Калининградский охотничий клуб


Селезень


Охота на уток во второй половине августа мне всегда представляет особое удовольствие. Кажется - лучшего времени нет, особенно в Курганской области, где так много озер. В это время еще тепло, ярко светит солнце, деревья в зеленом наряде. На болотах и по берегам озер и речек - яркая зелень с еле заметным увяданием нескошенных трав. Одним словом - лето еще в полном разгаре. Но уже чувствуется его близкий конец. Повсюду гудят тракторы, комбайны, жнейки, косят поспевшие хлеба.

В один из таких погожих августовских дней, под вечер, я отправился на охоту. Проселочная дорога извивалась между больших массивов неубранных хлебов. Воздух был напоен вечерней свежестью, насыщен запахами полыни.

Я спешил попасть на вечернюю зорю пораньше. Строго говоря - перелеты уток здесь не прекращаются в течение всего дня - с раннего утра и до наступления полной вечерней темноты. Я решил остановиться на ближнем озере.

СелезеньЭто Круглое озеро метров триста в поперечнике; очень мелкое, такое мелкое, что его легко можно было пройти вдоль и поперек не раздеваясь: в самых глубоких местах вода едва доходила немного выше колена. Дно мягкое, но нетопкое. Низкие, заросшие осокой, берега были удобны для подхода. Между берегами проходила полоса воды, образу" коридор между высокими камышами. На этом озере я охотился и раньше.

У кромки камыша я снял ботинки, взял ружье и осторожно вошел в камыш. В теплую воду приятно погружались ноги. Выбрав удобное место на границе камышей, я затаился.

Разнообразен мир зарастающего озера. Сквозь прозрачную воду хорошо видно дно. Корни камыша далеко уходили в толщу торфа, образуя в нем прочные переплетения. По поверхности воды бегали длинноногие паучки. На листьях многочисленных кувшинок целые колонии различных насекомых. Из густых камышей доносилось кряканье.

На чистину то и дело выплывали утки и снова скрывались в зарослях. Утиные прогулки совершались метрах в 15-20 от меня, но я не стрелял. С полей тоже полетели на озеро стайки уток. Лёт усиливался. Утиные стайки пролетали в стороне от меня и стрелять было неудобно.

Так я простоял минут тридцать.

Одна стайка уток у кромки озера свернула на меня и со свистом стала снижаться к воде. Я выстрелил. Стайка в испуге дрогнула, ринулась в сторону и исчезла за ближайшим перелеском. Только один селезень из этой стайки штопором пошел вниз и с шумом упал на воду в нескольких метрах от меня.

Я пошел к селезню. Птица, увидев меня, замахала одним крылом и с криком закружилась на воде, а затем бросилась к камышам, но плыть быстро не могла. Красавец кряковый - селезень был ранен. Я взял его, вынес на берег и осмотрел: он был ранен в кончик крыла. Я подвязал крыло бинтом, положил селезня в сетку и направился домой.

Дома меня встретил пятилетний сын.

- Папа, это железень? Так называл он всех уток.

- И живой! - добавил он с восхищением.

Мы подготовили для раненого гостя жилище, отгородив угол комнаты. Затем накрошили хлеба и насыпали зерен пшеницы в тарелочку, а в банку налили воды. Селезень вначале испуганно озирался, потом забился в угол за ящик. Утром мы застали селезня в том же положении: ни корм, ни вода не тронуты. Пробовали сажать его в таз с водой. С криком и хлопаньем здоровым крылом он немедленно выбирался из таза, расплескивая воду. Во второй половине дня я взял ружье, посадил селезня в сетку и отправился на озеро. Я решил использовать селезня в качестве подсадной утки, привязав его к толстому стеблю камыша.

На воде селезень заметно оживился, стал осматриваться и поплыл. Когда натянулась веревка, он снова стал осматриваться.

Одна из пролетающих стаек заметила моего селезня и, сделав небольшой круг, стала снижаться. Я замер и ждал, когда утки сядут на воду. Но селезень, вытянув шею, стал неистово бить крылом и поднял истошный крик. Стайка мгновенно исчезла за ближайшими деревьями.

Лёт к вечеру усиливался. За короткое время селезень таким же способом отогнал от себя еще несколько стаек уток. Я отвязал храбреца. Селезень быстро скрылся в камыше.

Я простоял в камышах зорю и убил двух уток.

После каждую неделю я заходил на озеро проведать своего раненого, но каждый раз безуспешно. Очевидно, он таился в камышах.

В конце сентября я возвращался с охоты и встретил знакомого охотника.

- Смотрите, какой здоровяк и с перебитым крылом жил, - сказал он, показывая мне свою добычу.

Я взял селезня, рассмотрел и сказал:

- Это мой старый знакомый. И рассказал, как было дело.

А. Никитин

"Охота и охотничье хозяйство № 8 - 1960 г."


главная новости база охотнику оружие газета "РОГ" фото каталог собаководство рыбалка


k®k 2002-2012 Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100