: тогда в миг выстрела он видится во всей своей красоте, с малиновыми бровями и веерным хвостом, во всей застывшей настороженности и как бы озабоченной раздумчивости...

Мне всегда казалось, что обилие дичи обесценивает смысл и прелесть охоты, и если я добывал двух-трех рябчиков - это была большая, празднично-охотничья радость. И до чего же ясно (будто это не отделено чуть ли не полустолетием) помню я возвращение с этих охот - холодные, темнеющие поля, пышные сосны и ели, словно врезанные в багрец заката, приветливо-теплые заглядывания в кухню, где так красиво лежали на подоконнике рябчики.

Наш животный мир поистине удивителен по своей бесконечной красочности и крайнему разнообразию. Животные, даже принадлежащие к одному семейству, весьма часто резко отличаются друг от друга и "образом жизни", и привычками, и повадками. Рябчики, относящиеся к семейству "куриных", мало чем напоминают глухарей и тетеревов, кроме того, они, как и эти старшие их сородичи, являются коренными жителями леса.

Глухарь предпочитает глушь и сумрак бора, тетерев - свет и простор березово-осиновых чащ, рябчик - смешанное мелколесье. Глухарь и тетерев превосходно выдерживают и стойку легавой собаки, и звонкий взбрех лайки.

Рябчики обычно не выдерживают стойки и решительно не выносят собачьего лая, покидая дерево при первом его звуке.

Рябчики никогда не сбиваются в стаи и если зимой, подобно тетеревам, и ночуют под снегом, то лишь парочками. Мелодично посвистывая, они могут подолгу сидеть около ручьев.

Рябчики - чудесное украшение нашего русского леса, нуждаются в самой бережной охране: без их трепетных взлетов, без их песенки, прелестной, как мелодия игрушечного рожка, лес кажется пустым, одиноким.

Охотник, если он по-настоящему любит природу, не может не любоваться такой простой и милой картиной: уголок осеннего леса, несколько голых берез, невысокая сосенка и на ней - две птицы очень нежной (серебристой и розовой) окраски, которая несравнима ни с какой самой изысканной акварелью.

Н. Смирнов

"Охота и охотничье хозяйство № 11 - 1959 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100