Калининградский охотничий клуб


Приятный попутчик


Дорога в аэропорт неоднократно перекрывалась шлагбаумами. Наконец, миновав знакомую дорожную линию, автомобиль понесся по асфальтированной дороге, проскочил мимо аэровокзала и вскоре подкатил к АН2 стоящему наготове к полету. Летчик заметил:

- Не грех бы вам пораньше приезжать к самолету. Вылет задержали на две минуты...

Мотор ритмично застучал, и самолет поднялся в воздух. Я, привыкший к полетам, спокойно стал наблюдать обычную картину "самолетной жизни" и при этом заметил необычайно спокойное лицо одного из пассажиров. Одет он был в теплое зимнее пальто с черным каракулевым воротником.

Я то и дело поглядывал на него и мне захотелось с ним познакомиться. Стараясь завязать с ним разговор, я спросил:

- Часто приходится вам совершать подобные полеты?

Он с недоверием поглядел на меня.

- Не так часто, но приходится.

- Вы случайно не летчик? - поинтересовался я.

- Нет, не летчик, но не одну сотню тысяч за свою жизнь налетал.

- А жязнь-то, по-моему, у вас невелика?

- Сколько мне дадите?

- На более тридцати.

- Если бы столько мне было, за это стоило бы спрыгнуть вот из такой посудины.

Я окончательно убедился, что передо мной сидел крепыш, каких редко сыскать. Интерес к нему еще больше возрос.

- А сколько вам, если не секрет? - За сорок далеко перевалило.

- Дай бог каждому такое здоровье, - улыбнувшись, заметил я.

Вскоре мы приземлились на одном из районных аэродромов и я поспешил покинуть кабину.

Невдалеке ожидала пассажиров "Волга". Мне еще раз захотелось посмотреть на своего собеседника. Я оглянулся: он следовал за мной, держа в руках небольшой чемодан.

- Куда путь держите?

- В целинный совхоз "Дружба".

- Так нам, значит, вновь с вами по пути!

Мы сели в "Волгу". Шофер вывел машину на большак. Вначале мы ехали по глубокому асфальтированному шоссе, затем свернули влево на проселочную дорогу. Справа и слева поднимались стеной, покачиваясь от встречного ветра, перелески. Осень подходила к концу, земля уже была скована первыми холодами, но на деревьях местами еще удерживалась листва. Проселочная дорога, изрытая колеями автомашин, наполненных дождевой водой и задернутых льдом, блестела в предвечернем закате.

Проезжая мимо одного из перелесков, сосед, всматриваясь жадными глазами вдаль, с сожалением, произнес:

- Эх, сейчас бы вот с ружьецом побродить

- Вы, как я понимаю, охотник?

- Любитель! - добавил он.

- На кого больше охотитесь?

- За волками. Предпочитаю их истреблять, но люблю весной постоять на вальдшнепиной тяге.

- И много приходилось убивать волков?

- В прошлом году - двадцать шесть, а нынче пока ни одного.

- Что же помешало?

- Трудное лето. Да и сезон только по существу еще начался. Главным агрономом совхоза работаю, а нынче лето, сами понимаете, какое было. Вот еще и не удалось как следует поохотиться.

- Все-таки интересно, как вы на волков охотитесь в этих местах?

- Особенно ничего нет. Охота на них здесь самая примитивная. Обычно выезжаем в степь на автомашине М-69 с винтовкой. Отыскиваем по пороше след, ну и идем по нему. Вскоре обязательно настигаем хищника: на машине его легко нагнать. Вначале он бежит 30-35 км в час, а через 10-15 минут скорость сбавляет. Еще пять минут - и волк рядом. Открывается лобовое стекло и за двадцать-тридцать метров останавливаем машину и стреляем. Вот и вся охота.

