Калининградский охотничий клуб


Назарыч


фотоохотаМы сидим с Назарычем на завалинке его дома. Сумерки густо прикрыли землю, только на западе они еще не могли перебороть бледно-розовую полоску заката. В вечерней тишине плавно льется спокойный старческий тенорок:

- Здесь тепло, а в горах сейчас шубу надевать надо. И почему так получается? Ведь горы ближе к солнцу. Ты не знаешь? - задает он каверзный вопрос.

Я, как могу, объясняю. Чувствую, что старик слушает рассеянно, думая совсем о другом.

- Пришлось мне на своем веку побродить в горах. И все козел...

Я недоумевающе смотрю на него. Назарыч поясняет:

- В Забайкалье у нас горные козлы - первая дичь. Я за одним гонялся недели полторы. Сущий бес. Хочешь, покажу снимок?

Я заинтересовался. В прошлом году приобрел я себе "ижевку" последнего выпуска. Раза три ходил на перешеек. Но, кроме уток, убивать более крупную дичь не приходилось. Сейчас, когда разговор зашел об охоте, я почувствовал, как учащенно забилось сердце.

Вглядываясь в темноту, несколько минут мы оба молчим. В полутьме я угадываю высокую, чуть сутуловатую фигуру Назарыча. Несмотря на семьдесят с лишком лет, старик кряжист. Из-под закрученных усов, когда он затягивается цигаркой, белеют крепкие зубы. В свете цигарки вырисовывается полукружье глубокого во всю щеку шрама. Как-то мы купались с Назарычем в озере, и я удивился множеству рубцов на теле старика. На мой вопрос он неохотно пояснил:

- Оступился в горах...

- Ну, что, показать снимки? - Снова заговорил Назарыч. Мы заходим в помещение.

В высокой прохладной горнице уютно, чисто.

Отвернув фитиль лампы, Назарыч осторожно извлекает из тумбочки большой, завернутый в газету пакет. Тщательно распаковав обертку, достает альбом. На первом листе вместо ожидаемых мной семейных фотографий красуется, запрокинув голову и прижав к спине закрученные метровые рога, горный козел. Я сразу же подумал, это о нем только что говорил мне старик.

И Назарыч заговорил. Из рассказа старика я узнал подробности его памятной охоты.

...Дня три обследовал он окрестность вокруг охотничьей избушки. Однажды ему показалось, что на противоположной стороне склона мелькнула серая тень. На утро, захватив ружье и бинокль, он направился туда. Едва перешел ущелье и выбрался на скалы, как увидел шагах в двадцати от себя силуэт зверя. Козел стоял, гордо запрокинув голову, напружинившись всем телом. Рядом лежала самка.

Ошеломленный зрелищем, охотник застыл в изумлении, боясь пошевельнутся. Когда же он вскинул ружье к плечу, было уже поздно. Словно на крыльях, ринулись легкие животные в гору и скрылись за ближайшими скалами.

После этой встречи охотника тянуло в горы. То там, то здесь он натыкался на места лежек. Наконец, животных выследил еще. На этот раз ему удалось разбить пару в разные стороны и он начал преследование козла.

Больше недели шел охотник по следу, стараясь преградить козлу обратный путь. Несколько раз они встречались метрах в двухстах друг от друга. Постепенно козел стал привыкать к близости человека, но на выстрел не допускал.

Так постепенно Назарычу удалось загнать козла на самую вершину горы. Слева высилась отвесная скала, справа и спереди - ущелье. Козел на мгновенье остановился как бы в раздумье, потом повернул назад. Натянув на камень плащ и шапку, Назарыч в это время обходил скалу стороной.

Ветер дул в сторону охотника, и он сумел подкрасться к козлу незамеченным на 10-15 метров. Раздался легкий щелчок. Широко раскинув ноги и нагнув лобастую голову, козел бросился в ущелье, оставив на фотопленке свое изображение...

- Так появилась у меня эта фотография, - закончил свой рассказ охотник.

Я с интересом разглядывал снимки. На них были запечатлены разнообразные животные выпукло, ярко, четко.

Признаюсь, мне невольно подумалось, что старик фотографировал их где-нибудь в зоопарке, и история, рассказанная о горном козле,- плод его воображения. Эту догадку подтверждала старенькая, видавшая виды переломка двадцатого калибра, висевшая над изголовьем.

Я ушел от старика со смешанным чувством восхищения и недоверия.

На другой день, получив срочное задание, я надолго покинул село. Вернулся обратно месяца через три санным путем. Первым делом заглянул к Назарычу. Старик сидел около небольшого столика, тщательно набивая патроны. Моему появлению он очень обрадовался.

- Ко времени подоспел, - проговорил Назарыч, подставляя мне табурет. - Завтра пойдем на лисиц. Готовься.

...Я проснулся от стука в дверь. Бледнорогая луна заглядывала в незакрытое ставней окно, разливая по комнате голубоватый свет. На улице слышалось глухое покашливание старика.

Когда мы шли на лыжах по запорошенному снегом полю, я обратил внимание, что маскхалат на груди Назарыча как-то странно топорщится.

Светало.

Возле озера, на перепаханном под зябь поле, острый взгляд старого охотника заметил темную точку.

- Мышкует, - прошептал он, останавливая меня за рукав.

Я вгляделся в указанном направлении и, точно, узнал лисицу.

Назарыч жестом показал круг, обходи, дескать, а сам, отстегнув лыжи, слился со снегом.

Километра два кружил я по камышам, не спуская глаз с подпрыгивающей темной точки. Наконец, вышел в упор на лисицу. Она заметила меня и стала медленно отходить, временами делая стойку и наблюдая за мной.

Расстояние между лисицей и Назарычем сокращалось. Оставалось не более двадцати метров от охотника, когда лиса вновь остановилась, а затем, вскинувшись вверх, бросилась в сторону. Я ждал выстрела, но его так и не последовало.

"Что же он?!" - думал я с негодованием о Назарыче, нажимая на палки.

Когда я подъехал, старик стоял, тщательно застегивая футляр фотоаппарата. Лицо его сияло радостью. Широко улыбаясь, Назарыч протянул мне навстречу два огрубевших закорузлых пальца и гордо произнес:

- Два раза щелкнул. Снимок должен быть удачным!

Но, видя на моем лице огорчение, постарался утешить.

- Не тужи, следующий раз обязательно убьем. Мех-то у лисицы сейчас, того, слабоват...

Какой же глубины должно быть чувство, победившее охотничий азарт!

А. Барков

"Охота и охотничье хозяйство № 7 - 1960 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100