Помолчав немного, он продолжал:

- А вот охота на птицу - это совсем другое дело. И тут главное не убой дичи, нет. Главное - побродить всласть по родным просторам, побывать в степи. А как она, степь, хороша весной... Море солнца. Вся земля дышит испарением, тонет в беспредельной дымке тумана. Жаворонки звенят в небесной синеве причудливыми песнями. И дышится легко, легко.

Но вот он обращается ко мне.

- А вам не приходилось испытывать прелость степи?

- К сожалению, - ответил я, - в степи мне бывать не удалось.

- И никогда не испытывали охотничьего азарта? - снова обратился он ко мне.

- Нет, не приходилось.

- Много вы теряете в жизни, - заметил он, - когда охотник с ружьем - это одно, а вот без ружья - совсем другое дело. Азарт со злостью соединяется.

Приятный попутчикБыл у меня такой случай. Едем мы с шофером весной по степи. Низины и канавки еще были наполнены водой. Глядим: из-под стога сена поднялся матерый и потрусил через зябь. Шофер было струсил ехать, но у меня азарт - требую ехать. Машина медленно поползла и благополучно вышла на стерню. А здесь уже была твердая почва. Ну, вот мы и погнались. Проехали километров пятнадцать. Видим - волк, высунув язык, все больше и больше сбавляет скорость бега. Вот-вот его нагоним, а он то в одну, то в другую сторону увертывается от колес. Поблизости было озеро, заросшее камышом, а на берегу его стоял стог сена. Волк направился в камыши и исчез в них. Я вылез из машины и по шуму в камышах определил местонахождение волка. Иду безоружным на хищника. Думаю: а вдруг зверь кинется, чем буду защищаться? Волк, видимо, почуял приближение человека, вышел из камышей и заковылял к стогу. Шофер повел машину за ним, я остался охранять подступы к камышам. Машина казалась для волка менее опасной, чем человек. Мне видно, как волк, приблизившись к сену, стал шажком ходить вокруг стога, тычится мордой в снег. Шофер остановил машину, вылез и пугнул волка в мою сторону, а сам повел машину за зверем. Я снял фуфайку, закрылся ею. Притаился в камышах, жду хищника. Из низины видно, как волк, пошатываясь из стороны в сторону, идет прямо на меня. Машина вот-вот настигнет зверя, но он по-прежнему увертывается, временами даже лежа откатывается от колес. Вот, думаю, проклятый, хитер, а сам все же волнуюсь. И вот волк вышел прямо на меня. Я в одно мгновение набросил на его голову фуфайку, навалился на него всем телом и тут почувствовал под собой лязг звериных зубов. Сила у него еще была, он рванулся, выскользнул из-под меня, скинул фуфайку и бросился наутек. В моих руках осталась горсть шерсти.

Собеседник затих. Я взглянул пристально на него, приготовишись слушать окончание рассказа. Но он молчал.

Помедлив некоторое время, я легонько коснулся его руки.

- Что же дальше?

- Что дальше-то? Хищник ушел. Прогнав километра полтора, он спустился в низину и забрался, окаянный, в середину водоема. Было видно, как тяжело он дышал, с жадностью лакал воду. Достать его нам было нечем. Постояв минуты две, мы попытались выгнать его. Шофер не рассчитал силы, засадил машину в трясину по самую раму.

Зверь на наших глазах уходил к горизонту, то и дело поворачиваясь в нашу сторону...

За перелеском показались ометы соломы, затем вынырнула овчарня, и мы выехали на землю усадьбы совхоза "Дружба".

- Вот и наша епархия, - сказал собеседник. - Здесь я уже пешком доберусь.

Шофер остановил машину, мы тепло попрощались с приятным попутчиком, который, провожая нас, долго стоял и махал шапкой на прощанье.

Это был Семен Егорович Селиверстов - старший агроном совхоза.

- Сколько всюду на советской земле хороших людей, - подумал я и оглянулся на постепенно удаляющуюся фигуру своего попутчика.

В. Мерзляков

"Охота и охотничье хозяйство № 6 - 1960 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100